Что мешает Казахстану стать мировым поставщиком критически важных металлов

22114

Эксперты рассказали о трех главных рисках для развития добычи и производства никеля, кобальта, лития, алюминия и других важных металлов в РК и мире

ФОТО: pixabay.com

С развитием «чистых» технологий рынок критически важных металлов стремительно растет. Критическими принято называть те металлы, которые необходимы промышленности в рамках энергоперехода: никель, кобальт, литий, медь, алюминий и другие. Согласно исследованию Международного энергетического агентства (МЭА), за последние пять лет спрос на литий вырос втрое, на кобальт — на 70%, на никель — на 40%. Казахстан, в недрах которого выявлено 99 из 118 химических элементов таблицы Менделеева, может стать одним из важнейших поставщиков критически важных металлов на мировые рынки. Потенциал существенных инвестиций в этот сектор со стороны ЕС, США и Китая достаточно велик, учитывая жесткие цели по декарбонизации экономик и осуществлению энергоперехода в этих странах. Однако камнем преткновения здесь является прогнозируемый дефицит сырья и безопасность обеспечения поставок. Согласно исследованию EY «Топ-10 бизнес-рисков и возможностей в отрасли ГМК», горнодобывающие компании сталкиваются с проблемами в обеспечении поставок из-за геополитических рисков и давления вопросов ESG.

Топ-3 риска в отрасли добычи и производства критически важных металлов

Первое. Геополитика и построение параллельных цепочек поставок по инициативе государства

На фоне геополитических конфликтов и напряженности в мире всё больше стран стремятся построить независимые цепочки поставок. Поскольку безопасность поставок критически важных полезных ископаемых становится жизненно необходимым связующим звеном между последствиями изменения климата и политическими  рисками, правительства и частные компании внедряют несколько стратегий:

- Увеличение инвестиций в добычу критически важных полезных ископаемых. Правительства стимулируют увеличение добычи, в т.ч. с помощью финансовых инструментов. Правительство Австралии, например, намерено выделить до 250 миллионов австралийских долларов в виде кредитов для поддержки расширения литиевых операций Pilbara Minerals.

- Создание государственных горнодобывающих компаний. Правительство Мексики создало государственную литиевую компанию для разведки, добычи и переработки лития по всей стране. Компания дает правительству возможность контроля над  производственно-сбытовыми цепочками производства полезных ископаемых, что стимулирует шахтеров работать с ними. В результате у частных компаний могут возникнуть сложности с самостоятельным производством лития.

- Увеличение местного содержания. Закон США о снижении инфляции (IRA) включает положение о кредите на экологически чистые транспортные средства. Это положение изменяет существующие условия налогового кредита в размере 7 500 долларов США на новые электромобили: теперь предоставляется половина этой суммы, если транспортное средство изготовлено с использованием отечественных аккумуляторов, а оставшаяся половина –  при использовании еще и отечественных критически важных металлов. 

- Ниаршоринг и Френдшоринг. Ниаршоринг (перенос цепочек поставок «ближе к дому») и Френдшоринг (ограничение   круга поставщиков союзниками и «дружественными» странами) — это стратегии, которые используются странами для обеспечения доступа к критически важным полезным ископаемым и содействия соблюдению правил местного содержания. К примеру, Австралия и Великобритания подписали заявление о намерениях в отношении проектов по критически важным металлам, и поощряют обмен навыками и опытом.

- Сотрудничество и партнерство. Компании, занимающиеся производством электромобилей, аккумуляторов или возобновляемых источников энергии, сотрудничают в создании интегрированных комплексов по производству аккумуляторов. Это стратегия, которая может помочь игрокам лучше справляться с проблемами поставок, изменениями в технологии аккумуляторов и волатильностью цен. Например, канадская компания Electra Battery Materials строит промышленный парк для производства аккумуляторов, который будет включать заводы по производству сульфата кобальта и никеля, переработку литий-ионных батарей, а также производить материалы-прекурсоры для аккумуляторов.

Второе. ESG: Позиционирование низкоуглеродных методов производства и экономики замкнутого цикла

Металллы, необходимые для производства батарей, имеют решающее значение для успешности энергоперехода. Но их добыча и производство часто являются более углеродоемкими, чем производство других твердых полезных ископаемых, из-за более низкой концентрации металлов в руде. Например, при добыче лития, никеля и кобальта класса I образуется в среднем 4,9 т выбросов CO2-экв., 10,1  тCO2-экв. и 16,8 тCO2-экв. соответственно (по сравнению с 1,6 тCO2-экв., 4,6 тCO2-экв. для железа и стали, и рафинированной меди).  Спрос со стороны потребителей и других отраслей промышленности на более экологичные, этично производимые материалы растет. Так, автопроизводители, например, тщательно изучают  ESG-показатели потенциальных поставщиков перед закупкой.  Две следующие стратегии могут помочь снизить риски в области ESG: 

- Переход к низкоуглеродным методам производства. Толчок к устойчивому развитию проявляется в том, что некоторые горнодобывающие компании вносят фундаментальные изменения в методы своей работы. Это и переход на электрические  и водородные транспортные средства, использование низкоуглеродной возобновляемой  электроэнергии, внедрение системы улавливания и хранения углерода (CCUS). Основными производителями лития также применяются технологии прямой экстракции лития (DLE), в рамках которых литий извлекают непосредственно из неконцентрированного рассола, без необходимости испарения или загрязнения источников пресной воды. К примеру, компания Albemarle планирует применять DLE на своих литиевых заводах в чилийском Салар-де-Атакама.

- Ориентация на экономику замкнутого цикла. Рынок вторичной переработки аккумуляторных батарей набирает обороты. Ожидается, что к 2030 году он вырастет до $18,9 млрд (с 10,36 млрд в 2021 году). Все больше компаний создают или расширяют заводы по переработке батарей, чтобы избежать дефицита металлов в будущем и улучшить свои ESG показатели. Mitsubishi Materials и Envipro HD работают над гидрометаллургической технологией извлечения металлов из «черной массы»: электронных отходов, состоящих из измельченных батареек. Все больше правительств, регулирующих органов и отраслей промышленности сотрудничают в разработке руководящих принципов, нормативных актов и грантов для поддержки роста утилизации металлов и более широкой переработки аккумуляторных батарей.

Третье. Доступ к капиталу: опора на слияния и поглощения, а также на OEM-производителей для быстрого расширения масштабов производства

Разработка новых проектов, необходимых для удовлетворения растущего спроса на критически важные полезные ископаемые, требует значительного капитала. По оценкам МЭА, для финансирования проектов по производству лития, кобальта и никеля  потребуется примерно $200 млрд капитальных вложений для удовлетворения прогнозируемого к 2030 году спроса. Повышение безопасности поставок этих полезных ископаемых и снижение зависимости от импорта уже является приоритетом для многих стран и компаний. Производители критически важных полезных ископаемых заключают соглашения о слияниях с другими горнодобывающими компаниями или OEM-производителями, чтобы быстро расширить масштабы производства. Например, General Motors инвестирует $650 млн в Lithium Americas Corp. для разработки литиевого рудника Thacker Pass в Неваде.

В связи с растущими опасениями по поводу поставок и безопасности цепочки поставок производители электромобилей начали искать решения для обеспечения безопасности цепочки поставок. Так, автопроизводители и производители аккумуляторов принимают такие меры, как подписание долгосрочных контрактов с поставщиками,  вторичная переработка металлов и согласование динамичной схемы ценообразования на аккумуляторы. В большинстве случаев почти 100% ожидаемого производства обеспечивается за счет различных соглашений  о закупках. Например, Piedmont Lithium подписала соглашения с LG Chem о поставке 200 тыс. тонн концентрата сподумена и инвестиций в акционерный капитал в размере $75 млн. 

Дорога в Париж: важность развития сектора для экономики Казахстана и привлечения инвестиций в страну

Казахстан объявил об амбициозной цели – достичь углеродной нейтральности к 2060 году, тем самым, подтвердив обязательства по Парижскому соглашению.

Стратегией достижения углеродной нейтральности РК определены долгосрочные и краткосрочные цели по снижению выбросов парниковых газов.  Таким образом net zero к 2060 году является долгосрочной целью, включающей в себя введение мер финансовой и налоговой политики, которые стимулируют снижение антропогенных выбросов парниковых газов в углеродоемких отраслях экономики.

Как уже было сказано выше, Казахстан мог бы стать важным игроком на рынке добычи и переработки критических металлов. Литий, который называют «новой нефтью», никель, кобальт могут помочь привлечь в Казахстан значительные инвестиции. В том числе, Казахстан мог бы развивать проекты по вторичной переработке таких металлов на своей территории с учетом экологических норм и лучших мировых практик.

Виктор Коваленко, партнер EY, руководитель отдела услуг в области устойчивого развития в странах Центральной Азии, Кавказа и Украине

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Куралай Нуркадилова: письмо Токаева, политические амбиции Смотреть на Youtube