Инфляция в США - «золотое дно» для суверенных должников

По мере того как развивающиеся страны сталкиваются с новой эпохой повышения инфляции, растущих процентных ставок, укрепления доллара и оттока капитала, некоторые правительства могут извлечь выгоду из малозаметного «золотого дня»

ФОТО: © Depositphotos.com/alekleks

Во время «Великой умеренности», предшествовавшей пандемии COVID-19, годы низкой инфляции привели к росту суверенного долга, полученного в результате фиксированных процентных ставок и длительных сроков погашения. На сегодняшний день два года неожиданной инфляции в Соединенных Штатах успешно разбавили этот долг.

По нашим подсчетам, у правительства США есть значительный собственный инфляционный доход. В октябре 2019 года «Перспективы развития мировой экономики» Международного валютного фонда прогнозировали, что в 2021 году инфляция в США составит 2,4% и 2,3% в 2022 году. Однако инфляция в США в 2021 году составила 4,7%, и теперь МВФ ожидает, что в этом году уровень инфляции составит 7,7%. Таким образом, величина того, что мы называем «неожиданным инфляционным шоком», в 2021–2022 годах составляет 7,7% (сумма фактических темпов инфляции за вычетом прогнозируемых). В таких условиях главным победителем станет самый крупный эмитент долларового долга - дядюшка Сэм. 

В конце 2020 года долгосрочный долг правительства США с фиксированной процентной ставкой составлял почти $21 трлн, а денежная база США (которая включает в себя сумму денег в обращении) составляла около $5,2 трлн. В то время как основной удар инфляции 2021–2022 годов (12,4%) приходится на денежную базу, ее неожиданная составляющая (7,7%) снижает стоимость государственного долга США, поскольку держателям долга компенсируются проценты за ожидаемую инфляцию. Таким образом, Казначейство США получает огромное сокращение на $2 трлн – почти 11% ВВП – в реальной стоимости своих обязательств, подверженных инфляции, на $26 трлн. За вычетом долгосрочных казначейских обязательств Федеральной резервной системы США этот показатель снижается до 9% ВВП.

Согласно общепринятому мнению, именно развивающиеся страны прибегают к раздуванию своей задолженности. Но нынешний период высокой инфляции в США служит напоминанием о том, что развитые страны для того, чтобы справиться со своими обязательствами, также часто полагались на нетрадиционные стратегии, такие как «инфляционный налог».

Долгосрочные ценные бумаги Казначейства США на общую сумму около $6,6 трлн находятся в руках зарубежных структур, таких как центральные банки и пенсионные фонды, и, по оценкам ФРС, около $1 трлн наличными также принадлежит нерезидентам. Уменьшая реальную стоимость этих активов, высокая инфляция в США фактически перевела правительству США $568 млрд от нерезидентов, а это означает, что около четверти инфляционного налога США за последние два года было выплачено за границей.

Двумя крупнейшими держателями долгосрочных казначейских облигаций США являются Япония ($1,2 трлн) и Китай ($862 млрд), которые вместе заплатили почти треть прибыли США. Помимо Китая и таких крупных держателей наличных денег, как Аргентина (которая из-за снижения стоимости долларовых наличных средств, удерживаемых резидентами, теряет сумму, равную 3% ВВП), большинство крупнейших плательщиков инфляционного налога за рубежом составляют развитые страны.

Но Америка не единственный победитель. Многие развивающиеся рынки также остаются в выигрыше, так как значительная часть их долга выпускается в долларах. Поскольку иностранные инвесторы не желали нести риск того, что правительства попытаются ослабить реальную стоимость своих обязательств, печатая деньги и разжигая инфляцию, многие правительства связали себя по рукам, выпустив деноминированные в долларах долговые обязательства.

Таким образом, держатели облигаций смогли обнадежить себя тем, что инфляция в национальной валюте не окажет отрицательного влияния на стоимость их вложений - по крайней мере, они так думали. Теория относительного паритета покупательной способности говорит нам о том, что номинальный ВВП всех стран, измеряемый в долларах США, в конечном счете будет расти темпами инфляции в США. Таким образом, высокая инфляция в США означает, что реальное бремя долга, деноминированного в долларах, уменьшится, что принесет существенную выгоду другим суверенным государствам.

По данным Банка международных расчетов, за исключением США, общая сумма долгосрочных непогашенных долларовых долговых обязательств с фиксированной процентной ставкой в ​​2021 году составила $1,3 трлн. Таким образом для того, чтобы получить консервативную оценку размера прибыли для неамериканских правительств (консервативную, поскольку инфляция в США может превысить прогнозы или сохраниться после этого года), мы можем применить 7,7% неожиданной инфляции к $1,3 трлн, что подразумевает экономию примерно в $100 млрд. Из-за разводнения своего долга каждая из таких стран, как Турция, Индонезия, Мексика, Саудовская Аравия и Бразилия, фактически получили единовременный перевод на сумму, превышающую $4 млрд, за счет своих кредиторов. Другими крупными победителями (в относительном выражении) являются развивающиеся страны: Ливан, Венесуэла, Ямайка и Монголия, чьи правительства также получают выгоду в размере 2% ВВП или более.

Безусловно, эти астрономические суммы заставят кредиторов потребовать более высокие процентные ставки по новым долговым обязательствам. Однако более высокие ставки не влияют на резкое падение реальной стоимости объема существующей долгосрочной задолженности. Для некоторых стран последствия такого перевода также могут проявиться через некоторое время, поскольку доллар недавно укрепился по отношению к другим валютам. Но недавний инфляционный шок в США является денежным шоком, подразумевающим, что номинальные обменные курсы в конечном итоге будут двигаться с разницей в инфляции между странами (в соответствии с теорией относительного паритета покупательной способности). Как только они это сделают, ВВП других стран, измеряемый в долларах, также будет расти в темпах инфляции в США, что обеспечит снижение реального бремени суверенного долга.

В комментарии об опасностях, с которыми сталкиваются развивающиеся страны, основное внимание, как правило, уделяется рискам, связанным с повышением процентных ставок и обесцениванием валют. Однако для правительств инфляция в США имеет также и положительную сторону: держатели облигаций платят цену, в то время как инфляция сокращает огромный суверенный долг.

Гаутам Наир, доцент кафедры государственной политики Школы государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди Гарвардского университета

Федерико Стурценеггер, бывший президент Центрального банка Аргентины, профессор экономики в Университете Сан-Андрес и адъюнкт-профессор государственной политики в Школе государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди Гарвардского университета

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13241 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить