Почему Алидар Утемуратов «занялся» смешанными единоборствами

Сегодня мировой рынок смешанных единоборств – один из наиболее быстрорастущих в стоимостном выражении

Нурбек Карабала
ФОТО: архив пресс-службы
Нурбек Карабала

Главные мировые бойцовские лиги сегодня могут достигать капитализации в миллиарды долларов. Так, например, в 2020 году известная лига UFC, по словам ее президента Даны Уайта, заработала $9–10 млрд. Ежегодно крупнейшие стриминговые сервисы заключают с UFC контракты по приобретению прав на трансляцию боев. К примеру, ESPN только в 2018 году платила Уайту $1,5 млрд. Уже в этом году, согласно данным агентства CNBC, компания Disney намерена приобрести лигу UFC примерно за $4,3 млрд.

В Казахстане профессиональные бойцовские лиги с качественным производством контента начали появляться только в последние несколько лет. Один из известных представителей индустрии – основатель известной промоушн-лиги Naiza Fighting Championship Нурбек Карабала. Он считает, что местный ММА-рынок уже сегодня способен выходить за пределы Казахстана в поиске новой аудитории. По его словам, в ближайшие три года о казахстанской индустрии ММА узнает 30% жителей СНГ. Этому в том числе способствует интеграция с мировыми звездами индустрии. Как зарабатывают на боях, и почему этот спорт коммерчески успешнее других дисциплин? Рассказывает Нурбек Карабала.

F: Нурбек, расскажите как появилась идея создать коммерческую лигу боев? Ведь раньше, чтобы прославиться, казахстанским бойцам приходилось уезжать и драться за рубежом.

– Действительно, раньше, даже если брать далекий 2012 год, был только один промоушен – Alash Pride. На местном уровне они раскачивались, бои показывали по телевидению, но главным образом признание ребята получали после того, как дрались в международных лигах. Здесь в основном речь шла о России. Иногда – о США. В России дрались тогда такие звезды, как Жуман Жумабеков, Асу Алмабаев, Жалгас Жумагулов, Сергей Морозов, Арман Оспанов. Там они заработали себе свое имя, а некоторые после ушли в американскую UFC. Наша лига Naiza изначально началась с идеи фанатов. Мы с 90-х годов смотрели UFC, видели бойцов, которые становились известными на весь мир. Скорее всего, вы тоже их знаете. Это Олег Тактаров, Ройс Грейси, Тито Ортис, Рэнди Кутюр.

Я знал, что наши ребята при правильном подходе, при правильной подготовке, при правильном направлении могут достичь результатов не хуже. Просто тогда менеджеров не было. Я сам родился в Жанаозене, а вырос в городе Кольсары, на западе Казахстана. Мы дрались на улицах – кому-то это доставляло удовольствие, ведь с опытом в драках приходил авторитет, появлялась популярность «на районе». Но многие ребята в итоге попали в тюрьму, стали инвалидами или и вовсе погибли. И я всегда говорил: надо создать площадку, очертить всё в спортивные границы.

F: И вы поняли, что этим бойцам можно платить и снимать бои на камеру…

–В 2013 году мы с друзьями сидели в подвале, я рассказывал о том, что хочу открыть новую бойцовскую лигу. Были конкретные идеи, как сделать хороший проект. Тем более я тогда дрался сам, был спортсменом, тренером. Поэтому  попросил друзей помочь деньгами. Мы тогда вечерами работали в охране, откладывали какие-то средства с зарплаты. В итоге каждый принес по 500 тыс.–1 млн тенге.

Решили организовать первый ивент. В июле 2013 года собрали на тот момент только обретавших имя бойцов – это Жалгас Жумагулов, Сергей Морозов и другие. Все собранные деньги ушли на организацию боев, на оплату перелетов и гонорары бойцам. Это оказался очень ресурсоемкий бизнес.

На начальном этапе наши турниры совсем не окупались – тогда таким бизнесом еще никто основательно не занимался, поэтому спонсоров найти не получалось. Уже на четвертый-пятый турнир мы начали организовывать поединки не на свои деньги – местные бизнесмены стали более заинтересованными, поскольку о нас заговорили. Бизнесмены давали деньги, а мы их рекламировали. Уже к шестому бою нами заинтересовалось телевидение, повторы наших боев начали крутить по телеканалу QazSport. Затем наши яркие бои оказались в новостях. Так мы стали известны, вышли на самоокупаемость, всё больше и больше партнеров хотели с нами сотрудничать.

Алидар Утемуратов
ФОТО: архив пресс-службы
Алидар Утемуратов

F: В какой-то момент вы стали партнерами с компанией Алидара Утемуратова DAR?

– Это произошло в ноябре 2020 года. Мне передали, что Алидар Булатович хочет встретиться. К тому моменту мы уже были на лидирующих позициях по качеству картинки, по качеству самих боев. В каждый наш турнир было вовлечено более 200 человек. Была рабочая структура, налажены все бизнес-процессы. А главное – была профессиональная команда.

К тому моменту DAR уже был активным игроком в сфере развития спорта и единоборств, у них были спортивные клубы, а в числе их бойцов – известный проспект UFC Шавкат Рахмонов. Благодаря партнерству нам удалось провести почти 40 ивентов. Только в 13 ивентах участвовало около 200 бойцов. В 2021 году DAR Team и Naiza провели 10 ивентов, на каждый турнир было затрачено порядка 60 млн тенге. Туда входят перелеты и проживание бойцов, гонорары (20 млн тенге), продакшн. Кроме этого, деньги идут на гранты детям из социально уязвимых слоев населения, а также на тренировки детей и юношей.

F: С расходами понятно. Из чего состоит структура доходов?

– Основные наши доходы можно разделить на четыре пункта. Первый – это «мерч», который, мы продаем фанатам. Второй – билеты на мероприятия. Третий – деньги, которые вносят наши партнеры и рекламодатели. Четвертый – это медиаправа. Последний пункт только начал развиваться в стране. Мы ведем переговоры с медиаорганизациями, чтобы начать работать по американской системе pay-per-view (PPV). Вероятно, мы создадим собственную медиаплатформу.

F: В июле 2022 мировая звезда ММА Хабиб Нурмагомедов прилетел на турнир Naiza в Актау. Там была страшная давка, один из организаторов толкнул полицейского, а после – его арестовали. Вы делали ставку на этот инцидент? Создать максимальный ажиотаж, увеличить охваты…

– Мы провели совместный турнир вместе с промоушеном Хабиба Eagle Fighting Championship. Всё это длилось пять дней, были встречи с детьми, фанатами. Сам турнир мы подогревали как могли. Алидар Булатович часто мне говорит, чтобы в сознании, в головах людей оставалась память о событии, нужно подогревать интерес аудитории. По Хабибу задача была поездить по региону, показать Каспийское море, скальную тропу, туристические места. Мы это сделали, даже на вертолете полетали с Хабибом. В любом случае всё, что произошло в Актау, засветилось во всех мировых изданиях. Думаю, городу Актау мы принесли очень большую пользу.

F: У вашей лиги есть потенциал для экспорта?

– Сегодня у нас рекламный охват – около 30 млн зрителей. Онлайн-турниры смотрят в среднем 2,5 млн человек. В 2020 году мы находились на 40-м месте во Fight Мatrix, а сегодня уже на 20-м. К концу года наша цель – войти в топ-10 мировых промоушенов из 350. В ближайшие три-четыре года мы планируем, чтобы в Казахстане о нас знало как минимум 30% населения. В СНГ – тоже не меньше 30%. Это Таджикистан, Узбекистан, Россия и другие страны. Хотим охватить какой-то процент и китайского рынка, выйти на страны Ближнего Востока.

Нурбек Карабала
ФОТО: архив пресс-службы
Нурбек Карабала

F: Сегодня появляется все больше новых лиг. Оцените этот рынок в деньгах.

– Я возьму нашу лигу. За полтора года наши обороты достигли 1,6 млрд тенге.

F: Планирует ли Алидар Утемуратов и DAR привезти UFC для титульного боя Шавката Рахмонова?

– В теории это может произойти. До конца года, по нашему плану, Рахмонов должен будет подраться один или два раза. В следующем году он выйдет на титульный бой. Привезти в Казахстан мероприятие можно, здесь точно продадут билеты по любым ценам, даже дороже, чем в США. Партнеров здесь тоже найдут. Но организация всего мероприятия может обойтись нам в три миллиарда тенге.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13536 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить