Досым Сатпаев: Конфликт элит может расшатать страну сильнее, чем оппозиция

Известный казахстанский политолог прокомментировал январские события в республике и свежие заявления Токаева

Досым Сатпаев
ФОТО: Андрей Лунин
Досым Сатпаев

Станут ли январские события в Казахстане точкой отсчета нового времени в жизни республики? Что стоит за заявлениями президента Токаева, сделанными им 11 января перед депутатами мажилиса парламента РК? Почему спецслужбы страны не сумели предотвратить нападения, парализовавшие жизнедеятельность целых городов и регионов? Наконец, состоялся ли окончательный транзит власти? Об этом Forbes.kz поговорил с казахстанским политологом, главой Группы оценки рисков Досымом Сатпаевым.    

F: Досым, что бы вы выделили из выступления президента Токаева?

- В выступлении основной акцент был сделан на силовой и социально-экономический блок. Но даже те тезисы, которые прозвучали, говорят о том, что завершился период полутранзита власти, о котором я говорил с 2019 года, и начался полноценный транзит, когда властные полномочия перешли от одного игрока к другому. При этом важно понять, в каком направлении будет идти этот транзит: в сторону реальных реформ и изменений или в очередную имитацию движения, которая закончится новым культом личности и бумажной пеной. 

F: Стала ли неожиданной для вас критика LRT, БРК, «Самрук-Казына», «Оператора РОП»?

- Во время начала полноценного транзита власти, когда Нурсултан Назарбаев уйдет с политической сцены, первое, что будут делать, - начнут передел собственности. Об этом я писал в своей книге «Деформация вертикали», которую издал в 2019 году, где проанализировал все казахстанские проблемы, слепые зоны, мины замедленного действия в обществе и внутриэлитный конфликтогенный потенциал, который представляет угрозу стране. К сожалению, так и произошло. При этом те выпады, которые Касым-Жомарт Токаев сделал в адрес олигархов и финансово-промышленных групп, большинство из которых были «продуктами» первого президента, напоминают мне действия Владимира Путина после того, как он получил власть от Бориса Ельцина. Первое, с чего он начал, - чистка внутри олигархов, где с одними договорился, других наказал, а третьи сбежали.

Видно было, что в выступлении Токаева был сделан message по всем трем этим группам. Одни олигархические группы он призвал делиться, другие (в том числе из числа членов семьи первого президента) - решил наказать. Говорил о том, что надо пресекать попытку вывода капиталов. Но сказав «А», надо сказать и «Б». Я уже долгое время, в том числе и на Forbes.kz, поднимал тему деофшоризации экономики, предлагая начать возвращение в Казахстан тех теневых капиталов, которые были спрятаны в офшорах нашей политической и бизнес-элитой, так как их общая сумма будет составлять несколько национальных фондов страны.

F: Что вы думаете по поводу критики КНБ и начатых расследований в отношении его руководства?

- Арест Карима Масимова уже говорит о том, что Токаев не доверял спецслужбе. Хотя это не уникальный случай. Критика президентом КНБ напомнила мне ситуацию в Узбекистане, когда Шавкат Мирзиеев стал президентом Узбекистана после смерти Ислама Каримова. Первое, что он начал делать, это чистку в Службе национальной безопасности Узбекистана. Сначала убрал оттуда бессменного председателя СНБ Рустама Иноятова, который долгое время был тесно связан с предыдущим лидером страны. Шавкат Мирзиеев заявлял, что СНБ перестало выполнять функцию защитника национальной безопасности, превратившись в неэффективную структуру. Дошло до того, что в 2018 году узбекский лидер вообще переименовал СНБ в Службу государственной безопасности Узбекистана.

Что касается Казахстана, то, как выяснилось, в Казахстане силовые структуры долгое время были инструментами внутриэлитных разборок, а национальная безопасность страны вдруг стала напоминать «черепаху без панциря». И это опасный сигнал, так как весь мир увидел, что Казахстан с его системой безопасности - это бумажный тигр, которого легко можно смять. Страшно представить, что будет со страной в результате внешней агрессии более серьёзного противника. Поэтому главным результатом реформ силовых структур является изменение их места и функций в системе национальной безопасности страны, где они должны защищать не власть и отдельных ее представителей от народа, а личность, общество и государство, как это и должно быть в классической системе обеспечения национальной безопасности любого государства.

F: Своевременно ли подняты те проблемы, которые озвучил президент Казахстана?

- Многие проблемные зоны, о которых говорил Токаев в своем выступлении, уже в течение долгого времени мы поднимали на поверхность в своих выступлениях, статьях, комментариях, аналитических исследованиях, начиная с олигархизации экономики, неэффективного госаппарата, отсутствия социальной справедливости, серьезного разрыва в доходах, роста социальной напряженности, увеличения протестных настроений, радикализации части общества и т.д. Мы давно уже били в набат, говоря о том, что Казахстан - это пороховая бочка. Но власть не слушала. Даже обвиняла в том, что мы своими предупреждениями вносим дестабилизацию в стране. Выяснилось, что внутриэлитные конфликты могут дестабилизировать страну больше, чем любая мирная демократическая оппозиция, которую власть долгие годы видела чуть ли не главной угрозой для безопасности. Как выяснилось - не там искали врага и не с теми боролись.

И если данную кризисную ситуацию не воспримут как последний звонок и будут использовать только для передела власти без тотальной чистки старой элиты и замены ее новыми людьми, в том числе через честные и конкурентные выборы, то другого шанса может и не быть. Никакая эффективная социально-экономическая реформа не будет эффективной без политических реформ. Ведь и олигархическая экономика - это зеркальное отражение неэффективной политической системы, где групповые интересы долгое время ставились выше, чем государственные, где набирали всегда лояльных, а спрашивали как с умных, где доступ к власти рассматривали как доступ к ресурсам.

F: Какие темы вы ожидали услышать, но президент их не поднял?

- Политическая часть выступления была слабой, поэтому, может быть, и взят тайм-аут до сентября. Но надо было уже сейчас озвучить направления политической модернизации страны, чтобы было ясно, до какой степени власть действительно готова создавать тот самый «Жана Казахстан», который сейчас хештегом активно пиарят государственные каналы и провластные идеологи.

F: Чего вы ожидаете от нового правительства? Сможет ли оно справиться с теми задачами, которые поставил перед ним президент?

- Правительство лишь часть громоздкой неэффективной бюрократической системы на всех уровнях, от центра до регионов. Это именно то, что я называю «коллективный назарбаев». Кстати, это хорошо понимал Михаил Саакашвили, когда пришел к власти и увидел «коллективного шеварднадзе» (даже после ухода самого Шеварднадзе) в лице созданной бывшим президентом коррумпированной бюрократической системы. Он понял, что в старые меха нет смысла заливать новое вино, все равно получится уксус. Поэтому 90-процентное обновление номенклатуры, судебного корпуса и правоохранительных органов за счет привлечения новых управленцев, которые не заражены старыми вирусами патрон-клиентских и коррупционных отношений, позволило изменить страну.

Выходит, что у нас даже если правительство будет стараться работать эффективно, оно столкнется с саботажем своих решений на низовых уровнях госаппарата. Кстати, на Forbes.kz в апреле 2019 года, в одной из своих публикаций, я говорил о том, что кто бы ни пришел после Назарбаева, он столкнется с преемственностью многочисленных проблем. Следовательно, стабильность в стране и дальнейшие политические перспективы всех будут зависеть от решения этих проблем. И прежде чем ответить на вопрос, что делать, надо сначала понять и классифицировать существующие тренды, проблемы, риски и возможности внутри Казахстана, чтобы понимать, с чего следует начинать.

Необходимо провести ревизию всех государственных программ и финансовый мониторинг всех тех средств, которые были потрачены на них. Нам надоела коллективная безответственность чиновников, которые любят начинать все с чистого листа, так и не отчитавшись за то, что было провалено. И не надо делать вид, что те, кто сейчас сидит в правительстве, не виноваты в наличии того количества социально-экономических проблем, о которых говорил президент. Никто не упал с Луны. Многие из тех, кому поставили задачу что-то менять, сами принимали прямое или косвенное участие в создании того, что сейчас хотят поменять. Это как в горькой шутке: «Сначала создали проблему, а потом возглавили движение по ее решению».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
461978 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить