Настал ли конец эпохи лихорадки слияний и поглощений в США?

12899

Новый проект администрации Джо Байдена, похоже, должен положить этому конец

ФОТО: Depositphotos/celiafoto

Летом 1982 года правительство США отправило корпоративной Америке «признание в любви». Главный антимонопольный чиновник в администрации президента Рональда Рейгана, Уильям Бакстер, не делавший секрета из своего желания воспользоваться должностным положением для оказания помощи крупнейшим компаниям страны, составил новую инструкцию министерства юстиции о слияниях и поглощениях. В ней сотрудникам ведомства объяснялось, как надо определять, нарушают ли сделки слияния антимонопольные законы, и следует ли их блокировать. Новые правила Бакстера стали чётким сигналом для крупного бизнеса: федеральные ведомства больше не будут сдерживать их стремления наращивать свою силу и власть. Началась эра практически ничем не ограничиваемой корпоративной консолидации.

Инструкция 1982 года о слияниях и поглощениях была похожа на переворот. Чиновники Рейгана хотели ослабить жёсткое антимонопольное законодательство США, но понимали, что не смогут убедить Конгресс сделать это. Выпустив серию инструкций, которые якобы должны были пояснить законодательство, они фактически переписали его. Закон 1950 года «О борьбе со слияниями» обязывал антимонопольные органы и суды блокировать любые сделки слияния, которое «могли» существенно уменьшить конкуренцию. Встревоженные той ролью, которую монополии сыграли в подъёме немецкого фашизма, законодатели стремились защитить демократию США от негативных последствий концентрации экономической силы. Однако Бакстер задвинул подальше этот закон и опубликовал инструкции, поощряющие консолидацию. Он заявил, что «слияния обычно играют важную роль в свободной, предпринимательской экономике».

Эта хитрость сработала. Судьи стали чаще опираться на эти инструкции, а не действующие положения закона, дав зелёный свет множеству проблематичных корпоративных слияний и серьёзно затруднив работу регуляторов по ограничению монопольных злоупотреблений. Вместо того, чтобы бороться с этим ниспровержением антимонопольного законодательства, администрации демократов согласились с неолиберальной логикой «чем больше, тем лучше» и даже стали её развивать. Во время последнего пересмотра инструкции о слияниях (при президенте Бараке Обаме в 2010 году) был повышен порог концентрации рынка, что позволило ещё более широкой категории сделок слияния и поглощения избегать пристального внимания властей.

Большинство американцев, конечно, никогда ничего не слышали об этой инструкции. Но мир, в котором мы живем и который отличается экстремальным неравенством, коррумпированной демократией и массовым отчаянием, сформировался благодаря бесчисленному количеству корпоративных слияний, одобренных за последние 40 с лишним лет.

Именно поэтому новая инструкция о слияниях, предложенная администрацией президента Джо Байдена, имеет намного больше значения, чем может показаться на первый взгляд. Проект инструкции, разработанный председателем Федеральной торговой комиссии Линой Хан и руководителем антимонопольного отдела министерства юстиции Джонатаном Кантером, сейчас открыт для общественного обсуждения. Если инструкция будет утверждена, она, скорее всего, окажет такое же серьёзное влияние на политическую экономию Америки, как и инструкция 1982 года.

Проект инструкции является выдающимся по нескольким причинам. Во-первых, в ней больше нет почтительного отношения к интересам крупного бизнеса, которым так долго отличалась политика США в сфере слияний и поглощений. Во-вторых, в ней признаётся важность ограничения силы корпораций, что объясняется нашим новым пониманием, сформировавшимся в последние годы: принцип «благополучия потребителей», который лежит в основе нынешней антимонопольной политики США, имеет фатальные слабости.

Буквально следуя положениям антимонопольного законодательства, утверждённого Конгрессом, который стремился предотвратить отраслевую консолидацию в период, когда она находится ещё в «начальной стадии», Хан и Кантер в своём проекте инструкции стремятся переориентировать судей в их подходах к решениям по антимонопольным делам.

Подобная переориентация срочно необходима. Следуя принципу благополучия потребителей, судьи, как правило, игнорировали вопросы рыночной силы и даже конкуренции. Сегодня суды концентрируют внимание на влиянии сделки слияния на цены. Чтобы заблокировать слияние, правительству нужно доказать (с помощью сложных экономических моделей), что оно приведет к росту цен уже в ближайшее время. В делах о слияниях судьи сегодня обычно занимаются проверкой эконометрических анализов, представленных обеими сторонами, и корпорациям удаётся выигрывать, если нанятые ими дорогостоящие экономисты способны убедить судью, что слияние поможет обеспечить потребителям хотя бы минимальную экономию, при этом негативные последствия для конкуренции игнорируются.

Сложные экономические модели, которые обычно используются в американской антимонопольной политике, оторваны от закона и от реальности. Всестороннее исследование, проведённое экономистом и бывшим советником Федеральной торговой комиссии Джоном Квока, показало, что более 80% крупных сделок слияния и поглощения, разрешенных американскими регуляторами, привели к росту цен. Но это далеко не единственное последствие. Консолидация позволяет компаниям снижать зарплату, поскольку уменьшается конкуренция на рынке труда. В результате медианный американский работник потерял около $10 тысяч ежегодного дохода. В некоторых отраслях концентрация достигла настолько высокого уровня, что это привело к серьёзному уменьшению возможностей Америки производить базовые товары и услуги.

Процесс оценки слияний сильно оторвался от здравого смысла. А как иначе объяснить многие из тех слияний, которые были одобрены в течение последних десяти лет? Руководствуясь нынешней инструкцией, регуляторы одобрили в 2010 году катастрофическое слияние компании Live Nation (это крупнейший концертный продюсер и менеджер артистов в стране) с билетной монополией Ticketmaster. Компании Facebook разрешили купить Instagram и WhatsApp, двух потенциально сильных конкурентов, мешавших этой компании доминировать в социальных сетях. Список можно продолжать.

Новая инструкция Хан и Кантера стремится исправить эту порочную систему, заставив ведомства оценивать сделки слияния, исходя из анализа структуры рынка. Не приведёт ли слияние к тому, что количество конкурентов станет недостаточным? Не усилит ли оно доминирование уже доминирующей фирмы? Не приведет ли оно к ликвидации соперника-новичка? Если ответом на любой из этих вопросов (и другие) будет «да», тогда слияние должно быть заблокировано.

Новая инструкция исправляет и другие ошибки антимонопольной политики. Десятилетиями при оценке слияний, как правило, игнорировалась сила крупных корпораций в качестве покупателей товаров и труда. В проекте предлагается, чтобы антимонопольные ведомства и суды проверяли сделки слияния, которые повышают концентрацию на рынке труда или обеспечивают компанию таким влиянием на поставщиков, что предприятия меньшего размера лишаются возможности честной конкуренции. Инструкция также уделяет внимание специфическим проблемам с конкуренцией, которые создаются онлайн-платформами.

Если новая инструкция о слияниях сумеет оживить антимонопольное регулирование в США, она создаст более равное игровое поле для малых предприятий, фермеров и работников.

Последствия этих изменений простираются далеко за рамки экономики. В течение продолжавшихся два года дебатов, которые предшествовали принятию закона 1950 года «О борьбе со слияниями», законодатели неоднократно подчеркивали идею, что демократии процветают лишь тогда, когда рыночная сила широко распределена. Как заметил сенатор Эстес Кефовер, один из авторов закона, концентрация позволяет горстке топ-менеджеров «определять политику и решать судьбу» самых разных групп населения, ставя «миллионы людей в беспомощную зависимость от их суждений». Устраняя это бессилие, новая инструкция помогла бы защитить социальный фундамент американской демократии.

Стейси Митчелл, исполнительный содиректор Института локальной самодостаточности (ILSR).

Рон Нокс, старший научный сотрудник инициативы «Независимый бизнес» в Институте локальной самодостаточности (ILSR).

© Project Syndicate 1995-2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Куралай Нуркадилова: письмо Токаева, политические амбиции Смотреть на Youtube