Как развитие городов может спровоцировать массовую безработицу у бедных слоёв населения

17422

Уничтожение стихийных зон торговли бьёт в первую очередь по социально незащищенным гражданам

Фото: pexels.com

По оживленному рынку «Либерте 6» в Дакаре (Сенегал), коммерческому хабу длиной примерно в милю, который служил своей общине более 20 лет, недавно прокатилась волна выселений. Сотни ларьков уличных торговцев были снесены бульдозерами, чтобы освободить место для новой системы автобусного сообщения. Власти предварительно оповестили об этом и выплатили компенсацию в случае потери бизнеса, но не решили реальную проблему: нехватку торговых площадей.

Уличная торговля является законным видом экономической деятельности, обеспечивающей средства к существованию миллионам людей и составляющей значительную долю городской занятости во многих городах стран Глобального Юга. В Дакаре работают около 59 000 уличных торговцев, что составляет 13,8% от общего числа занятых, а в столичной Лиме (Перу) их около 450 000, что составляет 8,8% от общего числа занятых. И эти цифры, скорее всего, будут расти по мере того, как неформальная экономика будет поглощать многих из тех, кто остался без работы в результате пандемии COVID-19.

Этот заработок, требует прежде всего наличия одного ресурса: доступ к оживленному, удобному для пешеходов, хорошо связанному и недорогому общественному пространству. Однако, вместо этого государственные власти сосредотачиваются на «очистке» городов, что означает очистку улиц от торговцев. По их мнению, неформальные торговцы являются помехой: они засоряют и загромождают улицы, мешают городскому передвижению и занимают ценное пространство, которое можно было бы использовать для проектов модернизации или благоустройства, или проданы богатым застройщикам и превращены в оазисы досуга для городской элиты.

Непредоставление уличным торговцам необходимого им пространства для торговли в лучшем случае недальновидно (кампании по выселению никогда не решают «проблему» – у работников зачастую не остается иного выбора, кроме как снова открыть магазин). В 2015 году Международная организация труда рекомендовала разрешить работникам неформального сектора пользоваться общественным пространством, по мере перехода государств-членов от неформальной экономики к формальной. Тем не менее, правительства раз за разом проводят узкую политику и создают правовые рамки, ограничивающие доступ.

Фактически, эта модель стала неотъемлемой частью стратегии директивных органов по формализации неформальной экономики. Эти стратегии, направленные в основном на то, чтобы заставить неформальных работников регистрироваться и платить налоги, могут предоставить широкие возможности, включая доступ к социальной защите, финансированию и профессиональному обучению. Однако они практически никогда не признают общественное пространство в качестве рабочего места, закрепляя статус-кво. Вместо этого они строят сложные структуры на шатком фундаменте, а именно, карательной правовой и политической базе, криминализирующей неформальную торговлю и лишающей наиболее уязвимые слои населения доступа к экономической деятельности.

Предложения о перемещении уличных торговцев на закрытые рынки зачастую являются пустыми обещаниями или реализуются без каких-либо консультаций с пострадавшими лицами, что приводит к появлению плохо спланированных рынков, расположенных далеко от коммерческих центров города и труднодоступных местах. Продавцы либо избегают их, либо быстро отказываются от них, возвращаясь на улицы, с которых они были изгнаны.

Прекрасно осознавая свою нестабильность, уличные торговцы обычно преследуют одну цель: торговать, не опасаясь преследований или выселения. «Я знаю, что нам запрещено здесь работать, но мне нужно кормить семью», сказал один из неформальных работников, продающий мобильные телефоны в небольшом киоске в Гедиавайе, муниципалитете на окраине Дакара, в интервью 2022 года, проведенном моей организацией WIEGO (Женщины в неформальной занятости: глобализация и организация). «Все, чего я хочу, это иметь возможность работать и зарабатывать на жизнь», добавил мужчина, попросивший не называть его имени. Указывая на пустой участок земли через дорогу, он сказал: «Вместе с другими продавцами мы попросили муниципалитет разрешить нам торговать там, но не получили никакого ответа».

В Новой программе развития городов ООН, принятой в 2016 году, признается, что общественное пространство может выполнять функцию рабочего места и поддерживает меры, позволяющие «наилучшим образом использовать в коммерческих целях цокольные этажи, способствуя развитию как официальных, так и неофициальных местных рынков и торговли». В основе любой стратегии формализации должна лежать правовая база, гарантирующая доступ неформальных торговцев к этому пространству. Фактически, это логическая предпосылка для всех остальных аспектов формализации, таких как регистрация и налогообложение.

Безусловно, городское общественное пространство являясь дефицитным ресурсом очень востребовано, и здесь существует множество конкурирующих интересов. Однако, для его эффективного управления требуется участие работников, занятых в неформальном секторе, о чем свидетельствуют различные инициативы. Например, в Индии, в соответствии с Законом об уличных торговцах 2014 года были созданы «городские торговые комитеты», состоящие из представителей органов власти, продавцов и других лиц, которые принимают решения о местах торговли и мониторят выселения и переселения. В 1990-х годах муниципалитет Лимы с самого начала привлекал уличных торговцев к процессу планирования переселения, чтобы обеспечить им надлежащий доступ к инфраструктуре и клиентам. В период с 2009 по 2011 год муниципалитет Дакара начал эффективный диалог о переселении с неформальными торговцами.

Эти примеры далеки от совершенства. В Лиме, процесс инклюзивного планирования был прекращен (несмотря на то, что он и привел к успешным переселениям), как и диалоги в Дакаре, а в Индии Закон об уличных торговцах реализован лишь частично. Но они показывают, что инклюзивное управление общественным пространством возможно.

Справедливое распределение общественного пространства имеет решающее значение для признания уличных торговцев, легализации их доступа к рабочим местам и защиты их средств к существованию. Этого не произойдет, если неформальные торговцы не будут участвовать в разработке политики и нормативных актов, затрагивающих их интересы, и оказывающих на них существенное влияние.

Тереза Маркиори, адъюнкт-профессор Американского университета, юрист по доступу к правосудию в WIEGO

© Project Syndicate 1995-2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить