Эпоха ARO: как талантливый артист меняет взгляд на казахскую музыку

31297

Музыкант Арман Сейтжапбар считает, что казахская музыка не размывается под влиянием внешних трендов

Арман Сейтжапбар
Арман Сейтжапбар
Фото: © Андрей Лунин

Новая волна казахской музыки характеризуется изобилием жанров – это смешение музыкальных стилей, переосмысление национальной культуры и собственной идентичности, конечно, не без ориентира на западное звучание. Все это дополняется весьма высоким уровнем музыкального производства: артисты в один голос твердят, что степень профессионализма отечественных продюсеров и режиссеров позволяет добиваться того, о чем не могли мечтать их коллеги еще 10 лет назад.

При этом, замечает участник рейтинга Forbes Kazakhstan «30 до 30» этого года 24-летний музыкант Арман Сейтжапбар, более известный как ARO, казахская музыка по-прежнему не размывается под влиянием внешних музыкальных трендов. Она остается особенной, нашей – благодаря молодым талантам, которые придали новый импульс роста популярности музыке на родном языке. Сегодня делать музыку на казахском не просто новомодный тренд, а потребность, высказывание и даже, если хотите, позиция. ARO убежден, что именно творчество способно увековечить казахскую культуру, не дать ей потерять в актуальности. «Но и этого недостаточно. Наша музыка должна быть разной. У слушателя должен быть большой выбор в казахской музыке. Есть любители и моей. Я делаю музыку не для всех, наверное, всего для 10% аудитории – кто ценит звук, текст и ритм. Моя музыка – это аттракцион в mp3-формате», – заявляет восходящая звезда.

Силуэт Армана мы примечаем еще за несколько сотен метров. Просторный синий чапан, фиолетовая панама, украшенная причудливыми геометрическими узорами, и выглядывающие из-под нее глаза, закрытые большими солнцезащитными очками. То, что к нам приближается артист, мы бы поняли, даже если бы он не нес на плече гитару. Несмотря на такой визуальный образ, в общении ARO прост, дружелюбен и… мечтателен. Оправдывает свое имя.

Музыкальная семья

Арман родился в Кызылординской области, в селе Шиелі, мама работала бухгалтером, папа водителем. Родители поженились, когда им было всего по 20 лет, но обзавестись большим потомством, как это принято в казахском селе, не получилось. Только спустя 13 лет появился Арман – единственный ребенок в семье, и назвали его так, поскольку у родителей наконец исполнилась самая заветная мечта. По детским воспоминаниям музыканта, отец всегда пел и играл на домбре, а он садился рядом и старался запомнить понравившиеся песни. Со временем начал и подпевать. Нередко слышал, как мама, делая домашние дела, напевала разные мелодии, которые иногда сама и придумывала.

Родители сразу заметили, что у мальчика музыкальный талант, и в пятом классе отдали в местную музыкальную школу по классу баяна. «Папа в одном старом фильме видел, как девочка умело играла на баяне. Он так полюбил этот момент, что отдал меня на баян, – улыбается ARO. – Папа всегда хотел учиться музыке сам, у него шикарный тембр, и он часто пел раскатистым баритоном, но в его время особо не выбирали, кем стать, и не было времени на что-то, кроме работы. Его собственный отец умер, когда папе было 11 лет, вместе с ним остались маленький братишка и сестра, которая была старше всего на три года. Он был вынужден взять ответственность на себя, рано начал работать. Поэтому у него не было возможности развивать свой талант. Он видел во мне продолжение своих мечтаний, да я действительно во всем на него похож».

Арман был примерным учеником – и в обычной, и в музыкальной школе. Однако, вспоминает, в стенах «музыкалки» ему было комфортнее, поскольку на подсознательном уровне чувствовал, что рано или поздно ему захочется оказаться на большой сцене. В восьмом классе впервые получил четверку – по труду. «Если честно, я приходил на этот предмет и занимался совершенно другими делами, иногда просто открывал тетрадь и рисовал. До сих пор рад, что получил тогда эту, низкую для меня, оценку. Ведь, возможно, если бы я остался круглым отличником, то сейчас был бы финансистом, как мама. Именно тогда я понял, что хочу продолжать профессиональное обучение музыке», – рассказывает собеседник. Еще в школе он был одним из самых ярких ребят, всегда выступал на концертах, участвовал в конкурсах, исполняя казахские песни. Арман закончил с традиционной школой после девятого класса, чтобы продолжить обучение музыке – уже в Алматы, в колледже при Казахской национальной академии искусств имени Т. Жургенова по специальности «актерское мастерство и вокал».

В 2014 году Арман впервые приехал в южную столицу, поселился в общежитии при интернате и всерьез взялся за творчество. Для него это был как раз тот период переходного возраста, когда у юношей начинает ломаться голос, и очень важно, чтобы у вокалиста был правильный наставник, иначе можно потерять возможность петь. К счастью, такой наставник нашелся – талант почти сразу приметил Беимбет Кожабаев, оперный певец, заслуженный деятель искусств РК. Он помог Арману поставить голос и выйти из «турбулентного» возраста с еще лучшими вокальными данными. «Учитель сразу объяснил, что, хотя у меня тенор, по мере взросления у меня уже не будет той тональности, она изменится. Но это вовсе не значит, что я стану хуже», – вспоминает ARO.

Фото: © Андрей Лунин

Еще со второго курса Арман начал участвовать в конкурсах – и преуспел, выиграв Гран-при музыкального фестиваля «Жас Арт», в котором участвовали студенты музыкальных колледжей стран Центральной Азии. «Я считаю, что у меня был лучший академический голос среди всех участников, потому и победил», – без лишней скромности вспоминает он. Кроме того, в стенах колледжа Арман научился важному навыку артиста – умению держаться на сцене. Раскрепощаться помогали актеры, которые у них преподавали. Музыкант считает, что именно благодаря тому периоду теперь выступает на сцене, совсем не нервничая, пусть и с небольшой долей волнения.

Тойский композитор

Арман вспоминает, что после окончания первого курса к нему в Алматы приехала мама и привезла с собой подарок – гитару. «Это была недорогая классическая гитара, но с нейлоновыми струнами. О них не ранишь пальцы. Но главное – это был подарок мамы, может, поэтому мои пальцы никогда не болели, когда я учился играть», – улыбается он.

Летом Арман приехал на каникулы в родной Шиелі и все три месяца провел за изучением аккордов, а после… написал свою первую песню. Сначала придумал мелодию, затем сыграл ее на гитаре, а дальше написал куплеты и припев. «Песня называлась «Мені ыстық еріңмен сүйші», что значит «Поцелуй меня своими горячими губами», – смеется музыкант. Он признается, что тогда поражался красоте сокурсниц из колледжа, он таких девушек в своем селе не видел, поэтому решил признаться им в чувствах. Однако в итоге песню не записал и нигде не опубликовал, просто сохранил на бумаге.

Тем не менее, вернувшись в Алматы, Арман продолжил писать песни, придумывать тексты, рифмы, а также наловчился создавать танцевальную тойскую музыку. Вспоминает, что однажды его однокурсник, услышав, как легко он сочиняет песни, подошел и сказал: «Напой на диктофон, а я дам послушать своему родственнику – может, ему понравится, и он споет». Оказалось, что приятель – родственник эпатажного певца Торегали Тореали. ARO утверждает, что, когда та запись дошла до исполнителя, тот сделал аранжировку и включил песню в свой альбом. На вопрос, заплатил ли известный певец гонорар, собеседник просто отвечает, что тогда это не было для него важным. «Я сделал это ради творчества. Писал не только для себя, но и для других. Для меня лишь важно, чтобы моя песня была спета, и неважно кем – главное, чтобы слушатели узнали о ней», – рассуждает музыкант.

Зато после того случая по сарафанному радио об Армане узнали и другие той-исполнители. Юный музыкант писал им песни – но уже за деньги. Впрочем, разгадав формулу создания востребованных тойских шлягеров, быстро заскучал. Он думал о более сложной авторской музыке.

Новое качество

В 2017 году Арман окончил колледж и поступил в Жургеновку. Хотел пойти на специальность «звукорежиссура», но не вышло: поток был заполнен, ему предложили подождать год. «Папа сказал, что времени ждать нет и нужно поступать, хотя я хотел именно туда. Чтобы быть как Скриптонит – научиться звукорежиссуре, не зависеть ни от кого, самому записывать, сводить, редактировать», – объясняет собеседник.

В итоге Арман послушал отца и поступил на специальность «звукорежиссура кино и ТВ». На первых курсах подрабатывал на телеканале «Казахстан», держал микрофонный бум, вешал петличные микрофоны и следил за тем, чтобы звук записывался без помех. Но в глубине души он понимал, что занимается этим только для того, чтобы хотя бы понять, на кого вообще поступил учиться.

На третьем курсе Арман женился – на сверстнице, которая училась в одном из алматинских вузов на школьного учителя. «19 мая 2020-го, как только мне исполнилось 20 лет, сразу женился. Как у казахов говорят, пока человек не создаст семью, в его жизни не будет наполненности. Так произошло и со мной – это событие полностью изменило мою жизнь», – говорит он.

Несмотря на то что у Армана был сильный голос, до того года он не был известен широкой публике как певец, его знали в основном как автора песен. Новый семейный статус, по его словам, мотивировал набраться смелости и наконец выйти в свет, а главное – найти свой музыкальный стиль. В мае того года, в разгар карантина, он придумал себе сценический псевдоним – ARO – и выпустил свой первый сингл Aigyr. Вместе с друзьями они сделали обложку и выгрузили композицию на стриминговые площадки. В песне музыкант поведал о чувствах к своей супруге, описав их до мельчайших деталей, при этом текст наполнен многочисленными отсылками к казахской культуре, и некоторые слова имеют двойное значение. Продюсер Арсен Жауын­бай через знакомых продвинул песню в ротацию на youtube-канал телеканала Gakku. На сегодняшний день на стриминговых платформах ее прослушали более 1 млн раз, а в комментариях некоторые даже написали, что нашли для себя новый бриллиант.

Фото: © Андрей Лунин

Аттракцион в mp3-формате

Запоминающаяся мелодия и яркое объемное звучание голоса – то, что сразу помогло ARO найти своего слушателя. За последние три года он написал более 20 песен, среди которых, пожалуй, самые яркие – «Улгіліге жыр», «Алаңғасармын», «Қимастық жыры», «Асқақ арманыма», S.Ó.Seni, Anbyrqaq и «21,20Sholy». В своих композициях музыкант не только предстает причудливым романтиком, который играет словами, умело меняет ритмы или смело экспериментирует со звуками. Сегодня он ни много ни мало настоящий акын, который рассуждает на важные социальные темы. При этом ARO не стесняется критиковать сверстников, иронизируя, что нынешняя молодежь чаще всего хочет стать блогерами или тиктокерами и кататься на Land Cruiser, в то время как наши предки боролись за свободу и право выражать свой голос во время Декабрьских событий 1986-го. За прошлый год певец дал более 10 концертов по всему Казахстану, его треки прослушали более 4 млн слушателей. Дистрибуцией музыки занимается отечественный музыкальный лейбл Ozen.

ARO также критикует современные музыкальные тренды, когда артисты делают треки длиной в одну минуту, лишь бы вещь «выстрелила» в TikTok. Он сетует, что очень небольшое количество молодых слушателей готово обращать внимание на длинные и сложные композиции. «Иногда я думаю, что делаю музыку для музыкантов. Я хочу удивлять, хочу создавать аттракцион для слушателя в mp3-формате. Удивить за одну минуту – такое я не могу и не хочу, я рассказываю полноценные истории. В ближайшее время собираюсь выпустить песни, которые посвящены действительно важным событиям в нашей стране, это моя миссия как артиста», – заявляет собеседник.

В начале этого года ARO планирует выпустить два сингла и «подогреть» аудиторию к выходу сольного альбома, который запланировал на первое полугодие 2024-го. За несколько лет из начинающего исполнителя он вырос в символ новой волны казахской музыки, стал желанным гостем телевизионных и онлайн-шоу, дает интервью популярным изданиям. Но не теряет своего главного качества: Арман – мечтатель. Он мечтает сделать то, что не будет уступать мировым звездам.

«Моя особенность в том, что я не привязан к одному жанру и до сих пор не могу дать точное описание своей музыке. Люди говорят, что слышат в моем тембре традиционный народный окрас. Рэпом я это назвать тоже не могу, хотя в треках присутствует речитатив. Я сторонник написания стихов без нецензурной лексики и вранья. Еще мне нравятся нетрадиционная структура песен и правильная аранжировка. Я вдохновляюсь, когда ощущаю новые чувства, ем вкусную еду, которую до этого не пробовал, вижу новые города и места, где раньше не был, знакомлюсь с новыми интересными людьми. Часто в заметках пишу интересные мысли и первые строчки будущих песен. В итоге в голове находятся подходящие мелодии, которые передают правильное настроение. Так и рождается моя музыка. Вся моя жизнь – одна сплошная песня», – говорит ARO.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
ЧТО НЕ ТАК С СУДОМ НАД БИШИМБАЕВЫМ Смотреть на Youtube