Как политика Нового вэлфэризма становится опиумом для народа Индии

14311

На пике пандемии Covid-19 многие индийские экономисты и комментаторы предрекали, что, как только жизнь вернётся к норме, темпы роста экономики резко взлетят вверх

ФОТО: © unsplash.com

Но, несмотря на вполне уверенное восстановление экономики в течение двух лет после пика пандемии, предсказанный бум так не материализовался и даже не выглядит назревающим.

Новые статистические данные проливают свет на затруднительное положение в экономике страны. Многие экономисты оценивали потенциальные годовые темпы роста ВВП Индии в 7-8%, однако последние цифры свидетельствуют о пониженных темпах роста – 4,4%. Частные инвестиции остаются слабыми; спрос на кредиты замедлился в последние месяцы после краткого бурного роста; несмотря на уверенный рост экспорта услуг с высокой стоимостью, доля промышленного экспорта Индии на мировом рынке стагнирует.

Цифры занятости и инфляции также выглядят отрезвляющими. По данным Центра мониторинга индийской экономики (CMIE), соотношение работающих к численности населения в Индии (это, наверное, лучший индикатор перспектив на рынке труда) постепенно снижается – с примерно 44% в 2016 году до 37% сегодня. Кроме того, многие работники промышленного сектора оказались вынуждены вернуться в сельское хозяйство, потому что доля промышленного сектора в общей занятости по-прежнему ниже допандемического уровня. А растущее количество молодёжи с высшим образованием, но без работы или с неполной занятостью, свидетельствует о трудном положении миллионов семей среднего класса, которые оплачивали обучение. Для них демографические дивиденды могут превратиться в демографическое разочарование.

Тем временем инфляция упорно остаётся на уровне около 6% на протяжении уже почти трёх лет. Её толкает вверх быстрый рост цен на продовольствие, который непропорционально сильно бьёт по бедноте. Обычно такие цифры предвещают проблемы политическим лидерам. Инфляция цен на продовольствие уже приводила к отставкам предыдущих индийских правительств. Наверное, самым знаменитым был случай, когда в 1998 году резкий рост цен на лук привёл к падению муниципального правительства города Дели, возглавлявшегося «Бхаратия джаната парти» (сокращённо BJP).

Однако на этот раз бросается в глаза почти полное отсутствие спроса на политические перемены. Почему? Можно предложить три объяснения.

Во-первых, большинство индийцев явно считают, что со временем экономические реформы, проводимые правительством, принесут большие дивиденды. Международные компании, вытесняемые из Китая, который переориентируется на самодостаточность, задумались о релокации в Индию. Их привлекает повышение качества инфраструктуры и подключения к сети, а также соблазняют щедрые государственные субсидии. В качестве главного примера здесь можно назвать компанию Apple, начавшую процесс переноса своего производства смартфонов iPhone в Индию. Если нынешний ручеек превратится в волну, промышленность страны может восстановиться, что позволит Индии, наконец-то, пойти по пути экспортно-ориентированного развития, который привел к богатству страны Восточной Азии.

Во-вторых, экономика – это лишь один из множества факторов, которые влияют на поведение избирателей. Среди других факторов – личные качества лидеров, предлагаемыми политические альтернативы, а также доступность способов выражения гражданами своего недовольства.

Есть и третье возможное объяснение, хотя пока что оно недооценивается. Это уникальный подход премьер-министра Нарендры Моди к политике перераспределения доходов. Один из авторов этой статьи назвал эту политику «Новым вэлферизмом»: акцент делается на государственном финансировании конкретных вещей, например, установки унитазов, которые абсолютно необходимы, но обычно приобретаются частным образом – в противоположность общественным благам, таким как начальное образование или базовые услуги здравоохранения.

Справедливости ради стоит отметить, что в Индии очень немногие правительства уделяли внимание предоставлению общественных благ. Реформы в сфере образования и здравоохранения обычно приносят ощутимые результаты лишь годы спустя, а их политическая отдача мизерна, поэтому у властей мало стимулов для их проведения.

Вместо этого правительства концентрировали внимание на создании системы социальной защиты. Непосредственный предшественник Моди, Манмохан Сингх, воспользовался приливом налоговых доходов благодаря быстрому росту экономики и решил шире распределить выгоды этого бума: он ввёл общенациональную программу гарантии сельской занятости и превратил существовавшие программы субсидирования продовольствия в более широкие социальные права. И то, и другое хорошо послужило Индии во время пандемии, поскольку миллионы мигрантов, ставших безработными, были вынуждены вернуться в свои деревни.

Правительство Моди унаследовало эту систему социальной защиты и сохранило её, хотя и без особого энтузиазма. Вместо расширения существовавших программ правительство сосредоточилось на денежных пособиях и субсидировании бытового газа, туалетов, электроэнергии, жилья и воды. Эти меры оказались невероятно успешными, а доступ к этим благам и услугам существенно расширился, даже если учесть, что некоторые из заявлений правительства выглядят преувеличенными.

У различных элементов этой политики Нового вэлферизма есть одно общее – это «атрибутируемые материальные ценности». Люди получают конкретные вещи, а деньги распределяются весьма эффективно, благодаря удобной цифровой инфраструктуре Индии. В отличие от реформы образования, эти товары принят пользу людям уже сегодня, а не когда-нибудь в будущем. А учитывая, что многие из них удовлетворяют базовые нужды, стратегия Моди, судя по всему, значительно повысила качество жизни индийцев.

Критически важным стало резкое увеличение денежных пособий. По данным правительства, в только что завершившемся бюджетном году в виде прямых денежных выплат было распределено примерно $45 млрд, которые достались примерно 700 млн получателям (необязательно разным) в рамках 265 государственных программ. Эта цифра была бы ещё выше, если бы включала пособия, выплачиваемые властями штатов. В совокупности эти денежные пособия примерно соответствуют всеобщему базовому доходу. Идею выплаты такого дохода один из авторов этой статьи отстаивал, работая главным экономическим советником в правительстве Индии несколько лет назад.

На этом фоне начинает становится очевидной роль Нового вэлферизма. Изначально предоставление материальных ценностей и повышение качества жизни людей способствовало росту популярности Моди, особенно учитывая, что неустанная реклама работы правительства сделала безошибочно очевидным для бенефициаров этой политики, кто является их благотворителем.

А теперь Новый вэлферизм играет столь же важную роль в смягчении недовольства. Обеспокоенность ограниченными возможностями занятости и высокими ценами на продовольствие смягчается деньгами, поступающими на банковские счета, что обеспечивает гарантированный минимальный уровень покупательной способности.

Если воспользоваться преувеличенными марксистскими формулировками, Новый вэлферизм можно определить как новый опиум для народа. Если же дать более сдержанное определение, то политика Нового вэлферизма, начинавшаяся как инструмент содействия росту экономики, превратилась в смягчающий боль бальзам.

© Project Syndicate 1995-2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
ЧТО НЕ ТАК С СУДОМ НАД БИШИМБАЕВЫМ Смотреть на Youtube