Почему рост зарплат в США - это заслуга «байденомики»

22408

На фоне глобального инфляционного давления и геополитической турбулентности рынок труда в США переживает серьёзные изменения: уверенно растут реальные зарплаты, особенно малые и средние

Фото: Depositphotos/gints.ivuskans

Эта тенденция радикально отличается от тенденций предшествующих десятилетий, когда росло неравенство, а зарплаты стагнировали. И она бросает вызов господствующим настроениям экономического пессимизма. Напротив, она показывает динамичность на рынке труда, которая опирается на эффективную политику, призванную «залечить раны» после пандемии Covid-19 и последующих экономических шоков. 

Доказательства убедительны. Как показывается в новом исследовании (я являюсь его соавтором совместно с Дэвидом Отором и Энни Макгрю), со времён начала пандемии темпы роста зарплат у большинства американских работников опережают темпы роста стоимости жизни. Обновлённые данные показывают, что в категории средних (то есть между 40-м и 60-м процентилями) реальные, с учётом инфляции, зарплаты в декабре 2023 года были на 3,9% выше, чем в декабре 2022 года, и на 6,6% выше, чем декабре 2019 года. Аналогичный прирост реальных зарплат можно увидеть и в статистике организаций.

Важно, что реальные зарплаты среднего квинтиля сегодня не просто выше, чем до пандемии, но и немного выше, чем можно было ожидать, исходя из тенденций 2015-2019 годов. Иными словами, покупательская способность типичного американского работника выросла как минимум так же, как она могла вырасти, если бы не было глобальных проблем из-за пандемии и геополитических конфликтов.

Чтобы измерить темпы рост американских зарплат во время пандемии, нужно учитывать так называемый структурный эффект. В 2020-м и 2021-м изменения средней зарплаты объяснялись в большей степени изменениями в структуре рабочей силы, чем реальным увеличением выплат. Исчезновение низкооплачиваемых рабочих мест изначально привело к повышению средней зарплаты, но к 2022 году эта проблема была в основном решена: занятость вернулась к нормальным уровням, что позволяет делать корректные сравнения. Именно поэтому зарплаты 2022-23 годов полезней сравнивать с периодом до пандемии, чем с 2021 годом.

Однако, если мы всё же хотим сравнить нынешние зарплаты с зарплатами 2021 года, тогда более информативным будет сравнение зарплат один и тех же людей в течение этого времени. И здесь мы видим, что у работников из среднего квинтиля рост реальной зарплаты в 2021-2022 годах отчасти сдерживался инфляцией: среднеарифметический рост за год составил 1,2%, а медианный – минус 1,1%. Однако в прошлом году ситуация значительно улучшилась: среднеарифметический рост составил 3,3%, а медианный – 1,3%. Впрочем, здесь важно отметить, что из-за ограниченности данных эти показатели не учитывают значительный прирост зарплат у людей, которые вернулись на рынок труда в этот период, и поэтому они занижают общий прирост зарплат в американской экономике.

Примечательно, что наиболее значительный рост зарплат произошёл в нижней части пирамиды зарплат. Накануне пандемии в нижнем квинтиле наблюдался рост реальных зарплат на 9%, в то время как в трёх следующих квинтилях он равнялся 5-7%. Между тем для тех, кто входит в число первых 20% пирамиды распределения доходов, цены росли быстрее, чем зарплаты. Такое изменение тенденций роста в пользу низких и средних зарплат помогает устранить давнее неравенство: в течение последних 50 лет повышение зарплат оказывалось непропорционально выгодней людям с самой высокой зарплатой.

Быстрый рост доходов работников с низкой и средней зарплатой можно объяснить необычным дефицитом предложения на рынке труда, который усиливался так называемой «Большой перестановкой» («Great Reshuffle»). Из-за обилия вакансий и острого соперничества за талантливые кадры на рынке труда усилилась конкуренция, что позволило работникам поменять плохую работу на хорошую. Переход американских работников на лучше оплачиваемые рабочие места сыграл ключевую роль в сокращении неравенства между теми, кто получает высокую и низкую зарплату, и, возможно, способствовал росту производительности. Ситуация резко отличается от событий после Великой рецессии, когда аналогичная перестановка не состоялась, поскольку не получила достаточной бюджетной поддержки.

Кроме того, нынешний прирост зарплат помог частично смягчить рост неравенства, который негативно влиял на работников с низкими и средними доходами в течение последних сорока лет: оказались нивелированы почти 40% роста разницы зарплат между 90-м и 10-м процентилями за этот период. Примечательно, что зарплаты работников-афроамериканцев резко увеличились в сравнении с их белыми коллегами, что развернуло вспять сорокалетнюю тенденцию. А если мы сравним темпы роста зарплат одних и тех же людей (даже во время взрывного роста инфляции в 2021 и 2022 годах), тогда среднеарифметический рост реальных зарплат у работников трёх нижних квинтилей составит 6,8%, а медианный – 1,2%. У большинства работников с низкими и средними зарплатами они росли даже во время пика инфляции.

Однако этот бум зарплат не был чем-то неизбежным. Более того, США – единственная страна «Большой семёрки», где наблюдается существенный прирост реальных зарплат в последние годы. Если у американских работников зарплаты увеличились на 2,8% с конца 2019 года, то у работников в других экономически крупнейших странах они стагнировали или даже снижались: эти показатели варьируются от роста на 0,2% в Канаде до спада на 9% в Италии.

Положительная траектория изменения зарплат в Америке не является случайностью. Это доказательство эффективности проактивных бюджетных мер, предпринятых во время пандемии, в особенности «Плана спасения Америки» президента США Джо Байдена. Сосредоточившись на устранении проблем на рынке труда, США сумели восстановить рабочие места, смягчить разрушительные последствия спада и добиться устойчивого роста зарплат, несмотря на глобальные ценовые шоки (которые, к счастью, ослабевают).

Более того, как показывает наше исследование, дефицит предложения на рынке труда сыграл ключевую роль в повышении зарплат более высокими темпами, чем темпы инфляции. Эти выводы свидетельствуют о важности мер, помогавших усилить дефицит предложения рабочей силы в этот период, и подчёркивают эффективность макроэкономических подходов нынешней администрации. Хотя некоторые обозреватели критикуют бюджетную политику Байдена, устойчивость рынка труда в США, на котором, несмотря на резкое снижение инфляции, растут и зарплаты, и количество рабочих мест, демонстрирует, что выгоды быстрого восстановления этого рынка перевесили издержки.

Да, конечно, в последние четыре года инфляция цен оказала более заметное влияние на семьи с низкими доходами, чем на семьи с повышенными доходами. Но даже если учесть эти различия, будет очевидно, что у низкооплачиваемых работников зарплаты выросли намного сильнее.

Хотя сохраняются серьёзные проблемы, меры, содействующие полной занятости (в частности, предпринятые нынешней администрацией), сыграли критическую роль в повышении темпов роста зарплат и в сокращении разницы в оплате труда. На фоне приближения ноябрьских президентских выборов в США важно признать пользу этих экономических решений, которые оживили рынок труда и улучшили перспективы оплаты труда работников.

Упомянутые в статье оценки и связанные с ними данные подробней обсуждаются здесь.

Ариндраджит Дубепрофессор экономики в Массачусетском университете в Амхерсте, исследователь в NBER, научный сотрудник Института экономики труда (ILE), исследователь в инициативе Массачусетского технологического института «Определение будущего труда»

© Project Syndicate 1995-2024 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить