Ельдар Абдразаков: Нельзя играть против рынка

18749

Послание президента освежило дискуссии в обществе на тему развития экономики Казахстана

Ельдар Абдразаков
Ельдар Абдразаков
Фото: архив пресс-службы

Своим мнением о поставленных приоритетах и задачах поделился известный бизнесмен, основатель группы компаний Centras, акционер и председатель совета директоров ForteBank Ельдар Абдразаков.

Ельдар Советович, о том, что послание президента в этом году будет по большей части касаться экономики, стало известно заранее, когда президент подверг критике экономистов и обвинил в недостатке креативности. Какие у вас были ожидания от послания? Оправдались ли они?

– Да, президент в начале августа высказался, что экономисты недорабатывают, нет креатива. Об этом он сказал на заседании Высшего экономического совета. Я не знаю, кто в этом списке экономистов, но исходя из моего опыта, наверное, экономисты и вправду где-то не дорабатывают. Но должны ли они быть креативными? Это большой вопрос.

Экономика – это, на мой взгляд, не вопрос креатива. У рынка свои механизмы, движущие силы, их невозможно менять, невозможно загадывать, но под них возможно подстроиться и таким образом определить приоритеты. Мне кажется, у нас остался советский подход, когда формируется некая программа, и она должна, по задумке авторов, каким-то образом повлиять на жизнь. Но на самом деле есть большие тренды, рыночные изменения, под которые мы должны адаптироваться.

Что касается ожиданий, то я вижу желание президента привлечь большую среду специалистов, экономистов, бизнесменов и вместе определить основные вызовы, стоящие перед страной. Все видим, что сейчас нет легкого и готового решения, но идет поиск этих решений.

Я считаю, что в первую очередь нам следует обратить внимание на наши «генетические» проблемы, болячки экономики Казахстана. Генетика экономики Казахстана связана с тем, что в Советском Союзе наша республика представляла сырьевую базу, была источником сырья. Такая направленность диктовала всё, включая подготовку кадров здесь. Сырьевая направленность заложила в нашу экономику фундамент в виде предприятий-гигантов, монополий. По сей день у нас из рейтинга Centras-500 первые 50 крупнейших компаний зарабатывают 97% прибыли. Налицо сверхконцентрация. Из-за сырьевой направленности Казахстан стоял на предпоследнем месте среди 15 республик СССР по самодостаточности. Эту проблему мы до сих пор не решили, потому что не можем включить механизмы рынка.

Вот какой вопрос сейчас у нас стоит – как мы всё-таки будем перестраивать командную, плановую экономику, как включим рыночные механизмы, создадим рыночные институты. Это вопрос не одного дня и здесь нужно вовлечение всех заинтересованных, потому что одного правительства точно не хватит для реализации этих задач.

Вроде 30 лет строим рыночную экономику, сколько еще надо?

– Президент сказал, что его инициативы приведут к удвоению валового внутреннего продукта к 2029 году. Акцент он сделал на новых редких металлах, повышении переработки сырья, продукции высоких переделов. Надо объективно сказать, что запуск таких проектов – это в лучшем случае 3-5 лет. И на сегодня, скорее всего, в этой части послание нереализуемо. Но есть и другая часть – малый и средний бизнес, которые обладают большим потенциалом. Как в бизнесе мы говорим, результативность – это потенциал минус барьер. То есть нам сейчас надо раскрыть этот потенциал, убрать существующие барьеры. И здесь возможны уже не 15 проектов, а мы говорим о трехстах тысячах компаний, которые, если в год будут расти на 15% и больше, смогут точно в течение пяти лет удвоить экономику.

А какие это барьеры?

Барьеров сегодня много. Налоговое администрирование, разрешительные документы, привлечение квалифицированной иностранной рабочей силы, использование облачных технологий, недостаток компетенций и так далее и тому подобное. Очень много барьеров сейчас. Монопольная структура экономики сохраняется, фактически предполагается, что новыми проектами будут заниматься те же игроки, что и раньше. Бизнесу, который не входит в эту сырьевую когорту, даже помогать не надо, а надо просто не мешать развиваться. Например, готовы ли мы инвестировать в медицину? Не готовы. Потому что государство регулирует тарифы в медицине. Это сдерживает развитие, никто туда не идет. А уровень медицины тем временем очень сильно падает. Как и образования – 60% казахстанских студентов сегодня технически неграмотны.

И так практически во всём есть острые системные проблемы – в жилищно-коммунальном хозяйстве, общественном транспорте, нехватке школ, экологии. Эти проблемы на сегодня требуют огромных инвестиций, больших усилий, талантов. И там на самом деле такая низкая база, эти сферы в разы должны развиться, стоит только этими проблемами вплотную заняться.

Сегодня видно, что президент ставит задачу на экстенсивный рост, удвоить экономику, но каковы предлагаемые пути решения?

Вот, кстати, что свежего было в послании?

Свежее там было для меня, наверное, то, что будет переход от управления бюджетом к управлению результатами. Надо переходить к такой практике. Частный сектор этим давно занимается, наверное, может научить государство в этой части.

Понравилось, что государственная закупка будет переходить от принципа самой низкой цены к качеству. Принцип низкой цены, к сожалению, не сработал. Мы делаем очень дешево – формально, при этом продукт ужасно низкого качества. Особенно касается инфраструктуры. Мы должны строить даже не на 10–20 лет, а на 50. Например, в Лондоне канализации 150 лет. Там дренажная система викторианского периода. Надо сказать, сделали ее основательно. То же метро в Лондоне – ему  больше 150 лет. Вот такой взгляд, наверное, должен присутствовать и у нас. Хотелось бы видеть больше, дальше.

Президент хочет создать новую экономическую модель, это очень важно, мы тоже переживаем за это. Но в подходах видим, что государственные чиновники закрыты к обсуждению, даже с экономистами. Сколько было встреч, и открытых, и закрытых – нет понимания. Правительство не понимает хронические проблемы, как с ними бороться, не понимает острых проблем, не видит вызовы, идущие с рынка. Мы видим их, а правительство не видит.

Нам нужно трансформировать экономику. Очень много будет обсуждения этого на предстоящем Kazakhstan Growth Forum, поэтому я приглашаю правительство послушать.

Очень приятно слышать, что президент говорит о новой промышленной политике. Мы готовы помочь в понимании и создании инструментария, вообще в разработке промышленной политики в каждой отрасли. Для этого мы должны видеть хотя бы на ближайшие 10–15 лет. Поэтому мы, наверное, видим и понимаем переживания президента и хотим помочь в этом деле.

Как влияет высокая инфляция на возможности для бизнеса?

– С марта прошлого года ставится задача: сдерживание инфляции должно быть приоритетом. Это очень непростой вопрос.

Во-первых, Казахстан – страна с низким уровнем самодостаточности в экономике. Мы здесь мало что производим и удовлетворяем потребительский спрос за счет импорта. Когда в прошлом году валюта основного торгового партнера – России – резко девальвировала, у нас ускорилась инфляция.

Во-вторых, весь 2021 год мы занимались тем, чтобы весь инфляционный механизм начал набирать обороты. Три триллиона тенге из пенсионного фонда зашли в экономику. И мы увидели, как рынок недвижимости ушел вверх, цены повысились только из-за того, что государство очень неразумно выпустило этого джина из бутылки. Плюс массовые программы увеличения зарплат. А еще кредитуем, субсидируем бизнес под 7-8%.

Это очень легкие деньги от государства, которые сегодня не приводят к конечной эффективности. На сегодняшний день мы видим, что денежная масса в стране избыточна, надо ее изымать. Сейчас эта масса давит на внутренние цены, на валютный курс, приводит к тому, что сегодня бизнес не может быть в определенности. Нет определенности на ближайшие два-три года. Соответственно, мы не можем инвестировать, потому что боимся инфляции, боимся курса.

Национальный банк, я считаю, правильно начал сжимать денежную массу и повышать базовую ставку. Это задача центрального банка - повышать ставку, чтобы она снизила кредитование. И здесь критикам Национального банка нужно посмотреть на опыт Турции. Когда там заигрались в популизм, у них разыгралась инфляция, девальвация. И теперь мы видим, что происходит с турецкой экономикой.

Нашему правительству надо снизить свои запросы. Да, я понимаю, что у нас был сложный период, были выборные годы. Но сейчас президент выбран на семь лет. Нам сегодня нужно браться за непростые, тяжелые задачи и решать их. Надо привлекать рынок, частных операторов, надо создать в каждой индустрии промышленную политику и выстраивать правила игры.

Можно играть по правилам рыночной экономики, но нельзя играть против них.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Доктор Хегай – о лекарствах, лоббистах и недостатках медицины Казахстана Смотреть на Youtube