Как молодой режиссёр из Казахстана стал завсегдатаем американских кинофестивалей

54074

Арману Саяту нет ещё и 30, но его работы уже разлетелись по миру

Арман Саят
Арман Саят
Фото: личный архив

В эпоху клипового мышления короткий метр – отличный способ привлечения аудитории. Но для некоторых это еще и билет в большое киношное будущее. Режиссеру Арману Саяту нет еще и 30, но его работы уже разлетелись по мировым кинофестивалям. Американская киноиндустрия не просто впустила к себе выходца из маленького казахского села, но и оценила его талант.

Картина Саята «On the other side of the road» получила ветвь за лучшую режиссерскую работу и сценарий на кинофестивалях «DM OF», «Indie Shorts» и «Nicomedia International Film Awards». В ней Арман выступал продюсером, сценаристом и оператором-постановщиком, а режиссировала его близкая подруга. А вот непосредственно его режиссерская работа «Mr.Nightmare» получила Gold Award, золотую ветвь на международном кинофестивале «Independent Short Awards» – при том, что на фестиваль поступило более 10 тысяч заявок со всего мира. Картина также была представлена на ежегодном кинофестивале «Lift-Off» и удостоена первого места за лучший короткометражный фильм и саундтрек на фестивале «Los Angeles Movie Awards». И это только начало: впереди команду Армана ждут около двадцати фестивалей, среди которых «Sundance Film Festival», «Raindance Film Festival», «Portland film Festival» и «Tribeca Festival». Результаты будут в течение этого года.

Несмотря на впечатляющий успех в Америке, Арман признается: родина – одна из главных тем в его жизни и творчестве. Для многих, особенно в США, удивительно, что он родился в небольшом селе в Жамбылской области, вдалеке от больших городов. Для села Степное в двухстах километрах от Алматы отсутствие воды или электричества в девяностые было обыденностью. Но большая семья Армана стараниями деда и отца жила неплохо. Ребенком он много времени проводил с братьями, и благодаря совместным играм в мальчике зародилась любовь к режиссуре. Братья играли в кино: придумывали сюжеты, персонажей и примеряли эти роли на себя, устраивая домашние выступления. И это были не только театральные постановки, но и музыкальные номера. Одним словом, как художник Арман развивался во всех направлениях.

Так что в сфере кино молодой человек находится, сколько себя помнит. У него всегда был свой взгляд на мир, даже когда он не знал, какие удивительные вещи в себе таит камера. Впервые Арман попробовал съемку в двенадцать лет. Это была маленькая цифровая камера Sony Cybershot, которая впоследствии стала лучшим другом. Арман писал сценарии, снимал всё подряд, просил друзей и родственников что-то сыграть. Семейный продакшн стал традицией: участвовали все, затем Арман усаживался за монтажный стол, и через пару дней выходила премьера. Родители звали гостей, принимали комментарии – приблизительно то, чему сейчас учат в киноакадемиях.

Фото: личный архив

Так продолжалось до окончания школы, а потом началось серьезное отклонение от курса. Арман хотел быть режиссером, уехать в США, но родители желали чего-то более практичного, ведь в тот момент режиссерство в Казахстане казалось несерьезным. В итоге кино отошло на второй план и стало чем-то вроде хобби. Арман получил диплом в области менеджмента, стабильную работу... и рутину.

И хотя для многих пандемия коронавируса стала испытанием, нашему герою она дала шанс. Да, пришлось затянуть пояс и заново себя собирать. Но тут Арман и увидел возможность стать тем, кем давно мечтал. Но мало хотеть – нужно было с чего-то начинать. Прокачивать навыки, учиться заново. Арман стал искать курсы, но ничего из того, что предлагал отечественный рынок, не устраивало. Он переключился на зарубежные ресурсы и наткнулся на месячный онлайн-курс от крупнейшей киноакадемии New York Film Academy. Сидя дома, Арман учился самым базовым вещам: от правильной структуры сценария до постановки мизансцены, каждую неделю выполнял задания. Тогда его и заметили преподаватели. Причем люди это были довольно именитые: Тревор Хопкинс, Крис Линч, Винсент Верди. Еще один человек, Кен Туи – второй режиссер фильмов «Годзилла против Конга» и «Темный рыцарь» – убедил Армана ехать в Лос Анджелес, поступать в академию и по пути, не дожидаясь программы, писать сценарии и снимать короткий метр. Дверь в мир кино открылась.

Арман написал три эпизода онлайн-сериала, набрал команду и отправился снимать. Сейчас он понимает, что наделал тогда кучу непростительных ошибок, но это был первый опыт съемки серьезного проекта с реальным кастом, командой и бюджетом. Несмотря на недостатки, один из эпизодов стал финалистом кинофестиваля, хотя команда отправила его из чистого любопытства. Первый фестиваль в жизни и первая ветвь за лучшую режиссерскую работу случились неожиданно. После успеха команда попала в ежегодный filmbook журнала Marika Magazine – чем не шикарное начало карьеры?

Однако полным ходом работа в кино началась с переезда в Штаты. Выбор страны Арман объясняет просто: США его всегда привлекали, а сейчас уже многое с ними связывает. Здесь родились его дети, живут друзья, в конце концов, находится «кино-Мекка». Но переезд дался непросто. Сразу же встал вопрос о жилье, ведь к иностранцам без кредитной истории и банковского счета, к тому же без родственников, в США нет доверия. Никто не хочет рисковать: по закону сдаваемая недвижимость отчасти принадлежит арендатору, и он может делать там всё, что вздумается. Арендодатель не имеет права приходить с проверками, а выселить неугодного жильца можно только через суд. Поэтому в поисках жилья Арман провел несколько месяцев, буквально вися на телефоне и уговаривая приютить его семью. Затем понадобилось получить права, открыть медицинские страховки. Одним словом, американский рынок – это машина колоссальных размеров, требующая наработки репутации на разных ступенях.

Фото: личный архив

Да и саму работу в американской киноиндустрии Арман называет большим челленджем. Мало быть просто талантливым и амбициозным, нужна постоянная работа над собой и дисциплина. Надо понимать, что в этой «фабрике грез» никто не ждет новичков с распростертыми объятиями, конкуренция бешеная. Малейшее опоздание, даже на минуту, непростительно. Это рынок, завязанный на двух вещах: знакомства и опыт. И одно без другого не вяжется. «Можно быть бесконечно общительным, но никто тебя не порекомендует, если ты начинающий специалист. И наоборот: у тебя может быть куча работ, но это без толку, если ты ни с кем не общаешься», – делится Арман. Для молодого и уж тем более приезжего художника это замкнутый круг. Приходится двигаться мелкими шажками, выстраивая круг общения, работая над проектами, зачастую спонсируя их самостоятельно. Нужно постоянно работать, чтобы быть тонусе.

«Я бы сказал, я всё еще в пути к тому кино, которое будет не только играть с чувствами аудитории, но и побуждать ее к каким-то положительным поступкам», – комментирует режиссер.

Свою нынешнюю работу Арман сравнивает с обыкновенным энтертейнментом. Люди смотрят, получают эмоции, закончилось кино – закончились эмоции. Но это неизбежные шаги. Прежде чем стать хорошим режиссером, нужно пройти огонь и воду. Попробовать себя во всём, чтобы в конечном итоге дарить аудитории качественный продукт. Не просто написанный на коленке, а до мелочей проработанный предмет искусства.

Благо есть у кого поучиться. Многих режиссеров Арман называет своими менторами, пускай даже виртуальными. Джун Хо, Финчер, Андерсон, Тарантино, Полански, на отдельном месте – Скорсезе. «Можно сказать, сижу с тетрадкой за просмотром их фильмов и веду конспекты», – отшучивается молодой человек.

Однако работа самого Армана на площадке не ограничивается только режиссурой. Емкое американское filmmaker – как раз про него. Он любит все процессы: от постановки света и съемки до монтажа и звукового дизайна, построения эстетики кадра: ракурса, освещения, цветовой палитры. Но особенно его привлекает работа оператора-постановщика, ведь он – мозг и руки режиссера, тот, кто воплощает замысел в реальность, своего рода инженер. Такая многогранность идет на пользу, ведь киноиндустрия США – удовольствие не из дешевых.

Фото: личный архив

«Если есть возможность снимать где-то в другом месте – стоит это делать. В основном это касается Калифорнии», – отмечает Арман. Калифорния – очень дорогой штат, деньги приходится оставлять буквально везде. Аренда, разрешение от города: даже если вы находитесь на частной территории, вы должны оповестить власти о съемках. У каждого района есть своей департамент, выдающий подобные разрешения. А его отсутствие может создать большие проблемы с дальнейшей дистрибуцией фильма. Но самое интересное – если в реквизите оружие. В этом случае нужно разрешение полицейского департамента и присутствие офицеров на площадке. Если в сцене есть вода, куда герои просто окунают ноги, – должен быть спасатель. Если кто-то в сцене закурил сигарету или поджег спичку – должны быть пожарные. «Так можно продолжать до бесконечности – и это мы даже на улицу еще не вышли!» – отшучивается Арман. Ценник у всех просто баснословный: даже самый дешевый студенческий фильм обходится минимум в пять тысяч долларов за один, максимум два дня. В Казахстане с этим проще, у нас можно договорится. Это очень греет душу – и, конечно, кошелек!

Сейчас Арман работает в основном с коротким метром, но старается себя не ограничивать и стремится попасть в ряды полнометражников. Находясь на старте карьеры, он понимает, что короткий метр – не только хороший способ заявить о себе, но и лучший вариант поиска себя в плане жанра. Это отличная возможность экспериментировать, совершать ошибки, делать домашнюю работу и начинать снова до тех пор, пока не поймешь, что готов работать с большим объемом. Это происходит естественным образом: начинаешь с одной минуты, снимаешь, если уложился в хронометраж – справился, отлично! Снимаешь дальше и понимаешь, что у тебя уже не одна минута материала, а две. Затем три – и дальше по нарастающей.

В какой-то момент всё меняется. «Скажем, стоит задача снять пятнадцатиминутный фильм. Вот сценарий на пятнадцать страниц, команда, актеры, но ты увлекаешься, прорабатываешь сцены так, что на монтажном столе у тебя фильм хронометражем в сорок минут», – делится Арман. Так произошло с проектом «Mr.Nightmare». Фильм готовили к фестивалю, и важно было удержаться в рамках данного хронометража – до 15 минут, но результат вышел более длинным. И хотя всё это потом режется, внутри зарождается готовность к чему-то большему.

Сейчас в разработке у Армана три крупных проекта. Это полнометражные картины в разных жанрах. По ним дописываются сценарии, полным ходом идет поиск инвесторов. Один из проектов – о Казахстане с его культурой и традициями, которые встречаются с реалиями западного мира. Режиссер поставил задачу: не просто рассказать о своей стране и о том, почему мы все такие классные и с нами надо считаться. Фильм будет не о стране как таковой, а о простых людях, о жестокой реальности и беспомощности, которая требует внимания. Проект будет сниматься и в Казахстане, и в США, уже в апреле команда полетит с его презентацией в Алматы.

Свои фильмы Арман основывает на опыте или историях знакомых. Они обретают совсем иной вид, облачаясь разными сюжетными поворотами и персонажами. Всё зависит от главного вопроса в построении любого сценария – «что, если?» Арман старается придерживаться этой стратегии, оставляя зрителю возможность создавать свой сюжет. Не отвечать на все вопросы разом, а давать аудитории решать и вести дискуссии.

Стремительные победы на кинофестивалях пробудили интерес не только у зрителей, но и у американских изданий. Недавно VoyageLA выпустил статью об Армане и его проектах, после чего посыпались предложения о работе. Так что вполне возможно, что совсем скоро в жизнь воплотятся его мечты: разделить режиссерское кресло с Роджером Дикинсом и Эммануэлем Любецки, а у себя в кадре увидеть Тома Харди, Джеймса Макэвоя или Тома Хэнкса.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить