Почему для спасения демократии нужно закрыть налоговые офшоры

15355

Люди стараются уклониться от уплаты налогов с незапамятных времён, но глобализация превратила легальное и нелегальное уклонение от налогов (а также отмывание денег) в прибыльную бизнес-модель

ФОТО: © unsplash.com

На протяжении последних десятилетий налоговые офшоры, в том числе Каймановы острова, Бермуды, Кипр и Ирландия, давали корпорациям и богачам возможность прятать свои прибыли и богатства в беспрецедентных масштабах.

Хотя крайне трудно определить количество богатств, хранящихся в офшорных налоговых гаванях, в одной из публикаций 2018 года приводилась такая оценка: в юрисдикциях с низкими налогами хранится эквивалент 10% мирового ВВП. Целый ряд утечек, опубликованных в последние годы и привлёкших много внимания (в их числе «Панамские документы», «Райское досье», «Архив Пандоры»), помогли пролить свет на эту теневую финансовую систему, а также на схемы уклонения от налогов, которые использует мировая элита, деловая и политическая. Каждое из этих разоблачений становилось причиной бурного общественного негодования и требования реформ. Даже папа Франциск объявил, что нелегальное уклонение от налогов – это грех.

Налоговые офшоры играют важную роль в поддержке авторитарных режимов, и этот факт стал особенно очевиден после вторжения России в Украину, которое подчеркнуло срочную необходимость обуздания офшорной финансовой системы. Впрочем, оно показало также, насколько мало прогресса пока что достигнуто. Например, ещё в 2013 году ОЭСР предложила план борьбы с «Размыванием налоговой базы и выводом прибылей» (сокращённо BEPS). Это пакет реформ корпоративного налогообложения, призванных гарантировать, что транснациональные компании выплачивают надлежащую долю налогов. Но хотя 138 стран поддержали план BEPS, достижения пока что весьма скромны. В 2020 году в одной из статей отмечалось, что в рамках BEPS не удалось утвердить необходимые бухгалтерские стандарты, поэтому эта программа оказалась плохо подготовлена к борьбе с некоторыми наиболее вопиющими формами легального и нелегального уклонения от корпоративных налогов.

Одна из причин отсутствия прогресса в том, что BEPS и аналогичные программы неизбежно наталкиваются на проблему коллективных действий: чтобы налоговые реформы стали эффективными, все страны должны согласиться их провести. Но если одни страны хотят бороться с уклонением от налогов, то у других находятся стимулы привлекать иностранный капитал путём снижения налоговых ставок или путём затруднения обмена информацией. Ситуация осложняется тем фактом, что многие западные страны годами получают выгоду от незаконно нажитых богатств, позволяя отмывать их через покупку недвижимости в таких городах, как Лондон и Нью-Йорк. В результате усилия по продвижению глобальной налоговой реформы застопорились.

Тем не менее эта битва ещё очень далека от завершения. Увеличение размеров госдолга и дефицита бюджета заставляет правительства западных стран искать новые источники доходов, и налоговые офшоры становятся для них очевидными мишенями. Кроме того, недовольство общества неравенством в уровне доходов и богатства создаёт значительное давление на власти, от которых требуют серьёзно взяться за индустрию уклонения от налогов в офшорах.

Впрочем, реальным поворотным моментом стала война в Украине. Президенту России Владимиру Путину и его «друзьям» приписывают использование компаний-пустышек в налоговых офшорах для финансирования [...] вмешательств в выборы в других государствах, подрыва демократических институтовпроизводства пропаганды и фейковых новостей.

Центральную роль в этой деятельности играют российские олигархи, давно считающиеся марионетками путинского режима. Они используют средства, спрятанные в различных офшорных гаванях, для укрепления связей с крайне правыми экстремистами в Европе и США. [...] В 2014 году, когда французская крайне правая партия «Национальное объединение» (тогда называвшаяся «Национальный фронт») получила кредит размером $12 млн от одного российского банка, основатель этой партии и её бывший лидер Жан-Мари Ле Пен получил дополнительный кредит размером $2,5 млн от кипрской офшорной компании, связанной с бывшим агентом КГБ.

Все эти позорные случаи считались изолированными и единичными, но после полномасштабного вторжения России в Украину в феврале прошлого года они стали рассматриваться как часть системной атаки на западные демократические страны. Годами путинские олигархи активно использовали российские средства из офшоров (согласно оценкам, они примерно в три раза больше официальных валютных резервов России) для финансирования дружественных Кремлю пропагандистских изданий, аналитических центров, крайне правых политиков, радикальных группировок.

Шокированные российской агрессией, западные правительства быстро ввели санкции против политических союзников Путина, заморозив активы российских олигархов и арестовав их яхты и виллы. Но они лишь скребут по поверхности. Если западные правительства действительно хотят защитить себя и всех остальных от российского вмешательства, они обязаны всерьёз заняться борьбой с налоговыми офшорами, которые не позволяют западным правительствам в полной мере добиться соблюдения режима экономических санкций. Кроме того, крайне важно наказать финансовые учреждения, благодаря которым становятся возможными схемы отмывания денег, подобные, например, «Русской прачечной»; как сообщает пресса, так действовали австрийский Meinl Bank и ряд других банков.

Некоторые, в том числе премьер-министр Украины Денис Шмыгаль, приводят аргументы, доказывая, что Россия должна покрыть часть стоимости восстановления Украины (сегодня она оценивается более чем в $1 трлн). Для этих целей международное сообщество могло бы использовать офшорные богатства российских олигархов. В дополнение к замороженным активам, принадлежащим российскому правительству и госпредприятиям, большое количество денег на реконструкцию можно найти в лондонском районе Мейфэйр, в Куршевеле и на озере Комо.

Наглядно иллюстрируя создаваемую офшорной финансовой системой опасность для основанного на правилах мирового порядка, война в Украине даёт западным правительствам уникальный шанс установить более справедливое налогообложение, сократить неравенство, обуздать коррупцию, устранить угрозы глобальной стабильности. Если мы упустим этот шанс, нам придётся дорого расплачиваться за это – в виде упущенных налоговых доходов, усилившейся эрозии демократии, потерянных человеческих жизней. Перефразируя Ленина, мы не должны позволить России продать нам верёвку, на которой мы сами себя повесим.

Юрий Городниченко, профессор экономики в Калифорнийском университете в Беркли

Илона Сологуб, редактор платформы VoxUkraine

© Project Syndicate 1995-2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить