Что сейчас нужно экономике Европы?

10189

На фоне усилившегося недостатка инвестиций большинство европейских политиков явно склоняются к тому, что настало время принять очередной широкий пакет стимулов, несмотря на высокий уровень инфляции и госдолга. Однако они не совсем правы

ФОТО: pixabay.com

Бюджетное стимулирование лишь вынудит Европейский центральный банк повышать процентные ставки ещё выше и быстрее. Что нам действительно нужно, так это целевая поддержка, а именно: инвестиции в зелёные отрасли и отрасли, которые с наибольшей вероятностью помогут повысить устойчивость и конкурентоспособность. Необходимые ресурсы должны быть мобилизованы быстро и в масштабах всего Евросоюза, а их заявленной целью должно стать привлечение частных инвестиций.

В Европе слышно много причитаний по поводу угроз, создаваемых американским законом «О снижении инфляции» (сокращённо IRA). Но несмотря на все опасения, который вызвал этот закон, в конечном итоге он является шагом в правильном направлении. Он предоставляет масштабную поддержку зелёными отраслям, которым срочно нужно больше инвестиций, и он демонстрирует, что США и Европа, наконец-то, едины в стремлении к экологически устойчивым преобразованиям в экономике. Европейцы должны приветствовать желание американцев масштабно увеличить потенциал возобновляемой энергетики и тот факт, что их заявления теперь подтверждаются деньгами.

Цель закона IRA – создать современную низкоуглеродную инфраструктуру – сама по себе не является проблемой для европейской экономики. Наоборот, в таких отраслях, как ветроэнергетика, где Европа является технологическим лидером, повышение инвестиционного спроса – это позитивное событие. Помимо позитивного влияния на климат, американские субсидии будут открывать новые бизнес-возможности для европейских фирм.

Да, конечно, некоторые элементы этой новой американской политики создают определённые проблемы. Например, закон IRA предлагает значительную поддержку производителям солнечных панелей, а также оборудования для ветроэнергетики, хранения электроэнергии и производства чистого водорода, но большинство этих выгод предоставляются лишь тем производителям, которые могут претендовать на статус американских («Сделано в Америке»). Европейские производители, которые не получают аналогичных субсидий от Евросоюза, из этой системы исключены.

Тем самым возникает риск, что некоторые европейские производители оборудования и водорода соберут вещи и переместятся в США, что усугубит проблемы в уже и так недостаточно финансируемом инновационном секторе Евросоюза. Ровно в тот момент, когда нам нужно укреплять зарождающуюся производственно-сбытовую цепочку сектора зелёных технологий («гринтех»), некоторые положения закона IRA могут её сломать, принося выгоды Америке за счёт Европы.

И всё же, поддерживая открытыми каналы коммуникаций с нашими американскими партнёрами и направляя наши собственные инвестиции в правильные отрасли, Европа способна нейтрализовать проблемные элементы закона IRA, одновременно получая выгоды от его хороших элементов. Подобный диалог критически важен, потому что нам действительно нужно убедить США пересмотреть некоторые положения закона IRA, особенно те из них, которые идут в разрез с давно сложившимися принципами открытой и справедливой конкуренции.

Однако на этих переговорах мы не должны представлять себя жертвами. Европейцы должны признать, что многие из наших нынешних инвестиционных проблем выходят далеко за рамки закона IRA. Как показано в главном ежегодном докладе Европейского инвестиционного банка, каждый год в течение последних десяти лет Европа инвестировала в повышение производительности на 2% меньше, чем её конкуренты. Закон IRA следует воспринимать как пробуждающий звонок для устранения этого недостатка инвестиций. Нам срочно нужно направить больше денег в европейскую чистую энергетику, в производство чистых технологий и в дигитализацию. Всё это критически важно для зелёного перехода и для конкурентоспособности в будущем.

Задача может звучать как огромная, однако в реальности у нас уже есть почти все необходимые инструменты. Группа ЕИБ предоставляет широкий спектр решений, помогающих разделять риски и получать долгосрочное финансирование. Эти решения повышают привлекательность перспективных инноваций для частных инвесторов. Наша модель привлечения частного капитала позволила нам обеспечить крупные прорывы в науках о жизни, энергетическом секторе, квантовых вычислениях и спутниковых технологиях.

Мы можем послать рынкам мощный сигнал о готовности институтов ЕС и правительств стран Евросоюза содействовать развитию передовых технологий с помощью кредитов и паевых инвестиций, начиная с самых ранних стадий. Мы уже работаем с Еврокомиссией и странами ЕС над созданием нового панъевропейского паевого фонда, призванного поддерживать крупные венчурные предприятия, которые стратегически важны для экономики с нетто-нулевыми выбросами парниковых газов.

Можно задаться вопросом, а почему мы фокусируем внимание на крупных венчурных предприятиях, ведь венчурные предприятия обычно ассоциируются со стартапами, которые предприниматели создают в своих гаражах. Однако в реальности мы видим, как на передовых рубежах инноваций возникают все более крупные венчурные предприятия. Взгляните, например, на производителя аккумуляторов Northvolt и его новую гигафабрику в северной Швеции. Это стартап, но вам потребовалась бы тысяча гаражей, чтобы его разместить.

Предприятия такого размера – это ровно то, что нужно Европе, а они требуют многомиллиардных авансовых инвестиций, как правило, в виде паевого или схожего с паевым капитала. Паевой фонд ЕС, следовательно, мог бы добавить значительную стоимость, помогая стартовать большему количеству передовых фирм. И хотя инвестиции, о которых я говорю, велики, они будут точно целевыми.

Красота данного подхода в том, что является панъевропейским. Он будет создавать равное игровое поле для стран ЕС, и поэтому будет защищать одно из наших ключевых достижений – общий рынок. И он поможет нам решать глобальные проблемы, не отказываясь от наших ценностей. Это будет квинтэссенция европейского ответа на закон IRA и на общие геополитические проблемы, с которыми столкнулась Европа.

© Project Syndicate 1995-2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить