Чем грозят бизнесу «серые носороги» и как их распознать риск-менеджменту

25969

Успешный бизнес обеспечивается не только идентификацией «черных лебедей», но и преодолением «серых носорогов»

Фото: pexels.com

Серые носороги и черные лебеди – не одно и то же?

«Черный лебедь» – всем известный термин в области финансов и риска, введенный Нассимом Николасом Талебом, трейдером и специалистом в области вероятности в одноименной книге. Но давайте разберемся, почему именно черный лебедь?

Какими вы привыкли видеть лебедей? Белыми. Самый банальный ответ. Поэтому мы явно, как минимум, удивимся встретить черного. Тем не менее черные лебеди существуют в природе и являются представителями животного мира Австралии.

Что касается носорогов - что можно о них сказать? Это большое опасное животное. Однако каким мы привыкли его видеть? Серым. Большой опасный серый носорог. Одно из самых крупных наземных животных. И в отличие от черных лебедей, сомнений в существовании серых носорогов у нас не возникает. Так же и в риск-менеджменте…

Если черный лебедь – это редкое и неожиданное событие, то серый носорог – это угроза с высокой вероятностью возникновения и значительными последствиями. Серые носороги – это не случайные сюрпризы, они появляются после ряда предупреждений и видимых доказательств. Сегодня далеко не исчерпывающий список серых носорогов (ряда очевидных и весьма вероятных событий, которые, тем не менее, игнорируются) включает: климатические изменения, прорывные технологии, лесные пожары, нехватку воды и пр.

Взрыв вулкана в Исландии в 2010-м – черный лебедь или серый носорог?

Давайте разберем пример со взрывом вулкана в Исландии с точки зрения действий регуляторов и последствий для бизнеса.

Начнем с действий регуляторов. Немного предыстории: протокол действий в подобной ситуации основан на показательном случае остановки всех четырех двигателей столкнувшегося с вулканическим пеплом самолета British Airways в 1982 году. 247 пассажиров и членов экипажа чудом остались живы, а самолет приземлился в аэропорту Джакарты.

Но это был далеко не первый случай попадания вулканического пепла в турбины и последующего отказа двигателя. Аналогичные ситуации возникали в 1982 году с Singapore Airlines, в 1967 году с самолетом U.S. Weather Bureau, а также в 1958-м и 1959 годах. Однако сложно сказать, почему именно случай с British Airways стал поворотным моментом в отношении осознания масштаба угрозы и управления рисками, связанными с вулканическим пеплом в авиации. Вероятно, это целая комбинация факторов: отказ всех четырех двигателей, успешное приземление самолета и возможность на практике изучить угрозу вулканического пепла в турбинах, широкая международная огласка. Все эти факторы вместе привели к тому, что вопрос вулканического пепла стал важной частью стратегии управления рисками полетов.

А теперь поговорим о последствиях для бизнеса. Последствия взрыва вулкана в Исландии для авиакомпаний очевиден. Однако не все так прозрачно для других отраслей экономики. Рассмотрим пример Nissan и BMW, автопроизводителей, использующих систему JIT (just-in-time или «точно в срок») для управления производством и складскими запасами. Закрытие воздушного пространства над Европой привело к нарушению цепочек поставок (SCM), приостановке производства и финансовым потерям.

Попытки компаний наладить альтернативные способы поставки не увенчались успехом, так как системность проблемы привела к повышенным расходам и временным задержкам. Однако уязвимость цепочек поставок заставила компании пересмотреть некоторые свои подходы. Автопроизводители публично заявили, что не планируют кардинально пересматривать свою систему, а также не планируют осуществлять значительные страховые взносы, аргументируя это, тем что «…платить придется не один десяток лет, чтобы однажды наконец этот вулкан взорвался». Нужна была более долгосрочная и экономически целесообразная стратегия управления рисками срыва цепочек поставок. Как следствие, BMW инициировал диверсификацию источника ключевых компонентов, а Nissan задумался о локализации их производства (то есть впредь располагаться «по соседству» с производителем ключевых компонентов).

COVID-19 – черный лебедь или серый носорог?

Большинство источников относят COVID-19 к событиям типа «черный лебедь», но есть и другие мнения. Билл Гейтс предостерегал от опасностей глобальной пандемии и относил эту ситуацию к проблеме, ожидающей своего часа. Любопытно другое: многие источники рассматривают не сам COVID-19, а реакцию мирового сообщества в качестве черного лебедя. Например, Уоррен Баффет утверждал, что «несмотря на то что пандемия COVID-19 была шоком и потрясением, реакции и ответные меры, как фискальные, так и монетарные, смогли бы быть шоком только для тех, кто не наблюдал за реакцией на экономические и финансовые проблемы после глобального финансового кризиса 2007-2009 годов».

Действительно, влияние событий - «черных лебедей» могут варьироваться от серьезных до катастрофических. Однако бизнес должен не зацикливаться на риске их возникновения, а стараться анализировать и фокусироваться на вероятной реакции глобальных организаций, центральных банков и регуляторов при столкновении с чрезвычайными событиями/кризисами.

COVID-19 – яркий пример того, что последствия и ответные фискальные, монетарные и регуляторные меры как таковые могут являться «черными лебедями». Пример в цифрах - это реакция новой администрации Байдена в США, действия которой к марту 2021 года привели к дефициту бюджета США колоссально выше дефицита 2020-го финансового года.

Что делать бизнесу?

Само событие «черного лебедя» или «серого носорога» предсказать затруднительно, однако можно оценить ответные действия регулятора и планировать свои. То есть вряд ли можно достоверно и четко предсказать взрыв вулкана или глобальную пандемию, но оценить и предположить реакции регуляторов и мирового сообщества – задача более реалистичная и выполнимая. Планирование своего бизнеса в случае реализации кризиса тоже возможно путем, например, симуляции кризисных ситуаций и сценарного анализа и планирования.

Инциденты, подобные случаю с вулканом, продемонстрировали нежелание или неспособность бизнеса предусмотреть и подготовиться к «серым носорогам». А события с «черными лебедями» напомнили о том, что для бизнеса важно не столько зацикливаться на возникновении события - «черного лебедя», сколько анализировать и оценивать потенциальные ответные меры регуляторов для своего собственного долгосрочного планирования. Последующее восстановление и изменения в бизнес-моделях и практиках управления рисками напоминают о необходимости заранее планировать реагирование на подобные угрозы в будущем.

Бизнес - это игра с рисками. Одни – «черные лебеди» - непредсказуемы и могут внезапно всё изменить. Другие – «серые носороги» - заметны, но часто игнорируются, пока не станут крупной проблемой. Успех приходит тогда, когда есть стратегия для обоих видов рисков.

Камиля Сыздыкова, FCCA, Head Methodologist | EY Academy of Business Caucasus and Central Asia

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
ЧТО НЕ ТАК С СУДОМ НАД БИШИМБАЕВЫМ Смотреть на Youtube