Как эпоха «большой нефти» переходит к эпохе «больших лопат»

23595

Остановит ли нехватка полезных ископаемых переход к экологически чистой энергетике?

Фото: © pixabay.com

Правительства ряда стран, включая США, Японию, Великобританию и Канаду, Европейский союз, а также международные организации, такие как Всемирный банк, Международный валютный фонд и Международное энергетическое агентство, бьют тревогу. По мнению МВФ, стремление к нулевым выбросам к 2050 году «вызовет беспрецедентный спрос на некоторые из наиболее важных металлов», что приведет к «резкому росту затрат», который может «сорвать или задержать сам энергетический переход».

Нарастающее крещендо (музыкальный термин, обозначающий постепенное увеличение силы звука - F) тревоги вполне оправдано: «важнейшие металлы» вполне могут стать самым серьезным потенциальным препятствием на пути отказа от ископаемого топлива. Декарбонизация требует огромного роста объемов оборудования и инфраструктуры, что, в свою очередь, означает огромный рост потребления металлов для производства батарей и проводов, которые потребует электрифицированное будущее. Как я пишу в своей книге The New Map («Новая карта мира»), изменение способа энергоснабжения мировой экономики потребует перехода от «большой нефти» к «большим лопатам». Другими словами, придется много добывать.

Спрос на необходимые полезные ископаемые уже сейчас резко возрастает, а по сценарию МЭА «Чистый ноль – 2050» он увеличится более чем в три раза только за следующие семь лет. Возможно, это преуменьшение. Распространение государственных программ, направленных на ускорение энергетического перехода, приведет к дальнейшему росту спроса. Согласно недавнему анализу S&P Global, масштабный американский закон о снижении инфляции (IRA) значительно увеличит и без того высокие прогнозы.

Нарастает гонка за обеспечение поставок и создание новых цепочек поставок. Компания GM инвестировала $650 млн в литиевый проект в Неваде, чтобы решить проблему отсутствия «налаженной производственно-сбытовой цепочки, которая будет поддерживать наши амбиции в течение следующих десяти лет». Компания Ford владеет долей в никелевом заводе в Индонезии стоимостью $4,5 млрд. Volkswagen и Stellantis участвуют в создании новой горнодобывающей компании по добыче меди и никеля в Бразилии.

Но удовлетворить растущий спрос все равно будет очень непросто - и это прекрасно демонстрирует пример с медью. Большая часть энергетического перехода связана с электрификацией, для которой медь незаменима. В течение многих лет этот металл называли «доктор Медь», поскольку тенденции спроса и ценообразования на ее традиционных рынках дают сильные сигналы об общей экономической активности и перспективах ВВП. Но теперь появилось нечто новое: «спрос энергетического перехода», причем не только на медь, но и на такие металлы, как литий, кобальт и никель.

Государственная политика «чистого нуля» стимулирует производство электромобилей, для которых требуется в среднем в 2,5-3 раза больше меди, чем для традиционных автомобилей. Аккумуляторы, морские и наземные ветряные установки и солнечные батареи также требуют большого количества меди. Чтобы оценить, какое количество меди потребуется для удовлетворения этого нового спроса, S&P Global начала с климатических целей США и ЕС на 2050 год, а затем оценила технологии, которые потребуются для их достижения. Вывод был однозначным: ко второй половине 2030-х годов поставки меди должны будут удвоиться.

Такой исход крайне маловероятен, учитывая, что на разработку нового рудника может уйти 16-20 лет (и более). Во всем мире процесс получения разрешений, все больше увязающий в спорных политических вопросах, занимает все больше времени. Конечно, дефицит и высокие цены будут стимулировать добычу из переработанных отходов, технологические инновации и замещение, но для достижения этих целей потребуется время.

Более того, производство меди еще более сконцентрировано, чем добыча нефти. Если три страны – США, Саудовская Аравия и Россия – производят 40% мировой нефти, то 40% мировой меди – только две страны: Перу и Чили. В Перу за семь последних лет сменилось семь президентов, а популистское правительство Чили намерено усилить государственный контроль и увеличить доходы от добычи полезных ископаемых, о чем свидетельствуют его планы по национализации литиевых запасов, которые являются крупнейшими в мире.

Чилийский план указывает на основное препятствие для новых инвестиций в горнодобывающую промышленность во всем мире: то, что выдающийся международный экономист Раймонд Вернон назвал «устаревающей сделкой». Правительство богатой ресурсами страны и международная горнодобывающая компания договариваются о налоговом режиме, способствующем многомиллиардным инвестициям в новый горнодобывающий проект. Проходят годы, деньги тратятся, рудник вводится в эксплуатацию. Но затем к власти приходит новое правительство, которое видит, что цены на минеральное сырье растут, и решает изменить условия соглашения, чтобы увеличить свою долю доходов.

Подобная нестабильность приведет к тому, что компания будет вынуждена приостановить новые инвестиции. В случае прямой национализации любые новые инвестиции операционной компании, по определению, замораживаются, поскольку компания больше не работает. В любом случае ожидаемого увеличения добычи не происходит. В условиях грядущего роста спроса на энергоносители и сопутствующего ему роста цен правительствам ресурсодобывающих стран будет трудно удержаться от соблазна изменить условия существующих сделок. Они также будут устанавливать более жесткие условия входа в новые проекты, что оттолкнет компании (и их советы директоров) от вложения в них средств.

И тут возникает дополнительное осложнение: геополитика. Цепочки поставок, обеспечивающие достижение нулевого уровня выбросов, опутаны растущим соперничеством между США и их союзниками, с одной стороны, и Китаем, занимающим доминирующее положение в переработке минерального сырья в металлы. В Китае перерабатывается около двух третей мирового объема лития и кобальта, а также почти половина мировой меди. США, хотя и являются производителем меди, тем не менее все же импортируют переработанную медь из Китая.

Осознание того, что цепочки поставок так сильно зависят от Китая, вызвало тревогу в США и Европе. Правительства спешно пытаются «снять риски» с цепочек поставок минерального сырья, переведя их из Китая. Так, США запустили новое Партнерство по обеспечению безопасности минеральных ресурсов, объединяющее страны-потребители и страны-производители, основные положения которого направлены на снижение зависимости от Китая и перенос цепочки поставок электробатарей в США.

Однако устранение рисков в цепочках поставок – это дорогостоящий и медленный процесс, связанный с длительными процедурами получения разрешений. Хотя напряженность в этой области еще не достигла такого уровня, как в борьбе за компьютерные чипы, ситуация может измениться. Если китайско-американское соперничество усилится, создание новых цепочек поставок станет еще более сложным, что повысит риск возникновения существенного, а то и критического дефицита важнейших минеральных ресурсов.

Дэниел Ергин, вице-президент S&P Global, автор книги Новая карта мира: Энергетические ресурсы, меняющийся климат и столкновение наций (Penguin, 2021).

© Project Syndicate 1995-2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить