Казахстан 2.0: суды для судей или для народа?

57903

Партнёр Tukulov & Kassilgov Litigation Бахыт Тукулов рассуждает о судах «нового Казахстана»

Иллюстрация: © Depositphotos/alexlmx

Прошло больше года после нашей публикации «Пять шагов к трансформации судебной системы Казахстана» на сайте Forbes.kz. Изменилось ли что-то в судах «нового Казахстана» с тех пор? Нам трудно судить о происходящем внутри судебной системы, но снаружи существенных положительных изменений не видно. Наоборот, на регулярной основе происходят изменения, которые уже превращаются в тренд, увы негативный. Мы решили отразить некоторые из них в настоящей статье, поскольку с происходящим нужно что-то делать.

Для кого существует судебная система?

Последнее десятилетие мы видим устойчивый тренд, когда изменения в работе судебной системы в основном направлены на удобство самих судей. Верховный cуд РК уже давно меняет процессуальный закон так, как ему удобно. Со ссылкой на необходимость снижения судебной нагрузки и оптимизации процедуры судопроизводства де-факто вносятся изменения и вводятся новые подходы, которые ухудшают качество судопроизводства, снижают доверие к судебной системе, в итоге ухудшается бизнес-климат. При этом сама проблема не решается, а суды превращаются в ЦОНы.

Приведу несколько примеров.

Затруднен доступ к Верховному cуду РК

С 2010 года вы не можете попасть в Верховный cуд РК, если не согласны с судебным актом. Верховный cуд РК рассмотрит ваше дело только если посчитает, что в нем были «существенные нарушения». Никто не знает, будет ли найдено существенное нарушение в вашем конкретном деле. По нашей неформальной статистике, только в 10% случаев Верховный cуд возбуждает пересмотр. По остальным 90% сторона платит государственную пошлину, тратит деньги на юристов, но взамен не получает ничего – только письмо об отсутствии оснований для пересмотра судебных актов (это очень удобно по «неудобным делам», в таких делах могут не найти «существенные нарушения»). В итоге суды апелляционной инстанции могут не сильно беспокоиться о качестве судебного акта. А зачем? Ведь 90% судебных актов не пересматриваются.

Электронное дело

В судах Алматы и Астаны уже несколько лет делопроизводство ведется в электронном виде. Говорят, что такую систему ввели, чтобы сэкономить на бумаге. Между тем, вводя электронное судопроизводство, никто не подумал об удобстве судей и сторон процесса (многие судьи жалуются, что электронное дело неудобное, база постоянно «виснет»).

Более того, участники дела и суд видят материалы дела по-разному: это как играть в карты разными колодами. Истец/ответчик не могут видеть в деле все документы. Юристы вынуждены вымаливать у суда копии предоставленных другой стороной документов, чтобы подготовиться. Мы не можем ссылаться на материалы, которые не видим. В итоге страдает качество правосудия.

Внезапные изменения судебной практики

Практика работы судов может меняться внезапно и очень скрытно: никто вам об этом не скажет, она не публикуется. Верховный суд РК или председатель областного или городского суда может спустить указание, что впредь всё будет вот так. Если судьи не выполняют, их наказывают.

Судьям дали два месяца для рассмотрения дел, хотя по закону у них есть намного больше времени.

Например, говорят, что в судах Астаны ввели правило, чтобы все судьи разрешали большинство дел в течение двух месяцев, и не важно, сложное дело или нет. Если не успели, например, с судебной экспертизой или нужна повторная – увы, поезд ушел, за превышение двухмесячного срока судью накажут.

Видимо, дел настолько много, что нужно что-то с ними делать, и вот оно решение – не рассматривать их больше двух месяцев. Но как быть со сложными делами?

Судьям дали указание завершать дела до 31 декабря текущего года?

Если ваше дело рассматривается в судах Астаны в декабре, с высокой долей вероятности дело завершится не позднее 31 декабря. Говорят, что судьям дали указание – кровь из носу, но до нового года завершать все дела. Хотя официально это никто не подтверждает.

Зачем это делается? Наверное, чтобы в новом году была новая статистика рассмотрения дел. Если следовать такому пути, суд рано или поздно станет очередным центром обслуживания населения. Хотим ли мы иметь такую судебную систему?

Произошли внезапные изменения по рассмотрению лицензионных споров

Другой пример: с недавнего времени споры с министерствами в отношении выдачи или отказа в выдаче лицензии (которые ранее считались сугубо административно-правовыми в силу их публичного характера) внезапно начали рассматривать не как публично правовые (административные) споры, а как инвестиционные (коммерческие). Вот так, внезапно – без предупреждения и публичных обсуждений.

Нам трудно понять столь внезапное изменение практики, но можно предположить, что после указаний президента возвращать лицензии на недропользование государству пошла волна исков от тех, у кого отняли лицензии. И такую волну легче «потушить» через гражданское судопроизводство, в котором Верховный суд РК не пересматривает судебные акты, как я уже писал выше, в 90% случаев (в административном судопроизводстве, к которому раньше относились такие споры, пока Верховный суд рассматривает все дела). В итоге, похоже, что практика изменилась, поскольку так удобно суду.

Внезапно ввели и отменили обязательный досудебный порядок

Несколько лет назад были практики, когда суды начали тысячами возвращать иски, ссылаясь на необходимость соблюсти досудебный порядок (написать ответчику претензию), даже в тех случаях, когда это не требуется по закону. В итоге добились краткосрочного снижения нагрузки на суды. Это, конечно же, вызвало волну возмущения, затем эту практику прекратили. Почему так внезапно? Почему нельзя публично обсудить? Снова погоня за показателями?

Внезапно ввели и также прекратили запрет на дробление исков

Истец вправе заявить иск как на часть долга, так и на всю сумму, – это его право (так называемое «дробление исков»). При предъявлении исков в части суды внезапно начали прекращать иски в остальной части, что влекло невозможность их предъявления в дальнейшем, хотя раньше никаких проблем с этим не было. В итоге пострадали многие истцы, которые об этой практике не знали и знать не могли, а их иски в незаявленной части прекратили.

Суды для судей или для народа?

У нас лишь одна просьба. Мы консультируем бизнес. Бизнес готов принять всё, но он не готов принять неопределенность и сюрпризы. Если впредь нужно подавать иски на зеленой бумаге или соблюдать иные правила, это можно и нужно делать – главное, чтобы всем было понятно, чего ждет суд и почему. Должна быть обратная связь, должно быть нормальное информирование об изменении практик и это должно обсуждаться с общественностью (юридическим сообществом).

Нужно концептуально определиться: суды — это упрощенная государственная услуга, которую нужно оказать как можно большему числу населения и как можно скорее, но без цели обеспечить качество или всё-таки это какая-то более высокая общественная функция? Если суд — это очередная государственная услуга, тогда нужно об этом сказать прямо и позволить сторонам передавать сложные споры в другие суды, например, в тот же Суд Международного финансового центра Астана. Но для этого нужно расширить его компетенцию (в настоящее время он может рассматривать только коммерческие споры). В таком случае нужно передавать в Суд МФЦА и публичные споры.

Если правосудие всё-таки нечто более высокое, чем государственная услуга, нужно, наверное, «категоризировать» споры. Затем по этим категориям дел следует принять «заплаты» в виде информационных писем (если не получается принять качественные нормативные постановления) для всех судов о том, как следует решать те или иные категории споров. Следует привлечь общественность и ученых, выработать единые подходы и «закрыть» ключевые противоречивые моменты. Это позволит резко снизить нагрузку на суды, чтобы высвободить время для сложных дел.

Есть третий выход – оставить всё как есть… Тогда все мы продолжим играть в судебную лотерею.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить