В какой зоне находится банковская система Казахстана

Если смиряешься с временным дискомфортом, важно знать и верить, что сегодняшнее неудобство воздастся в будущем большим благом

Проезжая развязку на Аль-Фараби – Навои, поймал себя на мысли, что не ностальгирую по прошлому виду этого перекрестка, а легкое раздражение от стройки, которую долгое время надо было объезжать, сменилось удовлетворением от результата: пропускная способность повысилась и ездить стало удобнее. И это главное. Пожалуй, так и в любой сфере жизни. Если смиряешься с временным дискомфортом, важно знать и верить, что сегодняшнее неудобство воздастся в будущем большим благом. Это характерно для всех сфер жизни и бизнеса, в том числе и для финансового сектора.

Стоит отметить, что за последние годы многие крупные банки пережили или полную или частичную смену собственников и, соответственно, топ-менеджмента. Это и приход иностранцев в такие финансовые институты, как Банк ЦентрКредит и АТФБанк, и установление государственного контроля над БТА, Альянс Банком и Темiрбанком. И если раньше тот или иной банк четко ассоци­ировался с тем или иным конкретным лицом или группой бизнесменов, то сегодня это далеко не так. И прошлые «звезды» банковской аллеи славы из числа топ-менеджеров ведущих банков также ушли в тень. Является ли такая ситуация более естественной, чем кредитный бум и в целом банковский расцвет 2000-х годов? Ответ на этот вопрос надо искать не в текущих реалиях, а в понимании ситуации в целом и тенденций, которые ею управляют. Ведь фактически наша банковская система находится в зоне повышенной сейсмики, и процессы переформатирования банковского ландшафта идут полным ходом.

Тенденции мировые и казахстанские в чем-то схожи, но в отдельных показателях весьма отличны. Так, например, различие между нашими и мировыми трендами в динамике соотношения между активами банковской системы, ВВП и внешней задолженностью республики за последние лет пять. По итогам 2011 года отношение активов банков к ВВП снизилось до 50%, что соответствует уровню 2004 года, в то время как, например, в 2007 году оно достигало 92%. И все это на фоне бурного роста ВВП до $186 млрд в 2011 году, что более чем в 4 раза превышает уровень 2004 года и в 1,8 раза уровень 2007 года. При этом, несмотря на все перипетии мирового финансового кризиса, внешний долг республики продолжал плавно расти и составил $123,8 млрд в 2011 году параллельно с увеличением доли так называемой межфирменной задолженности до почти половины от размера внешнего долга частного сектора. В то же время внешний долг казахстанских банков снизился весьма существенно – с $46 млрд (2007) до $14,6 млрд (2011).

Что кроется за этим нагромождением чисел? Если коротко, то речь идет о снижении роли и места банков в экономике Казахстана. Какие эффекты имеет этот процесс? Такая тенденция уменьшает шансы на развитие для тех отраслей экономики, которые не связаны с экспортом природных ресурсов. Рост внешнего долга Казахстана и межфирменной задолженности четко указывает на источник финансирования экспорт­но ориентированных отраслей. В то время как любые форумы, посвященные проблемам малого и среднего бизнеса, акцентируют внимание прежде всего на дефиците денег.

Лично мне не нравится это определение – «малый и средний бизнес». Не нравится, потому что обходит стороной или даже принижает тот факт, что именно малый и средний бизнес в любой развитой стране поит, кормит и одевает ее жителей. Не в смысле «торгует продуктами и одеждой», а в смысле «производит». Хотя структура кредитного портфеля МСБ в нашей стране говорит прежде всего о преобладании сектора торговли (40%) и совершенно недопустимом с точки зрения национальных интересов положении промышленности (10%) и сельского хозяйства (5%).

В этой ситуации многие ругают планы и разнообразные программы развития или поддержки. С моей точки зрения, планы и программы нужны, однако они будут эффективными только в том случае, если вся экономика, включая финансовый сектор, движется сонаправленно к общей цели. Иначе получится «лебедь, рак и щука», когда заявленные цели программ говорят о развитии несырьевого сектора экономики, в то же время финансовый сектор обес­кровливает экономику и по факту «играет» на фиксацию роли страны в качестве сырьевого поставщика. Стенать здесь неконструктивно, потому что от нашего понимания и от наших инициатив, в том числе, зависит ясность общих целей и синергия движения к ним.

Будущее казахстанской банковской системы – это будущее той части экономики страны, которая ориентирована не на экспорт нефти и металлов, а на производство продуктов питания, одежды, обуви, строительных материалов и всего того, что составляет основу благосостояния нации. Именно эту цель необходимо взять за ориентир для экономики страны, и тогда место и роль банков станет естественным продолжением такой политики.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5703 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
17 сентября родились
Серик Тульбасов
владелец компании TS Development
Тимур Жаксылыков
Член коллегии (министр) Евразийской экономической комиссии по экономике и финансовой политике
Яхия Чудров
председатель совета директоров АО «Западно-Казахстанская РЭК»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить