Как достичь мира на Ближнем Востоке

13250

Существует мнение, что кровавая война в Газе уничтожила сохранявшийся 35 лет консенсус по поводу единственного реального решения проблем региона: формирование двух государств, живущих в мирном соседстве, – Израиля и Палестины

Фото: © Depositphotos.com/thenews2.com

Но есть и другое мнение: ужасы, которые мы наблюдаем после 7 октября, возможно, возвещают о новом рождении этой цели.

В своих заявлениях американскиепалестинские и арабские официальные лица подчеркивают, что урегулирование на основе принципа двух государств должно возродиться из пепла этой войны подобно Фениксу. Разумным людям во всём мире остается лишь надеяться, что с помощью такого подхода еще можно создать условия для окончательного и взаимно согласованного прекращения этой борьбы, длящейся уже столетие.

Возобновление интереса к урегулированию наблюдается в интересный момент. Ноябрь – это месяц, когда палестинцы отмечают годовщину «Декларации независимости», принятой Организацией освобождения Палестины (ООП) в 1988 году в изгнании в Алжире на пике первой интифады. Все палестинские фракции, включая самые радикальные на тот момент, согласились с разделом территории Палестины и с фактом существования Израиля в границах до 1967 года.

Готовя эту прорывную декларацию, официальные лица ООП назвали лишь одно главное условие мира: 22% территории Палестины – оккупированный Западный берег реки Иордан (включая Восточный Иерусалим) и сектор Газа – должно быть освобождено от израильских поселенцев. В противном случае эта территория никогда не сможет стать местом реального существования суверенного, независимого государства с собственными природными ресурсами и признанными границами.

Сразу после Алжирской декларации палестинские экономисты взялись за изучение экономических последствий такой конфигурации двух государств. Согласно заключению всестороннего исследования, проведенного в 1990 году под руководством ООП, сопредельное палестинское государство на Западном берегу и в Газе (со столицей в Восточном Иерусалиме) действительно может быть экономически жизнеспособным. Но, учитывая слабость ресурсной базы, крайне маленькую площадь земель, а также ожидаемые проблемы с интеграцией палестинских беженцев и возвращенцев, эта жизнеспособность зависела прежде всего от вывода войск Израиля, а также от эвакуации и демонтажа его поселений. Без такого отступления Израиля нельзя было гарантировать экономическое развитие, потому что ни один инвестор не поверил бы в палестинский суверенитет.

Соглашения в Осло 1993 года, которые подписала ООП, были очень далеки от выполнения этого условия. Вместо этого предусматривалась в основном гражданская автономия для Палестинской администрации (ПА) в условиях сохранения израильских поселений. Тем самым экономическое планирование оказалось в неведомой до тех пор области: «строительство субсуверенного государства». В последующие пять лет промежуточные переговоры должны были помочь достичь соглашения о «постоянном статусе» по всем спорным вопросам. И такой результат был почти достигнут в Кэмп-Дэвиде в 2000 году.

Но в конечном итоге переговоры провалились, и это привело к вспышке второй палестинской интифады в 2000–2005 годах (она быстро стала вооруженной) и к подавляющему военному ответу Израиля. Урегулирование на основе принципа двух государства стало выглядеть еще более далеким, а юрисдикция ПА, и так уже ограниченная, была сокращена еще сильнее. Раскол между ФАТХ и ХАМАС (Западным берегом и Газой) после 2006 года не только привел к политической раздробленности, но и усилил экономические искажения, а также зависимость от мощной израильской экономики, которая переживала длительный бум.

В течение последних 20 лет палестинские экономисты (включая меня) потратили много времени и сил, составляя планы для палестинской «национальной экономики» в конфигурации двух государств. Но доказывая, что связную независимую производительную палестинскую экономику всё же можно построить даже в условиях оккупации или осады, мы фактически отказались от прежней максимы ООП: не может быть развития без суверенитета.

Сегодня экономическое наследие Осло стало всем очевидно. Израиль доминирует в палестинской макроэкономике (и может легко манипулировать ею). Это касается валюты, бюджетных доходов, торговых каналов, рынка труда, доступа к энергетическим и природным ресурсам, а также всех остальных атрибутов экономической жизнеспособности. И поэтому больше невозможно убедительно доказывать, что независимое палестинское государство способно существовать в архипелаге израильских поселений на Западном берегу, в условиях экодемографического удушения Восточного Иерусалима, а теперь еще и после разрушения Газы и гуманитарной катастрофы, которой подверглись 2,2 млн ее жителей, не участвующих в боевых действиях.

Даже самый мечтательный экономист приумолкнет на фоне масштабов и сложностей реконструкции, необходимость в которой возникла в результате этой войны. Ситуация усугубляется тем, что косвенным следствием этой войны стал развал палестинской экономики на Западном берегу, включая Восточный Иерусалим.

Уже задолго до 7 октября экономическое развитие Палестины превратилось в химеру, причем особенно после прихода к власти израильского правительства, которое полностью поддерживает программу религиозных националистов и поселенцев с мессианскими идеями. После начала войны они толкают три миллиона палестинцев, проживающих на Западном берегу, на край бездны, открыто призывая к их силовому подчинению или выселению.

Независимая группа мировых лидеров «Старейшины» в своем недавнем открытом письме предупредила, что международное сообщество должно действовать быстро, если оно хочет превратить нынешнюю катастрофу в последний шанс для достижения (или навязывания, если понадобится) урегулирования на основе принципа двух государств. Конечно, многие израильтяне, которые сейчас находятся у власти, считают такую идею радиоактивной. Но экстремизм нынешней правящей коалиции в Израиле нельзя игнорировать, поэтому его надо сдерживать, прежде всего миролюбивым израильтянам и их американским союзникам.

Даже в этот темный час еще может быть шанс выработать «реальное» соглашение о двух государствах, потому что мы уже знаем, что оно должно включать. Изначальные предварительные условия экономической жизнеспособности, сформулированные ООП, сегодня столь же актуальны, как и 35 лет назад, потому что они представляют собой единственную материальную основу для практически осуществимого, долгосрочного политического урегулирования.

Десятилетиями палестинские экономисты и составители планов готовили экономический фундамент для суверенного государства Палестины. Мы продолжаем стремиться к этой цели, хотя видим, что ее перспективы тают у нас на глазах. После того как мы заглянули в бездонную пропасть этой войны, найдется ли еще достаточное количество израильтян и палестинцев, обладающих храбростью и политической дальновидностью, чтобы выбрать мир, а не увеличение насилия?

Раджа Халиди, генеральный директор Палестинского института исследований экономической политики (MAS)

© Project Syndicate 1995-2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
ЧТО НЕ ТАК С СУДОМ НАД БИШИМБАЕВЫМ Смотреть на Youtube