Блокчейн, баскетбол, фарма: как нестандартное мышление привело Марка Кьюбана к миллиардам

33729

Он всегда отличался любовью к проектам, которые способны изменить привычный ход вещей

Марк Кьюбан
Марк Кьюбан
ФОТО: © Guerin Blask для Forbes

Теперь предприниматель-миллиардер намеревается завоевать большую фарму, чтобы раз и навсегда покончить с заоблачными ценами на рецептурные препараты. После 13 сезонов телешоу Shark Tank эта акула бизнеса наконец готова отправиться в открытое море.

Как только Марк Кьюбан вводит код и открывает свою электронную почту, его телефон начинает разрываться от оповещений о входящих письмах. «Бам, бам, бам», – бормочет он, смахивая одно за другим в корзину, едва просмотрев.

Письмо с заголовком «Умоляю, ответьте» – удалить. Следующий имейл от криптовалютного проекта, c которым он работает: Кьюбан согласился купить цифровые права на рисунки одного из архитекторов Всемирного торгового центра и планирует превратить их в NFT. Он прищуривается, чтобы разглядеть мелкий шрифт. Наконец очередь доходит до письма от начинающего предпринимателя. Здесь Кьюбан решает сжалиться: «Такие ребята мне нравятся. Потом прочитаю».

В жизни Кьюбан мало отличается от роли, которую играет последние 11 лет, или, в пересчете на телевизионное время, 13 сезонов – в телешоу Shark Tank. Он готов выслушать каждого, даже если очень быстро, и сразу же принять решение. Его личная почта (mcuban@gmail.com) давно находится в открытом доступе.

Бизнесмен просматривает каждое полученное письмо, будь то спам, мошенники или питч нового проекта. Почему? Он не может удержаться. «Для меня это спортивное соревнование, где я успешный игрок, – говорит он улыбаясь. – Мне исполнится 110 лет, а я все еще продолжу читать все сообщения, которые будут приходить мне туда, куда через 50 лет будет помещаться то, что раньше было электронной почтой».

Кьюбан-предприниматель основал более десятка компаний, начиная с реселлера программного обеспечения MicroSolutions в 1983 году и заканчивая корпорацией Cost Plus Drugs, которая начала работать в январе 2022-го с целью обеспечить снижение цен на рецептурные медицинские препараты. А Кьюбан-миллиардер в 1999 году продал спортивное интернет-радио Broadcast.com компании Yahoo за $5,7 млрд в самый разгар бума доткомов, после окончания которого Yahoo пришлось закрыть проект. Кьюбан-инвестор вложил не менее $25 млн в криптоконцерны (в том числе в доджкоин – валюту, которая была придумана как шутка) и владеет долями в как минимум 400 стартапах, которые в основном пришли к нему через Shark Tank.

Некоторые из ставок, которые он сделал, оказались вполне успешными, а некоторые с треском провалились. Но даже и 20 лет спустя деньги, вырученные от продажи Broadcast.com, остаются основной причиной, благодаря которой Кьюбану удалось увеличить свое состояние до $4,6 млрд, что позволяет ему занимать 227-е место в рейтинге Forbes 400 самых богатых американцев. При этом он не стоял у истоков Broadcast.com: компанию основал Крис Джеб в 1992 году. Кьюбан вошел в долю три года спустя вместе со своим однокурсником Тоддом Вагнером, который тоже стал миллиардером благодаря продаже Broadcast.com. Сделка с Yahoo принесла Кьюьбану порядка $1,1 млрд после вычета налогов. Уже на следующий год он потратил $280 млн от этой суммы на покупку контролирующей доли в баскетбольной команде Dallas Mavericks. Бам! Еще один слемданк. Сейчас, по расчетам Forbes, 85%-ную долю Кьюбана можно оценить в $2,2 млрд, что составляет почти половину его состояния.

«С одной стороны, я понимаю, что никто не должен быть так богат, но что есть, то есть, – говорит Кьюбан. – Мы все стремимся к максимуму возможного, и я не хочу испытывать чувство вины по этому поводу. Я выкладывался на все сто, чтобы достичь того, что у меня получилось».

Кьюбан – тот редкий миллиардер, которому его состояние, по всей видимости, действительно приносит удовольствие. Когда он был моложе, то охотно тратил деньги: огромный особняк в Далласе, квартира с видом на Центральный парк в Нью-Йорке, частный самолет, путешествия по миру и вечеринки как «у рок-звезд». А после стал с удовольствием раздавать советы начинающим предпринимателям, как в реалити-шоу Shark Tank, так и у себя в твиттере, где у него 8,8 млн подписчиков. Он также любит покупать шоты незнакомцам в барах и вести разговоры о чем угодно с каждым, кто готов его слушать. А еще продолжает тратить деньги на то, что его радует. Например, недавно Кьюбан купил у умирающего друга не имеющий ни единого жителя городок Мустанг в штате Техас («это был его основной актив»), а потом назначил другого друга мэром. В какой-то момент миллиардер подумывал населить этот город-призрак гигантскими динозаврами-роботами, которых производит один из его подопечных в Shark Tank, но потом решил, что это будет непрактично. Но бизнесмен открыт для предложений. Если что, напишите ему на почту.

Никто не должен быть так богат, но что есть, то есть. Мы все стремимся к максимуму возможного, и я не хочу испытывать чувство вины по этому поводу

Его новый фармацевтический бизнес разительно отличается от всех этих развлечений. Кьюбан позиционирует компанию Mark Cuban Cost Plus Drugs как средство от запредельных цен на лекарства. Вышедшая на рынок девять месяцев назад Cost Plus Drugs продает 350 разных дженериков с огромным дисконтом. Например, дженерик Crestor – лекарство, понижающее уровень холестерина, – продается в аптеке по $151 за месячный курс, что намного дешевле, чем брендовый препарат по цене $329. А у Кьюбана это лекарство можно купить за $4,80. То же самое с лекарством Glucophage, которое используется в лечении диабета. В аптеке дженерик стоит $20, а у Cost Plus – $3,90. А дженерик антидепрессанта Zoloft, который в аптеках продается за $50, в Cost Plus можно купить за $4,20.

Кьюбан может устанавливать такие низкие цены, потому что работает в обход множества посредников, которые определяют розничные цены на лекарства. Например, тех, кто ведет переговоры о регулировании цен между аптечными сетями и страховыми компаниями. Это масшатбный и совершенно непрозрачный рынок. В 2021 году доходы лидера в этом сегменте – компании CVS Caremark – составили $153 млрд.

Кьюбан закупает препараты напрямую у производителей по цене, которая позволяет им немного зарабатывать, и продает их онлайн с фиксированной наценкой в 15% плюс $8 за доставку. Нельзя сказать, что это совершенно новая идея. Сети супермакретов Walmart и Costco уже экспериментируют с похожими моделями. Но именно у Кьюбана получилось быстро выйти на серьезные обороты – возможно, благодаря тому что он знаменитость. Cost Plus Drugs уже заявляет, что у компании более миллиона клиентов, а доходы растут на 10% неделя к неделе, что позволит ей получать прибыль уже в 2023 году. Кьюбан, что для него нехарактерно, не слишком распространяется о доходах компании. По оценкам Forbes, выручка Cost Plus за первые девять месяцев деятельности составила почти $25 млн.

Кьюбан отмечает, что это первая компания, которая носит его имя. Он инвестировал в Cost Plus порядка $100 млн и утверждает, что готов потратить «столько, сколько потребуется». Для него эта компания определяет его наследие. «Если у нас получится, то из всех моих проектов именно этот принесет больше всего пользы», – утверждает он. Кьюбан говорит, что собирается целиком сфокусироваться на Cost Plus Drugs. Он даже подумывает ограничить свое участие в Shark Tank. «В душе я готов уйти», – утверждает миллиардер. Его не слишком волнует, останется ли шоу на плаву. «Они и без меня выживут», – верит он.

Друзья и члены семьи Кьюбана в один голос говорят, что он прирожденный предприниматель. Еще в детстве, которое прошло в тихом пригороде Питтсбурга, где Марк рос в семье родителей из рабочего класса, он постоянно придумывал разные способы заработать. «Он всегда был чем-то занят, все время искал возможность получить доллар-другой», – говорит его младший брат Джефф, который сейчас управляет всеми проектами Кьюбана в сфере развлечений, включая дистрибьютора фильмов Magnolia Pictures. Однажды во время забастовки типографий во всем штате Пенсильвания Марк, тогда учившийся в старшей школе, встал посреди ночи, чтобы проехать 130 миль до Кливленда в соседнем штате, купить газеты и затем продать их в своем городе.

Чем старше он становился, тем больше у него появлялось амбиций. На последнем курсе университета Индианы он всеми правдами и неправдами раздобыл денег, чтобы купить местный бар Motley’s Pub. Именно в Motley’s, который в конце концов прикрыли из-за продажи алкоголя несовершеннолетним, он познакомился с будущим партнером по Broadcast.com Тоддом Вагнером. В этом году, в августе, Кьюбан приехал в Индиану, пришел в паб, который открылся на месте Motley’s и сейчас называется Kilroy’s on Kirkwood, купил посетителям 100 шотов и оставил персоналу $10 000 чаевых. «Он всегда знал, что или станет богатым, или разорится», – говорит Джерри Катц, который дружит с Кьюбаном еще с детского сада.

К 32 годам Кьюбан стал мультимиллионером, продав свою компанию MicroSolutions пионеру онлайн-решений CompuServe за $6 млн. Тогда он решил больше не работать, но хватило его ненадолго. В 1995 году, когда Netscape вышел на биржу, Кьюбан вместе с Вагнером вложился в радио Broadcast.com. Оно тогда называлось AudioNet и занималось освещением спортивных матчей, которые не транслировались местными вещателями. Радио никак не могло выйти на широкую аудиторию, несмотря на эксперименты с разными форматами, включая короткие волны.

Инстинкт охотника
(слева направо) Постоянные судьи Shark Tank, звездные предприниматели Марк Кьюбан, Барбара Коркоран, Кевин О’Лири и Лори Грейнер с гостем, инвестором Дэниелом Любецки, основателем сети баров Kind, во время 13-го сезона шоу.
Инстинкт охотника (слева направо) Постоянные судьи Shark Tank, звездные предприниматели Марк Кьюбан, Барбара Коркоран, Кевин О’Лири и Лори Грейнер с гостем, инвестором Дэниелом Любецки, основателем сети баров Kind, во время 13-го сезона шоу.
ФОТО: © ABC

Кьюбан и Вагнер решили вывести его в онлайн. Они вышли на рынок на пике Web 1.0, и Broadcast.com удалось провести самое успешное IPO того периода, завершив свой первый день на бирже с рыночной капитализацией в $1 млрд, что в 300 раз превысило сумму $3,2 млн, за которую Кьюбан с партнером купили компанию. Год спустя они продали ее Yahoo.

Кьюбан отлично умеет распознавать пузыри. Он и Вагнер получили в этой сделке акции Yahoo, но Кьюбан дальновидно предложил использовать стратегию collar, которая позволяет ограничить убытки минимальной регулируемой суммой при падении цены акций, хотя при этом ограничивает и прибыль. Впрочем, как он сам признает, ему сильно повезло: «Удача играет огромную роль в любом успехе. Когда я только пришел в NBA, Шакил после игры часто мне говорил: «Да тебе просто повезло». А я ему: «Можно подумать, что ты прямо планировал вырасти двухметрового роста со спортивным телосложением».

Вагнер, который с тех пор участвовал во многих проектах Кьюбана, включая покупку баскетбольной команды Mavericks, и обладает состоянием в $1,8 млрд, уверен, что дело не просто в везении. «На мой взгляд, Марк всегда обладал способностью видеть на несколько шагов вперед, – говорит он. – Я всегда уверен, что в любой ситуации он разумнее и лучше других продумал все возможные варианты».

Как бы Кьюбану ни нравилось быть богатым, быть знаменитым ему, похоже, нравится еще больше. В 2004 году он запустил на канале ABC реалити-шоу The Benefactor, которое должно было конкурировать с Apprentice Дональда Трампа. В проекте 16 участников соревновались за право получить $1 млн из личного состояния Кьюбана. Шоу продержалось всего один сезон. Трамп направил Кьюбану соболезнования по поводу «катастрофического» и «постыдного» провала: «Если ты решишься на еще одно шоу, позвони мне, и я с удовольствием тебе помогу». Но во всем этом был и положительный момент: Кьюбан познакомился с продюсером Клэем Ньюбиллом, который впоследствии предложил ему стать судьей в Shark Tank. Кьюбан не смог принять участие в съемках пилотного сезона в 2009 году, но в 2011-м стал гостем второго сезона. С тех пор без него не обходится ни один эпизод. «Каждому хочется стать хоть в чем-то знаменитым», – говорит Кьюбан, который успел сняться в десятке сериалов и фильмов, включая «Антураж» и «Бруклин 9-9».

Как и других голливудских инвесторов, Кьюбана покорила технология NFT. Он даже купил CryptoPunk №869, который сейчас оценивается в $95 000. Кьюбан стал одним из самых активных спонсоров успешного маркетплейса NBA Top Shot, на котором с момента запуска в октябре 2021 года было продано NFT на общую сумму более $1 млрд. Он также основал свою собственную NFT-платформу Lazy.com, где выставлена его коллекция. В марте 2021 года Mavericks стали первой командой NBA, которая начала принимать оплату в доджкоинах и, что удивительно, до сих пор продолжает это делать, несмотря на то что данная криптовалюта с прошлого года обвалилась в цене на 90%. Это неожиданный разворот для Кьюбана, который в 2019 году заявлял, что лучше «покупать бананы», чем биткоин.

В октябре прошлого года Mavericks заключили пятилетний контракт с Voyager Digital, одной из самых быстрорастущих платформ криптокредитования в Соединенных Штатах. Voyager с тех пор обесценилась на 99% и обанкротилась, а часть клиентов платформы предъявили Кьюбану коллективный судебный иск. Они утверждают, что именно высказывания знаменитого миллиардера в поддержку Voyager подвигли обычных инвесторов вложить в платформу $5 млрд, которые сейчас оказались заморожены. Кьюбан отказывается комментировать этот иск, но заявляет, что не собирается прекращать продвижение криптовалют.

К состоявшемуся в январе запуску Cost Plus Drugs Кьюбан шел несколько лет, а сооснователь компании Алекс Ошмянский и того дольше. Ошмянский, врач-радиолог из Колорадо, вместе с коллегами-медиками еще с 2015 года вынашивал идею продажи лекарств, на которых больше не распространяется действие патента, по ценам производителей. Они задумывали это как некоммерческий проект и почти три года искали для него финансирование. «Это был полный провал, мы не смогли получить ни одного доллара, за исключением тех средств, которые я вложил сам», – вспоминает Ошмянский, инвестировавший в проект порядка $200 000. В 2018 году он сменил направление и перерегистрировал компанию как общественно полезную корпорацию, что позволило ему продавать аптечные препараты через бизнес-предприятие, а не через благотворительный фонд. Именно на этом этапе Кьюбан вошел в проект.

Удача играет огромную роль в любом успехе. Шакил после игры часто мне говорил: «Да тебе просто повезло». А я ему: «Можно подумать, что ты прямо планировал вырасти двухметрового роста со спортивным телосложением

Изначальные вложения миллиардера в новый бизнес были довольно скромными, порядка $250 000, но инвестиции стали расти по мере того, как компании удавалось получить очередное разрешение от регулятора и убедить очередного производителя препаратов присоединиться к проекту. На то, чтобы заручиться поддержкой хотя бы одного производителя, ушел почти год. Первой поставлять свою продукцию для Cost Plus согласилась базирующаяся в штате Нью-Джерси компания Amneal Pharmaceuticals. Сначала в ассортименте Cost Plus было всего 100 препаратов от трех поставщиков. Сегодня у компании 20 партнеров, и каждый месяц в каталоге появляется порядка 100 новых лекарств.

Cost Plus также планирует производить собственные препараты. В ноябре в Далласе откроется новый завод площадью 2000 кв. м, инвестиции в который составили $11 млн. Завод полностью механизирован и спроектирован как гибкое производство. Он может быть быстро переориентирован на изготовление любых препаратов, которые компания не может закупить у других производителей.

Несмотря на все преимущества, у Cost Plus есть серьезные ограничения. Во-первых, она не принимает оплату от страховых компаний. Во-вторых, не продает лекарства, которые защищены патентами, например такие популярные препараты, как Humira (от артрита) и Trulicity (от диабета). «Наша цель – предложить потребителям лекарства по низкой стоимости, и мы очень удивим многих, когда у нас появятся брендовые препараты», – обещает Кьюбан.

Кроме фармы он интересуется высшим образованием, еще одной отраслью, в которой давно назревают перемены. «Вот что я не собираюсь делать, так это отправлять университетам пожертвования, – говорит Кьюбан. – Они все равно потратят деньги на то, чтобы построить очередное здание». По его мнению, намного правильнее будет сосредоточиться на основных функциях образования. Не нужно распыляться на «украшение студенческих общежитий», столовые-рестораны, скалодромы и спортивные команды первого дивизиона. Самое главное – нанимать лучших учителей и снижать плату за обучение.

По своей природе Кьюбан далеко не пессимист, но если его что-то и печалит, то это политика. Он не фанат повышения налогов для миллиардеров (как неожиданно!) и считает, что избирательная система США должна быть полностью пересмотрена. «Я хочу избавиться от двухпартийной системы, – заявляет бизнесмен. – По-моему, в ней корень всех зол». Он всерьез рассматривал возможность стать кандидатом на президентских выборах 2020 года, но передумал, увидев результаты заказанного им опроса, который показал, что его готовы поддержать менее 25% избирателей.

Четыре года назад Кьюбану исполнилось 60. Свой юбилей он отпраздновал, как и следовало ожидать, с размахом. Множество друзей и знаменитостей, включая его коллег по Shark Tank, певицу Дженнифер Лопес и ее тогдашнего жениха, бывшего игрока New York Yankees Алекса Родригеса, собрались в саду его огромного особняка в Далласе. Перед гостями выступали Стиви Уандер и популярный электронный дуэт Chainsmokers.

Ближе к концу вечера Кьюбан подошел к своим друзьям детства Джеффу Катцу и Родду Рейдборду. «Я никогда не видел такого пьяного человека, но Марк был совершенно счастлив, – вспоминает Рейдборд. – Он приобнял нас за плечи и сказал: «Поверить не могу, что это моя жизнь».

Акула бизнеса

За 13 сезонов, которые Марк Кьюбан был судьей в реалити-шоу Shark Tank, он инвестировал $29 млн в как минимум 85 компаний. Некоторые из них по-настоящему выстрелили, но, как и у любого венчурного инвестора, у него было немало неудач. По меньшей мере два стартапа, которые поддержал миллиардер, обанкротились или ушли с рынка. Одна крупная победа – приложение для детских садов Brightwheel, в котором Кьюбану принадлежит доля в 2%, сейчас оценивается в $12 млн, что в 20 раз превышает изначальные инвестиции. Вот еще несколько примеров как успешных, так и провальных проектов.

ПОБЕДИТЕЛИ

Dude Products
Четверо ребят из Чикаго изобрели смывающуюся влажную туалетную бумагу Dude Wipes, упакованную в индивидуальные пакетики, которые легко брать в дорогу. В прошлом году продажи стартапа увеличились до $67 млн, а сам он оценивается в $300 млн. Кьюбан инвестировал в 2015 году.

BeatBox Beverages
Компания, которую Кьюбан поддержал в 2014-м, получает $30 млн в год от продажи готовых «вечериночных» коктейлей с разными вкусами вроде «синяя ягода» и «розовый лимонад». В сентябре этого года она привлекла $15 млн частных инвестиций при оценке в $200 млн.

ПРОИГРАВШИЕ

Breathometer
В 2013 году Кьюбан вложил порядка $250 000 в девайс для смартфона, позволяющий измерять уровень алкоголя в крови. Впоследствии он назвал этот проект самой худшей из своих инвестиций. Прибор не работал, и Федеральная торговая комиссия обязала компанию возместить покупателям все расходы.

Toygaroo
Этот «Netflix для игрушек» позволял брать в аренду детские игрушки за ежемесячную плату. Компания так и не смогла встать на ноги и обанкротилась через год после того, как Кьюбан и его коллега по Shark Tank Кевин О’Лири пообещали инвестировать в нее $200 000.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить