Русский буревестник Си Цзиньпина

21063

Лидер ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин, возможно, сыграл отведённую ему роль, когда, согласно сообщениям прессы, встретился 29 июня с президентом России Владимиром Путиным в Кремле

Евгений Пригожин
Евгений Пригожин
Скриншот YouTube

Но несмотря на это показательное шоу единения, от внимания председателя КНР Си Цзиньпина не ускользнул тот факт, что публичный июньский мятеж Пригожина серьёзно ослабил российское руководство. Поскольку Украина ведёт контрнаступление, а потери России на полях сражений растут, «безграничное» партнёрство Си с Путиным быстро превращается в военный пассив для Китая.

Да, разумеется, Китай утверждает, что неудачный путч ЧВК «Вагнер» не поставил под угрозу сотрудничество страны с Кремлём. Спустя всего несколько часов после остановки Пригожиным марша на Москву Коммунистическая партия Китая выступила с заявлением, в котором этот бунт был назван внутренним делом России. Внутри Китая новости о восстании Пригожина появлялись крайне редко, потому что цензоры зачищали социальные сети Китая от любых намёков на это унижение Путина. Государственные СМИ, как и положено, продолжали говорить о поддержке китайским режимом России; западную реакцию они называли чрезмерной, а позиции Путина – надёжными.

Понятно, что Си Цзиньпин будет сохранять фасад, ведь он так часто нахваливал китайские связи с Россией и свои личные отношения с Путиным. За последние десять лет они встречались уже примерно 40 раз, регулярно заявляя об общности своего мировоззрения. Путин начал вторжение в Украину вскоре после того, как Си объявил об их партнёрстве «без границ», а публичные рукопожатия во время мартовского визита Си в Москву (спустя три дня после того, как Международный уголовный суд обвинил Путина в военных преступлениях и выдал ордер на его арест) должны были показать, что их узы по-прежнему сильны.

В многополярном мире, который пропагандирует Китай, Россия остаётся ключом к сдерживанию США и их союзников. «Всестороннее стратегическое партнёрство», о котором Си и Путин объявили в марте, включает всё – от сотрудничества в сфере «дедолларизации» до проведения параллельной политики в Иране, Сирии и Африке, где инвестиции и возросшая роль Китая дополняют расширяющееся военное и политическое присутствие России. Несмотря на негативные последствия российской агрессии против Украины, Си подчёркивает, что китайская стратегия в отношении России «не изменится ни при каком повороте событий… вне зависимости от возможных изменений международного ландшафта».

Си также всегда помнит о необходимости поддержания стабильности внутри страны. Последнее, что нужно китайской экономике, которая уже испытывает нарастающие проблемы, это трудные отношения с Россией. Торможение темпов роста промышленного выпуска, слабый потребительский спрос, вялый экспорт – всё это препятствует восстановлению китайской экономики после пандемии Covid. Хотя на долю России приходится лишь 3% всей торговли Китая, объёмы двусторонней торговли в 2022 году выросли на 30%, а в этом году (по состоянию на май) они выросли ещё на 41%. Китай покупает у России нефть и газ с большими скидками, а его экспорт помогает России выдерживать войну и сохранять экономику на плаву.

Кроме того, Си серьёзно вложился в китайско-российское военное сотрудничество. Под его руководством отношения с Россией в сфере обороны активизировались после российской аннексии Крыма в 2014 году и её проникновения в восточную Украину, даже несмотря на введённые после этого санкции. Хотя с 2020 года двустороннее сотрудничество в сфере обороны, судя по всему, прекратило рост, Китай продолжает получать выгоды от доступа к передовому российскому оружию, военным обменам, совместным учениям и высокотехнологичным системам – авиационным, морским и раннего предупреждения.

Впрочем, хотя подобные материальные активы весьма важны, Китай не может игнорировать рост нематериальных пассивов, которые возникают из-за его связей с Россией. Согласно оценкам британского военного командира, после 16 месяцев провалов на полях сражений боевая эффективность российских вооружённых сил снизилась на 50%, а в США число погибших российских военнослужащих оценивают в более чем 100 тысяч, причём считая только с декабря.

Можно уверенно предположить, что в самом Китае генералы одновременно поражены и разочарованы всеми этими результатами. В последний раз Китай вёл войну почти полвека назад – против Вьетнама. Но любые имевшиеся у страны надежды на то, что победная российская стратегия и тактика в Украине помогут ей сделать новые полезные выводы, теперь пошли прахом.

Факторы, которыми объясняются провалы Путина, должны тревожить Си Цзиньпина лично. Достаточно посмотреть на конкурирующие цепочки командования в России и на постоянную смену российских генералов в Украине. Военному руководству Китая теперь придётся лишь гадать, чего ему можно ожидать в ходе любого конфликта в Восточной Азии, который потребует совместных действий с Россией.

Даже без учёта некомпетентности и неразберихи в Кремле, согласно выводам финансируемого американским правительством Центра военно-морского анализа (CNA), России и Китаю предстоит пройти ещё долгий путь для создания эффективного военного партнёрства. На сегодня «эпизодическое учреждение центров совместных операций и периодическое использование двумя странами военных объектов друг друга являются единственными примерами продвинутого военного сотрудничества».

Но ещё важнее для Си Цзиньпина тот факт, что запутанный процесс принятия решений в России не ограничивается лишь полем боя. По мнению Михаила Комина из Фонда Карнеги, вялая реакция армии на пригожинский путч заставляет задаться фундаментальными вопросами о её лояльности. Си уже знаком с этой проблемой. В 2010-х годах в рамках тотальной антикоррупционной кампании он проводил публичную чистку в китайской армии, искореняя конкурентов и критиков. Можно лишь гадать, о чём он задумывался, когда ЧВК «Вагнер» шла маршем на Москву, а российские вооружённые силы ничего не делали.

У Китая, несомненно, есть собственные оценки Пригожина и тех военных руководителей России, которым он бросил вызов, а именно министра обороны Сергея Шойгу и начальника Генштаба Валерия Герасимова. Но это лишь одни из многочисленных игроков в кремлёвской междоусобной борьбе за положение и привилегии.

В числе этих других игроков – предшественники Шойгу и Герасимова Анатолий Сердюков и Николай Макаров соответственно. Десять лет назад, напоминает нам Комин, они руководили программой реформ, направленной на перестройку армии. По её итогам были уволены примерно 80% полковников российской армии и 70% майоров. Такая зачистка открыла двери для новых офицеров, которые не считают себя чем-то обязанными нынешнем руководству. Эти игроки располагаются во всех 11 часовых поясах России на всех уровнях цепочки командования, и можно лишь гадать, кому в итоге они лояльны.

Ещё предстоит увидеть, не изменит ли фундаментальным образом это сомнительное единство российской цепочки командования стратегические расчёты и глобальные планы Си. Тот факт, что после пригожинского мятежа российские службы безопасности, по сообщениям прессы, задержали как минимум 13 старших военных офицеров и отстранили или уволили ещё 15, может лишь ещё больше встревожить Пекин. Но пока что Си будет делать вид, будто он никак не может обойтись без Путина, даже ослабленного и униженного.

© Project Syndicate 1995-2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить