Если смогла Европа, то сможет и Ближний Восток

21861

В 1951 году – спустя всего шесть лет после Второй мировой войны – Бельгия, Франция, Италия, Люксембург, Нидерланды и Западная Германия подписали Парижский договор, учредив Европейское объединение угля и стали

Фото: © pixabay

Это было выдающееся достижение, учитывая, что в период с 1870 по 1945 годы между Францией и Германией велись три большие войны, которые унесли миллионы жизней, разорили земли и города, а также приводили к территориальным завоевания то одной, то другой стороны. Даже спустя десятилетия мою бельгийскую мать, которая ребёнком сбежала из Брюсселя от немецких оккупантов вместе с мамой и братом, начинало трясти при виде униформы немецкого таможенника. Тем не менее бывшие враги договорились объединить производство угля и стали так, чтобы они больше никогда не смогли производить оружие с целью использования против друг друга.

Росчерком пера горстка дальновидных государственников – Робер Шуман и Жан Монне из Франции, Конрад Аденауэр из Западной Германии и Альчиде Де Гаспери из Италии – заложила фундамент нового европейского будущего. «Старый континент» религиозных и националистических войн, великодержавных интриг, тайной дипломатии и бесконечной перекройки национальных границ (без особого внимания к живущим внутри этих границ людям) превратился в политическую структуру нового вида. Задуманная как сообщество, она со временем выросла в «союз» национальных государств, сохранивших достаточно суверенитета, чтобы действовать одновременно и независимо, и совместно.

Всё это известная история, но её стоит повторить в нынешние тёмные дни войны между историческими и кажущимися вечными противниками. На Ближнем Востоке война между Израилем и ХАМАС вернула к жизни концепцию урегулирования на основе принципа двух государств: палестинское государство рядом с израильским. Президент США Джо Байден заявил премьер-министру Израиля Биньямину Нетаньяху, что это будет «единственный путь вперёд» в долгосрочной перспективе – сразу после того, как возможности ХАМАС нападать на Израиль и израильтян будут ликвидированы. По мнению Байдена, палестинский народ признает право Израиля на существование и внесёт свой вклад в установление длительного мира, если у него будет возможность планировать своё будущее – независимое, безопасное и процветающее.

Однако за два десятилетия, прошедших после провала соглашений в Осло (в начале 1990-х годов они определили путь к миру), демографические и географические реалии осложнили ситуацию. Из-за роста израильско-арабского населения внутри Израиля и из-за расширения еврейских поселений на Западном берегу реки Иордан под руководством израильского правительства, возражающего против государственности Палестины, перспективы обмена населением и землёй стали значительно более туманными и политически трудными.

В этих изменившихся условиях сторонники урегулирования на основе принципа двух государств должны проявлять больше креативности. Одну из альтернатив предложил в 2015 году президент Израиля Реувен Ривлин: учредить своего рода конфедерацию, которая сблизит предполагаемые два государства благодаря свободе передвижения через государственные границы и совместному принятию решений по вопросам, затрагивающим всю территорию. Схожим образом израильская юристка-правозащитница Мэй Пундак предлагает «урегулирование на основе принципа двух государств 2.0»: конфедерация двух государств станет общей родиной по образцу Евросоюза.

Однако после ужасов атаки ХАМАС 7 октября и на фоне продолжения ответных действий Израиля (в ходе которых были убиты уже тысячи гражданских лиц) могут ли обе стороны когда-либо решить не отдаляться ещё дальше, а сблизиться? Три важных урока можно найти в европейском опыте.

Во-первых, должна прекратиться стрельба, а цена конфликта должна стать достаточно высокой, чтобы заручиться поддержкой смелых, долгосрочных изменений у обеих сторон. В нынешнем конфликте обеспечение долгосрочной безопасности для всех палестинцев и израильтян, вероятно, потребует участия США, а также правительств множества арабских стран и их армий, как на местах, так и удалённо. Только после того, как будет обеспечена безопасность (вероятно, после проведения новых выборов в Израиле и Палестине), катаклизм новейшего раунда насилия сможет стать стимулом для планирования нового будущего.

Во-вторых, стоит начинать с малого. Не надо начинать с очертаний двух отдельных государств и длинного списка вопросов, которые нужно урегулировать между ними. Вместо этого, следует найти эквивалент Европейского объединения угля и стали. Самым важным общим интересом для израильтян и палестинцев является, наверное, вода, учитывая её дефицит. Совместное управление процессами сбережения, опреснения и использования воды значительно затруднит превращение этого критически важного ресурса в оружие. Другая возможность – совместное производство зелёных энергоресурсов (включая топливо), которое не только принесёт коммерческие и экологические выгоды, но и сократит зависимость палестинцев от израильских поставок.

В-третьих, ключом является взаимодействие с благонамеренными третьими странами-единомышленниками. Экономическое сотрудничество удастся, если рынок окажется достаточно большим для того, что имел смысл создавать зону свободной торговли или таможенный союз. Семечком, из которого выросло Европейское экономическое сообщество, был Бенилюкс – таможенный союз Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. Согласованный в 1944 году и учреждённый в 1947 году, Бенилюкс превратился в полноценный «экономический союз» в 1958 году, став прототипом Европейского экономического сообщества. Естественной стартовой точкой для израильтян и палестинцев могла бы стать зона свободной торговли, включающая Иорданию и Египет, а вскоре после этого к ним могли бы присоединиться Саудовская Аравия и ещё парочка стран Персидского залива.

Новое мышление требует новых мыслителей. Израильские и палестинские группы, которые окажутся наиболее восприимчивы к реальным переменам, скорее всего, будут сформированы женщинами, молодёжью и израильскими арабами, многие из которых ухаживают за выжившими после атаки 7 октября и участвуют в других гражданских инициативах внутри Израиля. Климатические активисты, экологи, органы здравоохранения и профессионалы из других областей, которые не знают национальных границ, также являются естественными союзниками. Сторонники долгосрочного мира должны организовывать и финансировать новые социальные движения и политические коалиции.

Подобные идеи – это пустые мечтания? Возможно. Но без убедительной и реализуемой стратегии для завтрашнего дня, этот день может никогда не наступить. Европа смогла преодолеть два тысячелетия войн, спровоцированных этническими, религиозными, политическими и культурными разногласиями, и создать новую политическую структуру. Так же может поступить и Ближний Восток.

© Project Syndicate 1995-2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить