Европейская ниша свободна для казахстанского льна

Шесть лет назад рынок Европейского союза преподнес сюрприз производителям льна: на Канаду, которая исторически поставляла эту масличную культуру в Европу, было наложено эмбарго на пять лет. Причиной стало использование генно-модифицированных семян. Одним из тех, кто воспользовался шансом занять освободившуюся нишу, стал Павел Лущак, директор крупного аграрного хозяйства «Найдоровское» из Карагандинской области

Павел Лущак.

Масляные перспективы

Сегодня у ТОО «Найдоровское» площади подо льном ежегодно растут, а отлаженная логистика позволяет поставлять товар в 18 стран мира.

- В числе наших покупателей - 15 стран Евросоюза, включая Германию, Бельгию, Данию, Швейцарию, Нидерланды, - перечисляет Павел Лущак. - Доставку мы осуществляем автотранспортом, в мешках и бигбэгах. И даже притом, что у Казахстана самое длинное транспортное плечо среди всех поставщиков - более 5 тыс км, покупатели готовы нести эти расходы и брать наш лён дороже. Причина в его качестве: природно-климатическая зона Центрального Казахстана льну очень хорошо подходит. У нас он вырастает с высокой масличностью, что позволяет его использовать для продовольственных и медицинских целей. В этой культуре содержатся полезные омега-кислоты, которые снижают риск сердечных заболеваний.

Павел Лущак – человек сугубо городской. В 90-х начал заниматься бизнесом в Караганде, создав несколько работающих в разных направлениях фирм, от торговли до недвижимости. Но в какой-то момент понял, что главные возможности лежат именно в аграрной сфере, и ушел в неё целиком. Сейчас даже свой офис он перенёс в село Акпан Осакаровского района, расположенное примерно на середине пути между Карагандой и Астаной.

Этот поселение было основано немцами, прибывшими в казахские степи еще по столыпинской реформе в начале XX века. Изначально оно носило название Neues Dorf («новая деревня», отсюда и «Найдоровское»). 

В середине 80-х прошлого века начался отъезд немцев на историческую родину, и в течение нескольких лет всё прежнее население покинуло насиженное место. Оставленные земли были разбиты на небольшие фермерские наделы и по большей части простаивали.

Минимум риска

Павел Лущак пришел в село в 2001. Оценил перспективы и начал активно развивать хозяйство. В первый год посевные площади составили всего 200 га. К нынешнему моменту общая площадь земель «Найдоровского» составляет 20 тыс га, большая часть которых занята пшеницей, льном и травами. Плюс к этому с 2014 появилось немного картофеля на поливных участках.  

В нынешнем году посевы распределились так: пшеница – 10500 га, лён – 4700 га, однолетние травы на сено - 3000 га. Структура отличается от большей части хозяйств региона, поскольку традиционно подавляющая часть земли тут занята пшеницей. Дело с том, что благодаря низкой влажности и высокой температуре лета Центральный Казахстан может похвастать идеальными условиями для выращивания твёрдых сортов зерна, лучших для производства муки.

Однако, как выяснили в «Найдоровском», и для льна условия оказались идеальными. Пять лет назад Павел Лущак первым среди аграриев Карагандинской области рискнул заняться этой культурой всерьез, посеяв для начала 1800 га. Риск себя оправдал: лён продемонстрировал исключительную холодо- и засухоустойчивость, выдерживая морозы до 4-5 градусов, при которых побеги той же пшеницы гибнут. Так что замена зерновых культур льном – это не просто диверсификация посевных площадей, но и диверсификация рисков.

- Урожайность льна в среднем составляет 15 ц/га и зависит от капризов природы меньше, чем урожайность зерна, - говорит Павел Лущак. - Что нас ещё радует, так это цена на лён, которая достаточно стабильна. В отличие от пшеницы, стоимость которой в последние годы двигалась от $80 до $350 за тонну в зависимости от объёма урожая, у льна цена составляет $350–400 за тонну и на этом уровне держится уже продолжительное время.

«Зелёное» решение

Серьезная работа со льном неожиданно вылилась в новый для «Найдоровского» опыт «зелёной» энергетики. Дело в том, что по технологии производства льняную солому положено удалять с полей. А это огромные объемы, которые нужно как-то использовать.

Поскольку солома жёсткая, представляющая из себя что-то вроде пакли, одно время рассматривался вопрос выпуска строительных материалов на её основе. Но потом нашли другой выход: сейчас в хозяйстве установлены две печи, работающие на льняной соломе. Первая печь была куплена в Польше и начал работать в 2011. Она применялась для обогрева помещений и в первую же зиму убедительно доказала свою эффективность.  Так что на следующий год фермер купил вторую печь, которая используется уже для сушилки зерна и льна. Экономический эффект потрясающий: 1 тонну дизельного топлива заменяют 3,5 тонн соломы. То есть, если бы в хозяйстве на сушке зерна использовали дизтопливо, в сутки это бы обходилось в 250 тыс. тенге. А солома обходится в 30 тыс. тенге (расходы на подвоз ее с полей). Таким образом, каждый месяц хозяйство экономит 6-7 млн тенге. При этом зола соломы – еще и качественное калийное удобрение.

- Находить такие решения – это кайф, - признается Павел Лущак. – Казахстан готовится принимать ЭКСПО-2017 по теме «Зелёная экономика», а мы на своем опыте уже убедились в эффективности этих технологий.

Без отходов

Дальнейшие планы развития «Найдоровского» связаны с началом строительства  в следующем году крупнейшей в области молочно-товарной фермы на 600 породистых коров. Скорее всего это будут голштино-фризы, закупленные  в Канаде. Параллельно с запуском фермы Павел Лущак рассчитывает продолжить свой опыт в альтернативной энергетике, установив работающую на стоках фермы биогазовую установку мощностью 1 мегаватт. Это позволит повысить экономическую эффективность всего проекта и решить разом сразу два вопроса: утилизации отходов и обеспечения энергией всего хозяйства. Возможно, что электричества хватит и на питание села Акпан.

Кстати, ещё немного об эффективности: в «Найдоровском» работает всего 20 механизаторов. Благодаря использованию современной техники они справляются со всеми 20 тыс. га земли хозяйства. И производительность труда механизаторов получается очень высокой – $150 тыс. в год на каждого. Это притом, что в среднем по Казахстану производительность труда работника в сельском хозяйстве едва превышает $3 тыс.

- Сейчас много говорят о том, как должна развиваться казахстанская экономика, - говорит Павел Лущак. – По моему мнению, основные наши перспективы связаны с аграрным сектором. У нас есть всё, чтобы стать мировыми лидерами в этой отрасли. И я говорю не только о земельных ресурсах, но главным образом о людях. Если в каких-то секторах промышленности мы потеряли квалифицированные кадры, то в сельском хозяйстве осталось много грамотных специалистов, готовых работать много и хорошо. При условии использования новых аграрных технологий, современной техники производительность труда у нас будет не ниже, чем в самых передовых странах.

Пример успешной конкуренции «Найдоровского» с производителями льна из Канады красноречиво подтверждает это мнение. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
14759 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
10 августа родились
Вера Сухорукова
заместитель председателя совета директоров группы компаний «БИПЭК АВТО – АЗИЯ АВТО»
Даулет Сембаев
экс-председатель Национального банка Республика Казахстан, член попечительского совета AlmaU
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить