Террор и месть: почему не видать конца войны на Ближнем Востоке

19887

Палестинцы и израильтяне вряд ли в ближайшее время смогут договориться о мире в текущей ситуации

Фото: © Depositphotos.com/lucidwaters

В 2002 году во время визита в Рамаллу лауреат Нобелевской премии, португальский писатель Жозе Сарамаго сравнил условия жизни палестинцев на Западном берегу реки Иордан с уничтожением евреев в Освенциме. Эта невероятная ремарка спровоцировала бурю международного возмущения, но Сарамаго заявил, что, поскольку он интеллектуал, его обязанность заключается в том, чтобы «делать эмоциональные сравнения, которые, шокируя людей, помогают им понять».

Сарамаго был далеко не первым (и, конечно, не последним), кто вспоминал о попытке нацистской Германии полностью ликвидировать еврейский народ для того, чтобы осудить действия еврейского государства. В последнем томе «Изучения истории», опубликованном в 1961 году, британский историк Арнольд Тойнби постулировал, что через сионизм «евреи Запада впитали нееврейскую цивилизацию Запада, причём в наиболее неудачной из всех возможных форм. Они впитали западный национализм и колониализм». По его мнению, «захват домов, земель и имущества 900 тысяч палестинских арабов, которые теперь превратились в беженцев», находится «на одном моральном уровне с худшими преступлениями и несправедливостями, совершёнными в течение последних четырёх или пяти столетий нееврейскими завоевателями и колонистами из Западной Европы в зарубежных странах».

Каждое из этих утверждений является абсурдным: знак равенства между преступлениями нееврейского Запада и «нееврейской цивилизацией Запада»; идея, что большинство европейских евреев, мигрировавших в Израиль, были националистами, завоевателями и колонизаторами, а не лишёнными дома беженцами, которые спасались от погромов и геноцида; попытка морального приравнивания захвата палестинских земель и имущества (хотя и предосудительного) к экстремальному насилию против незападных народов со стороны западных колонизаторов. Можно лишь надеяться, что Тойнби здесь не подразумевал, среди прочего, преступления нацистской Германии.

Хотя история полна случаев массовых убийств, попытка нацистов уничтожить целый народ, руководствуясь нелепой расистской идеологией, по-прежнему не имеет никаких параллелей. Сравнение этой попытки с другими формами насилия (такие сравнения могут делаться злонамеренно или из чистого невежества, например, когда американский конгрессмен Уоррен Дэвидсон сравнил обязательное вакцинирование от Covid-19 с Холокостом) – это не просто неправильно, но и деструктивно. Подобные сравнения неизбежно превращают зверские преступления, совершённые против евреев в 1930-е и 1940-е годы, в банальность, и они искажают наше понимание текущих событий.

Однако аналогии с Холокостом сегодня вновь используются для описания трагических событий, которые разворачиваются в секторе Газа. На совместной пресс-конференции с немецким канцлером Олафом Шольцем премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху повесил на ХАМАС ярлык «новых нацистов». Он отметил, что «мы увидели дикость убийц из ХАМАСа, которые пришли из сектора Газа и совершили худшие преступления против евреев со времён Холокоста».

Заявления Нетаньяху, несомненно, отражают мнение многих израильтян. Я, например, слушал одного из израильских критиков Нетаньяху, который заявил, что нынешняя ситуация похожа на 1940 год, а война против ХАМАС – это «война против зла», и её нужно выиграть путём «полного уничтожения» врага. Однако совершённые ХАМАС 7 октября чудовищные убийства более 1400 израильтян, скорее, сравнимы по своим масштабам с жестоким погромом, чем с почти полным уничтожением европейского еврейства.

Совершенно естественно, что израильтяне оказались глубоко шокированы злодейской атакой ХАМАС. Первичным мотивом основания Израиля было создание безопасной гавани для евреев и обеспечение безопасности для меньшинства, которое преследовалось в течение столетий. Гарантия защиты евреев от убийств была основой привлекательности Нетаньяху. Об Израиле в качестве бастиона, защищающего от второго Холокоста, говорили несколько поколений израильских лидеров.

То, что палестинцам пришлось страдать из-за желания евреев чувствовать себя в безопасности в собственном государстве, это трагедия, которую ещё в 1919 году предвидел Давид Бен-Гурион, основатель современного Израиля. Прошло всего два года после объявления британским правительством о своей поддержке идеи «национального дома для еврейского народа» в Палестине, а Бен-Гурион уже отмечал: «Нет никакого решения. Мы хотим, чтобы Палестина была нашей страной. Арабы хотят, чтобы она была их страной. Я не знаю, какой араб согласится, чтобы Палестина принадлежала евреям».

С тех пор было много насилия, ошибочных расчётов и недобросовестности с обеих сторон. Во многом, как и Бен-Гурион до него, Нетаньяху считает, что этот конфликт невозможно урегулировать, им можно только управлять. Сея политические раздоры среди палестинцев, расширяя еврейские поселения на Западном берегу реки Иордан и инициируя периодические наступательные военные операции в секторе Газа, Нетаньяху полагал, что сможет удерживать контроль над палестинцами и гарантировать безопасность Израиля. Хотя эта стратегия с треском провалилась, параллели между действиями израильского правительства и действиями нацистской Германии являются одновременно спорными и, почти несомненно, антисемитскими.

В то же время утверждения израильских лидеров, что война против ХАМАС представляет собой экзистенциальную битву добра и зла, лишь усугубят ситуацию. Зло – это концепция, которые принадлежит к области метафизики, а не политики. Как говорил Бен-Гурион, в фундаментальном смысле суть израильско-палестинского конфликта сводится к земле и суверенитету. А такие споры требуют политического урегулирования.

Но пока израильским лидерам мерещатся ворота Освенцима в каждом случае палестинской враждебности, не может быть никакого урегулирования. Возможно только тотальное доминирование.

То же самое можно сказать и о палестинцах. До тех пор пока они будут считать израильтян злом, «поселенцами-колонизаторами», пока они будут сравнивать их с нацистами, чудовищные теракты, подобные терактам 7 октября, будут прославляться как храбрые и необходимые акты сопротивления. На сегодня ситуация такова, что до политического урегулирования очень далеко, учитывая весь травматичный круг террористического насилия и жестокой мести. Однако в войне против зла урегулирование будет просто невозможно.

© Project Syndicate 1995-2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить