Как власти могут помочь в борьбе с бедностью

13811

Мы достигли середины пути в реализации программы «Цели устойчивого развития» (она рассчитана на период с 2015 по 2030 годы), но не выполнили их наполовину

ФОТО: Timur Weber: https:/ pexels.com

Более того, в последние годы на многих важных направлениях – от сокращения бедности до обеспечения продовольственной безопасности – прогресс повернул вспять из-за острых и усугубляющих друг друга кризисов. В этой трудной обстановке правительства во всём мире обязаны срочно подтвердить свою приверженность «Целям устойчивого развития» (сокращённо ЦУР), в том числе фундаментальному обязательству не оставлять никого позади.

Задача колоссальна. Взгляните, например, на ситуацию с ЦУР №1, которая ставит задачу ликвидировать нищету во всех её формах. По данным созданного Всемирным банком «Партнёрства за экономическую инклюзивность», государственные программы борьбы с бедностью резко активизировались в 2021 году. Но для охвата тех, кто отстаёт сильнее всех остальных, в подобных программах нужно осознать и начать учитывать целую сеть взаимосвязанных ограничений, из-за которых люди фактически попадают в ловушку нищеты.

Как подчёркивается в глобальном «Многоаспектном индексе бедности», с бедностью связаны лишения и отсутствие доступа в целом ряде сфер, включая питание, санитарные условия, здравоохранение, образование. Такие факторы, как пол, инвалидность, вынужденное переселение, тоже играют важную роль, удерживая людей в состоянии бедности. Новое исследование, посвящённое опыту сельских районов Бангладеш, показывает, что у домохозяйств с размером доходов/имущества ниже определённого порога способность получать доступ к ресурсам, позволяющим повысить их доходы, крайне ограничена. Это исследование также показало, что предоставление ресурсов и/или помощи в крупных размерах с целью создания рабочих мест улучшенного качества для бедных является эффективной мерой, помогающей людям вырваться из ловушки бедности в долгосрочной перспективе.

Именно поэтому крайне необходимо понимание различных ограничений и барьеров, с которыми в разнообразных уникальных ситуациях сталкиваются люди, находящиеся в состоянии экстремальной нищеты. Это позволит правительствам разрабатывать целевым образом оптимальные меры.

Всё это проще сказать, чем сделать. Люди, находящиеся в состоянии экстремальной нищеты, обычно живут в изоляции, и поэтому могут не учитываться в социальных реестрах. Их также трудно идентифицировать с помощью иных государственных механизмов, позволяющих определить их право на участие в программах поддержки и включить их туда. У них могут отсутствовать адекватные документы или даже базовые знания и способности для подачи заявлений на помощь (из-за таких факторов, как, например, ограниченная мобильность или безграмотность). В результате люди, которые больше всего нуждаются в помощи, зачастую оказываются либо вообще исключены из государственных программ, либо они не могут получить доступ к помощи, которая им полагается. Как отмечается в опубликованном в июне 2020 года докладе, в странах с низкими доходами 79% беднейшего квинтиля населения не получают никакой социальной помощи.

Однако правительства могут предпринять меры, позволяющие улучшить таргетирование и охват программ помощи. Прежде всего, они могут активней использовать реестры, связанные с уже существующими программами борьбы с бедностью. Например, этим уже занимается правительство Туниса. Используя реестр национальной программы денежных пособий, власти выявляют домохозяйства на стыке климатической и социально-экономической уязвимости. Учитываются такие факторы, как размер ежемесячного дохода, потенциал производительности труда, доступность водоснабжения, степень деградации земель; ещё один фактор: возглавляется ли домохозяйство женщиной.

Другой эффективный подход – объединение информации из различных государственных реестров и баз данных с существующими социальными реестрами. Правительство Колумбии объединило данные «Единого реестра жертв» с социальным реестром, используемым для существующих программ денежных пособий, чтобы выявить жертв конфликта, которые уже получают денежные пособия. После этого правительство смогло стимулировать получателей пособий инвестировать их так, чтобы повышалось благополучие и устойчивость.

Кроме того, информацию в социальных реестрах может верифицировать, обновлять и расширять с помощью опросов домохозяйств или «оценок уязвимости» на местах, помогающих выявлять специфические риски и трудности, с которыми сталкиваются определённые группы людей, живущие в экстремальной нищете. Правительства могут также расширять социальные реестры с помощью таких механизмов, как консультации с участием местных жителей: они позволяют выявлять домохозяйства, которые не зарегистрированы или плохо представлены в официальных базах данных.

В индийском штате Бихар целью программы «Satat Jeevikoparjan Yojana» (сокращённо SJY) является увеличение «человеческого капитала беднейших и самых исключённых домохозяйств путём поддержки потребления, источников существования, сбережений и профессиональной подготовки». Хотя во время пилотного периода использовались сложные и трудоёмкие методы таргетирования, в дальнейшем они были значительно упрощены, что позволило масштабировать эту программу. Упрощённые подходы (в том числе «трансектные прогулки» и составление «карты богатства» на основе данных, предоставленных сельскими организациями) доказали свою высокую эффективность. На сегодня программа SJY охватывает более 136 тысяч домохозяйств, живущих в крайней нищете во всех 38 округах штата Бихар.

Ещё одна многоаспектная инициатива – «Проект социальной и экономической инклюзивности» в Кении – делает акцент на предоставлении базовых услуг бедным и уязвимым слоям населения. С этой целью правительство Кении занялось расширением существующего социального реестра, добавляя туда имеющиеся данные о маргинализированном населении, живущем в нищете. Кроме того, правительство Кении включило в программу разработанный и поддерживаемый его партнёрами инструмент таргетирования, собирающий информацию о многоаспектной бедности, в том числе о жилищных условиях, водоснабжении и канализации, доступе к электроэнергии, производительных активах, продовольственной безопасности, доступе к социальным программам.

Таргетирование не заканчивается регистрацией, отбором и включением в программы социальной поддержки. Оно наиболее эффективно, если считать его непрерывным процессом: регулярные оценки и системы обратной связи должны быть встроены во все программы, что позволит проводить постоянное обновление, расширение и интеграцию реестров. Это, в свою очередь, поможет улучшить таргетирование. Одновременно правительства и их партнёры могут обеспечить подключение всех участников программ борьбы с бедностью к другим государственным услугам и системам.

Охватить тех, кто отстал больше всех, всегда сложно. Но если правительства будут максимально использовать существующие данные и системы, проводить многоаспектные оценки на местах и постоянно стараться улучшить методы таргетирования, тогда прогресс станет возможным. И это абсолютно необходимо, если мы хотим добиться выполнения программы «Цели устойчивого развития».

Клэр Хатчингс, директор по вопросам мониторинга, данных и обучения в Инициативе технической помощи крайне бедным BRAC

© Project Syndicate 1995-2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Куралай Нуркадилова: письмо Токаева, политические амбиции Смотреть на Youtube