Почему немецкие танки в Украине - не повод для проведения параллелей

23350

Выступая недавно в Волгограде, который раньше назывался Сталинград, президент России Владимир Путин вспомнил об ужасах Второй мировой войны для оправдания своего нападения на Украину

Немецкий танк Leopard 2A6 (на переднем плане) и БМП Puma
Немецкий танк Leopard 2A6 (на переднем плане) и БМП Puma
ФОТО: © bundeswehr.de

«Мы вновь вынуждены давать отпор агрессии коллективного Запада», – сказал он, не моргнув глазом и не упомянув, что в той войне Великобритания и США были союзниками СССР. Путин добавил, что сейчас, как и тогда, России грозят немецкие танки и она вынуждена защищаться от «идеологии нацизма уже в своем современном обличии».

Это, конечно, злонамеренное искажение истории, цинично представленное ровно на том месте, где во время самой смертоносной битвы Второй мировой войны погибли более миллиона советских и немецких солдат. Россия не защищает себя. Она напала на суверенную страну, чей президент, Владимир Зеленский, является евреем, а его родственники погибли во время Холокоста. Предполагать, будто нацистская идеология заставляет Зеленского и его сограждан-украинцев защищать свою страну от российской агрессии, – это полный абсурд. Даже по путинским стандартам.

Что касается немецких танков, якобы угрожающих России, то причина, по которой канцлер Германии Олаф Шольц так долго колебался, прежде чем направить 14 танков «Леопард-2» Украине, заключалась в том, что он не хотел, чтобы Германия выглядела военным лидером. Шольц принял это решение лишь после того, как президент США Джо Байден неохотно, после многих месяцев отказов, согласился передать Украине танки М1 «Абрамс».

Подобно Путину, лидеры Германии часто, иногда до тошноты часто, вспоминают Вторую мировую войну. Но выводы, которые они делают из этой войны, полностью противоположны шовинистскому милитаризму Путина. За неделю до выступления Путина в Волгограде Шольц воспользовался ежегодным мероприятием в память о жертвах Холокоста в немецком парламенте, чтобы подчеркнуть историческую ответственность Германии за убийство миллионов евреев. Он отметил, что подобное признание абсолютно необходимо, чтобы гарантировать: подобное преступление больше никогда не повторится. А председатель Бундестага Бербель Бас, открывая заседание парламента, говорила о новом всплеске антисемитизма в Германии, назвав тех, кто пытается преуменьшить трагедию Холокоста, «позором для нашей страны».

Некоторые обозреватели критикуют Шольца за то, что он не хочет брать на себя более активную роль в поддержке Украины. По их мнению, он выучил не те уроки истории. Однако отвращение Шольца к военной агрессии объясняется послевоенным пацифизмом, определившем взгляды немецких лидеров его поколения. Принятое десятилетия назад решение Германии опереться на российский газ тоже можно рассматривать как попытку страны использовать торговлю и взаимозависимость в качестве меры профилактики против войны. Однако после нападения России на Украину союзники Германии стали подталкивать страну к пересмотру её пацифистской внешней политики, к согласию на ведущую военную роль, к содействию защите Украины – страны, с которой Германия в прошлом обращалась крайне жёстко.

Насилие часто усиливается памятью об исторических несправедливостях, и Холокост – не исключение. Например, крайне правые израильские политики во главе с премьер-министром Биньямином Нетаньяху постоянно вспоминают реальную травму Холокоста, чтобы оправдать угнетение палестинцев (и нередко силовые репрессии против них) на оккупированных территориях и внутри границ страны до 1967 года.

Означает ли это, что память о Холокосте и других исторических ранах обречена на эксплуатацию и манипуляцию политическими оппортунистами, а их подлинное значение всегда будет затмеваться недобросовестными аналогиями? Был ли прав Джордж Сантаяна, сформулировав свой знаменитый афоризм: «Кто не помнит своего прошлого, обречён пережить его вновь»?

И да, и нет. Хотя нахождение исторических параллелей в разных периодах и ситуациях может дать нам ценные уроки и чувство перспективы, этот поиск может подтолкнуть нас к обнаружению сходств там, где они неуместны или даже вообще отсутствуют, а это приводит нас к ошибочным выводам.

В числе гротескных примеров: сделанное бывшим конгрессменом США Мишель Бахман сравнение Холокоста с повышением налогов или проведенная действующим членом Палаты представителей США, республиканкой Марджори Тейлор Грин, параллель между мерами борьбы с Covid-19 и преследованием евреев нацистами. Хотя соблазнительно объяснить подобные оскорбительные взгляды цинизмом и злым умыслом, их причиной чаще всего оказывается полное невежество.

Иногда проводимые исторические параллели не являются циничными или злонамеренными, но всё равно не выглядят очень полезными. Например, в недавнем заявлении Международного комитета Освенцима страдания живущих сегодня в Украине стариков, которые пережили Холокост, сравнивались с преступлениями, от которых они страдали от рук нацистов. Но хотя преступное поведение России в Украине нельзя отрицать, проведение параллелей между путинскими преступлениями и Холокостом грозит превратить в банальность и то, и другое. Путин уже достаточно плох. Нет необходимости сравнивать его с Гитлером.

Уроки истории – это не просто проведение параллелей. Изучать историю значит пытаться понять, кто мы, почему произошли те или иные события, как они могут влиять на нас до сих пор. Но при этом мы должны осознавать, что события никогда не повторяются один в один.

О современной политике следует судить по её достоинствам, а не только по её связям с прошлым. Нет причин, из-за которых признание немцами ответственности своей страны за Холокост должно мешать им отправить сегодня танки Украине. А ужасные страдания советского народа от рук нацистской Германии почти столетие назад никак не могут оправдать сегодняшнюю агрессию России.

Как отметил однажды британский писатель Лесли Поулз Хартли, прошлое – это «зарубежная страна: там ведут себя иначе». Увы, это не означает, что сегодня мы ведём себя лучше. Но, чтобы усвоить этот урок, мы должны последовать совету Сантаяны и очень внимательно изучать историю.

© Project Syndicate 1995-2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить