Глобальный финансовый кризис всё-таки может грянуть в 2023 году

18871

Тот факт, что в 2022 году мир не столкнулся с системным финансовым кризисом, является маленьким чудом, учитывая всплеск инфляции и процентных ставок, не говоря уже о значительном увеличении геополитических рисков

ФОТО: Markus Winkler/pexels.com

С учетом того, что государственный и частный долг вырос до рекордного уровня в течение ушедшей эпохи ультранизких процентных ставок, а также высокого риска рецессии, глобальная финансовая система сталкивается с огромным стресс-тестом. Кризис в развитой экономике – например, в Японии или Италии – будет сложно сдержать.

Действительно, более жесткое регулирование снизило риски для основных банковских секторов, но это привело лишь к переносу рисков в другие части финансовой системы. Например, повышение процентных ставок оказало огромное давление на частные инвестиционные компании, которые брали большие кредиты для скупки недвижимости. Теперь, когда рынок жилья и коммерческой недвижимости находится на пороге резкого и устойчивого падения, некоторые из этих фирм, скорее всего, обанкротятся.

В этом случае основные банки, которые предоставили большую часть финансирования для покупки частной недвижимости в рамках прямых инвестиций, могут оказаться на крючке. Этого пока не произошло, отчасти потому, что фирмы деятельность которых легко регулируется, находятся под меньшим давлением с тем, чтобы переоценить свои балансы в соответствии с рынком. Но предположим, что процентные ставки остаются неизменно высокими даже во время рецессии (вероятность этого очевидна, когда мы выходим из эры ультранизких процентных ставок). В этом случае широко распространенная практика просрочки платежей может затруднить поддержание видимости.

Недавние финансовые беды Соединенного Королевства демонстрируют, какие неизвестные могут возникнуть по мере роста мировых процентных ставок. Хотя бывшая премьер-министр Лиз Трасс взяла на себя всю вину за практический крах рынков облигаций и пенсионной системы своей страны, главными виновниками оказались управляющие пенсионными фондами, которые, по сути, сделали ставку на то, что рост долгосрочных процентных ставок не будет слишком быстрым.

Япония, где центральный банк десятилетиями удерживал процентные ставки на нулевом или отрицательном уровне, возможно является наиболее уязвимой страной в мире. В дополнение к ультранизким ставкам Банк Японии также занимается контролем кривой доходности, ограничивая выпуск пятилетних и десятилетних облигации на практически нулевом уровне. Учитывая рост реальных процентных ставок по всему миру, резкое обесценивание иены и высокое инфляционное давление, Япония может наконец выйти из своей практически нулевой эры.

Более высокие процентные ставки немедленно окажут давление на правительство Японии, так как долг страны составляет 260% ВВП. Если интегрировать баланс Банка Японии, примерно половина государственного долга, выкупленного частным сектором, фактически приходится на краткосрочные облигации. Повышение процентной ставки на 2% было бы приемлемым в условиях высоких темпов роста, но перспективы роста Японии, скорее всего, ухудшатся, поскольку долгосрочные реальные процентные ставки продолжают расти.

Огромный государственный долг Японии почти наверняка ограничивает возможности директивных органов по управлению долгосрочным ростом. Вместе с тем, учитывая налоговые полномочия правительства и возможность увеличения долга, проблема должна быть управляемой. Реальный вопрос заключается в том, существуют ли скрытые уязвимые места в финансовом секторе, которые могут быть выявлены, если инфляция продолжит ползти вверх, а реальные процентные ставки в Японии вырастут до уровня США. Это было нормой на протяжении большей части последних трех десятилетий, хотя инфляционные ожидания в Японии в настоящее время намного ниже, чем в США.

Хорошая новость заключается в том, что после почти трех десятилетий ультранизких процентных ставок японские ожидания практически нулевой инфляции прочно укоренились, хотя, вероятно, они изменятся, если сегодняшнее инфляционное давление окажется длительным. Плохая новость заключается в том, что сохранение этих условий может легко заставить некоторых инвесторов поверить в то, что ставки никогда не повысятся или, по крайней мере, вырастут незначительно. Это означает, что ставки на то, что процентные ставки останутся относительно низкими, могут стать в Японии безудержными, как это было ранее в Великобритании. По этому сценарию дальнейшее ужесточение денежно-кредитной политики может взорвать ситуацию, создав нестабильность и усугубив проблемы государственного бюджета.

Италия является еще одним примером скрытого риска. Во многих отношениях ультранизкие процентные ставки были связующим звеном, скрепляющим еврозону. Бессрочные гарантии по итальянскому долгу, в соответствии с обещанием бывшего президента Европейского центрального банка Марио Драги в 2012 году сделать «все, что потребуется», были дешевыми, когда Германия могла заимствовать по нулевым или отрицательным ставкам. Но резкое повышение процентных ставок в этом году изменило этот расчет. Сегодня экономика Германии больше похожа на экономику начала 2000-х, когда некоторые называли ее «больным человеком Европы». И хотя Европа сравнительно недавно перешла на ультранизкие ставки, следует опасаться, что устойчивая волна ужесточения денежно-кредитной политики может, как и в случае с Японией, обнажить огромные очаги уязвимости.

Если наступит глобальная рецессия без финансового кризиса, то вполне вероятно, что грядущий экономический спад будет мягче, чем ожидалось. В условиях отрицательного роста, высокой инфляции и повышения реальных процентных ставок это был бы очень удачный результат.

© Project Syndicate 1995-2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Куралай Нуркадилова: письмо Токаева, политические амбиции Смотреть на Youtube