Почему борьба за биоразнообразие так же важна, как и меры против глобального потепления

9501

Мегапроблемы, навалившиеся сегодня на мир (от Covid-19 до изменения климата), подчёркивают взаимозависимость между людьми, планетой и экономикой

ФОТО: pixabay.com

Прокладывая курс для перезапуска роста мировой экономики и для стимулирования зелёного, устойчивого и инклюзивного развития, мы не должны игнорировать эту взаимосвязь. Природа (то есть биоразнообразие и то, что дают здоровые экосистемы) занимает центральное место в выполнении этой задачи, особенно в развивающихся странах, где беднота в сельских районах обычно сильно зависит от природы и наиболее уязвима в случае её истощения.

Сегодня, когда международное сообщество собиралось в Монреале на саммит ООН по биоразнообразию – конференцию СОР15, мы должны ещё раз подтвердить необходимость инвестиций в природу, причём в тандеме с климатическими действиямиПоловина мирового ВВП создаётся отраслями (от сельского хозяйства и лесной отрасли до рыболовства), которые в умеренной или сильной степени зависят от экосистем, а две трети мировых урожаев зависят, по крайней мере частично, от опыления при помощи животных.

Однако эти жизненно важные природные активы находятся под возрастающей угрозой. Почти миллион видов растений и животных сегодня оказались на грани исчезновения, а от 60% до 70% мировых экосистем деградируют быстрее, чем могут восстановиться. Согласно оценкам Всемирного банка, страны с низкими доходами могут потерять около 10% своего годового ВВП к 2030 году, даже если коллапс экосистем затронет лишь некоторые виды их услуг, например, природное опыление, продукты морского рыболовства, лесоматериалы из естественных лесов.

Природные потери тесно связаны с изменением климата. Сегодня мы знаем, что эти два кризиса взаимно усиливают друг друга, что может привести к потенциально мрачным последствиям для здоровья экосистем во всём мире. Для борьбы с изменением климата нам необходимы сильные, полные жизни леса и здоровые океаны, способные поглощать углекислый газ; но изменение климата ставит все эти системы под угрозу.

Защита биоразнообразия и экосистем – это ключ к раскрытию экономических возможностей, которые способны помочь процветанию местных сообществ. Согласно оценкам, переход к более устойчивым методам производства продовольствия, строительства городов и инфраструктуры, генерации электроэнергии позволит создать к 2030 году новые бизнес-возможности на сумму $10,1 трлн ежегодно, а также 395 млн новых рабочих мест. Одна только океаническая экономика потенциально может удвоиться к 2030 году (до $3 трлн).

Однако для борьбы с исчезновением биоразнообразия и климатическим кризисом нужно лучше координировать климатические и природные задачи. На глобальном уровне нужно теснее согласовывать процедуры и амбициозные цели Конвенции о биологическом разнообразии и Рамочной конвенции ООН об изменении климата. А государствам нужно активней гармонизировать «определяемые на национальном уровне вклады» (то есть цели по снижению выбросов парниковых газов) с национальными стратегиями и планами действий по защите биоразнообразия. Наконец, на местном уровне нужно поддерживать локальные сообщества инвестициями в природные решения, например, в леса, помогающие смягчать изменение климата и адаптироваться к нему.

Всё это подчёркивает необходимость целостного экономического подхода (с участием центральных правительств, финансовых и отраслевых министерств и всех остальных), направленного на поддержку реформ, которые устранят рыночные, политические и институциональные провалы. В противном случае несогласованные политические стимулы будут по-прежнему формировать отрицательный ценник для природных услуг. Сегодня правительства тратят как минимум $800 млрд в год на субсидирование (ископаемых видов топлива, сельского хозяйства и так далее), которое потенциально вредит природе. Хуже того, экологическая политика оказывается изолирована от стратегий развития, а реализация этой политики часто поручается лишь одному министерству, хотя из-за наносимого природе урона возникают системные риски.

На конференции СОР15 страны мира постараются договориться о «Глобальной рамочной программе в сфере биоразнообразия на период после 2020 года», которая могла бы подстегнуть необходимый всесторонний сдвиг. Эта программа, сочетающая широкий ряд амбициозных целей, станет ответом на тройной экологический кризис – природные потери, изменение климата и загрязнение природы, одновременно помогая сократить бедность. Но чтобы гарантировать её эффективность, придётся заполнить сохраняющиеся пробелы в наших знаниях и методологии, собрать больше данных, разработать новые инструменты и индикаторы для интеграции различных отраслей и количественной оценки пользы предпринимаемых действий.

Мы также должны активней закрывать пробелы в финансировании биоразнообразия, которые оцениваются в $700 млрд ежегодно в течение нового десятилетия. Особенно важно привлекать дополнительное и более качественное частное финансирование. Нам нужно применять холистические подходы, включающие как «озеленение финансов» (то есть перенаправление финансовых потоков от проектов, наносящих вред природе, в природно позитивные проекты), так и «финансирование зелёного» (то есть мобилизация большего объёма инвестиций в сохранение, восстановление и устойчивое использование природных ресурсов).

С этой целью Группа Всемирного банка оказывает поддержку развивающимся странам, учитывающим вопросы природы, климата и развития при разработке и принятии решений. Мы занимаемся проектами, в которых инвестиции напрямую направляются в сохранение видов и природной среды обитания, а также в поддержку источников существования, опирающихся на природный капитал, например, лесоводство, рыболовство и сельское хозяйство.

Будучи крупнейшей многосторонней организацией, финансирующей биоразнообразие, Всемирный банк предлагает широкий спектр финансовых услуг и инструментов, способствующих увеличению зелёных инвестиций. Например, при поддержке Всемирного банка Сейшелы выпустили первые суверенные «синие облигации», помогающие устойчивым морским и рыболовным проектам. Кроме того, банк представил «рино-облигации» на сумму $150 млн; это первый в своём роде финансовый инструмент, привязанный к чётким природоохранным целям и направляющий инвестиции частного сектора на защиту чёрных носорогов в ЮАР.

Трастовый фонд PROBLUE, который поддерживают 14 финансовых доноров, с 2018 года предоставил почти $100 млн в виде грантов, что помогло привлечь $4 млрд от Всемирного банка на проекты в разных странах – от Западной Африки до Восточной Азии. Банк также работает с государствами мира над повышением экологической устойчивости глобального финансирования, в частности, оказывает поддержку «Рабочей группе по раскрытию финансовой информации, связанной с природой». Эта группа стремится повысить прозрачность и добиться учёта соображений, касающихся природы, при принятии финансовых решений.

Учитывая сильные связи между бедностью, изменением климата и биоразнообразием, предотвращение дальнейшего урона природе – это не просто правильно; в этом есть большой смысл с точки зрения экономики и развития. Мы обязаны продолжать увеличивать инвестиции в защиту природы и в повышение экологической устойчивости производственной деятельности. От этого зависит будущее всего развития.

Мари Пангесту, управляющий директор Всемирного банка по вопросам политики в области развития и партнёрским отношениям.

© Project Syndicate 1995-2022 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить