Возвышая степь: художница из Казахстана стала успешной в Лондоне

37187

Имя Айганы Гали в западных странах на слуху гораздо больше, чем в родном Казахстане

Айгана Гали
Айгана Гали
Фото: © Daniel Roberts Mah

Айгана Гали уже давно живет в Лондоне, однако даже беглого взгляда на ее картины достаточно, чтобы приметить тонкие восточные ноты. Названия коллекций «Тенгри» и «Степь» выдают ностальгию по дому. Ее диковинные полотна пользуются за рубежом огромным спросом: например, картины украшают стены культовых отелей  Woodward, Geneva, Royal Mansour, Casablanca, St. Regis Hotels&Resorts, Marriott Hotels и The Ritz-Carlton в Великобритании. О влиянии творчества, собственной линейке одежды и любви к Алматы Айгана поделилась в нашем разговоре.

F: Айгана, расскажите о своем детстве. Откуда вы родом, чем занимались, помимо школы?

– Мой родной город – Алма-Ата, и я всегда была с ним очень связана. Несмотря на то, что большую часть жизни я прожила за пределами Казахстана, эта связь становится только глубже. Мои воспоминания из детства связаны с историями моей земли и искусством. Я занималась балетом, музыкой и живописью, и в какой-то момент это всё сложилось в огромное увлечение театром. Я работала художником-постановщиком в театре, сыграла несколько ролей в кино. Это не означает, что я была в поиске себя – всегда знала, что прежде всего я художник.

Из коллекции ESMB & STEMS Dubai
Из коллекции ESMB & STEMS Dubai

F: Откуда у вас любовь к искусству?

– Мой дедушка прекрасно рисовал, мама тоже исключительно творческий человек, очень повлиявший на мое ощущение жизни. Ее способность видеть красоту во всём и направлять мое внимание на прекрасное в природе до сих пор залог моего неиссякаемого вдохновения. Рисунок, а позже живопись – мое естественное состояние, главный опыт проживания жизни. Я очень остро чувствую свет, цвет, звуки и запахи. Я родилась с синестезией, мое ощущение мира всегда было очень выпуклым и складывалось в прекрасные видения, которые просились наружу в виде картин. Холст и краски для меня – основные материалы, несмотря на то, что я работаю практически во всех доступных направлениях. Меня не перестает восхищать простота и сложность возможности создания мультиуровневых миров в одной плоскости холста.

F: Кто ваши любимые художники?

– Я преклоняюсь перед каждым художником. Думаю, каждый творец несет важную функцию в обществе – проводника, даже шамана. Поэтому к своей работе отношусь с огромной ответственностью перед публикой. Каждый может через объект искусства найти свою дверь, которая приведет его к духовному росту и единению. Для меня такие работы есть у Марка Ротко, Марка Шагала, Джорджии О’Кифф, Фриды Кало, из современников – Аниш Капур. 

F: Каким был ваш первый успех в сфере искусства? Первая выставка?

 – Моя первая выставка случилась, когда мне было всего двадцать лет, в замечательной галерее Нурлана Смагулова «Арт-Центр Alma-Ata». Это был невероятный, очень искренний опыт! У меня не было агента или галереи – тем не менее все 40 картин с той выставки были проданы. Думаю, именно этот опыт дал мне смелость строить свою карьеру самостоятельно и сделал меня очень сильной. 

F: Что побудило вас переехать в другую страну?

– Я хотела окончить творческую магистратуру, решила рискнуть и сделать это в столице мирового современного искусства, в Лондоне. Всегда была жадной до знаний и мечтала быть там, где энергия творчества бьет ключом. Честно говоря, мне было тесно в Казахстане на тот момент.

Айгана Гали
Айгана Гали
Фото: © Daniel Roberts Mah

F: Насколько сложно устроиться человеку творческой профессии в Лондоне? Какие есть преимущества для художников в Англии? Может, какие-то подходы, которых нет в Казахстане (или наоборот)?

– В Лондоне огромная конкуренция во всём, включая и мир искусства. Думаю, здесь невозможно работать вполсилы: всё или ничего. Моя жизнь полностью отдана работе, это приоритет. Но и при этом условии Лондон – лучшее место для прогресса. Он настолько богат возможностями и знаниями, думаю, по широте мировоззрения с ним может сравниться только Нью-Йорк. Сейчас, конечно, многое меняется и на сцену выходят новые игроки. Но по-прежнему новаторство в искусстве и очень образованная, насмотренная аудитория являются лучшими условиями для профессионального роста. 

С другой стороны, успех в мире искусства может нарушить творческий процесс художника. Чем более узнаваемо твое искусство, тем более оно приобретает свойства товара. Нужно обладать мудростью и быть физически и морально сильным, чтобы не навредить своему творческому пути, преуспевая в карьере.

Из коллекции ESMB & STEMS Dubai
Из коллекции ESMB & STEMS Dubai

F: Какие отклики ваше творчество получает в Англии?

– Мне очень повезло и не один раз. В первую очередь я благодарна прочной поддержке своей семьи, даже мои дети понимают всю сложность и важность моей практики. Во-вторых, люди из профессии, которых я встретила и с которыми работаю по сей день. Это лучшие профессионалы, у которых я многому учусь и которые помогают мне в выставочном процессе. И, конечно же, отклик международной аудитории – это огромный стимул. Мои работы находятся в частных и музейных коллекциях по всему миру, и это здорово, что посыл, который я несу через свою работу, имеет такой широкий отклик. 

F: Вам случается писать на заказ? Приходилось ли отказываться от каких-то заманчивых предложений?

– В прошлом заказы для меня были нелегкой задачей. С опытом пришло умение полностью отодвигать свое эго и пропускать через себя информацию, непосредственно важную для заказчика или определенного места. К сожалению, всё чаще приходится говорить нет, в основном от недостатка времени, в этом случае заказчик просто остается в листе ожидания, и я исполняю работу позже. 

Полотно «Tobe» Из выставки «Art Cologne 2023». Предоставлено художником и галереей SETAREH Düsseldorf
Полотно «Tobe» Из выставки «Art Cologne 2023». Предоставлено художником и галереей SETAREH Düsseldorf

F: Расскажите о своей линейке одежды.

– Около шести лет назад во время работы в Тбилисском театре имени Марджинишвили и создания там костюмов для спектакля мне посчастливилось посетить театральные архивы. Меня поразил высочайший уровень творчества Петре Оцхели и многих других театральных художников советского периода, которые в условиях полного дефицита всего создавали шедевры! Буквально из остатков ткани, самостоятельно выкрашивая и расписывая ее вручную! У меня появилась мечта: создать бренд художника, сделать холсты, которые можно носить. Превратить своих клиентов в носителей искусства, вынести его за пределы стен галерей и частных коллекций. Так родился бренд Manifestations Art Couture. На данный момент он вырос из бренда одежды и появилась линия Art Home и Art Jewellery.  

F: Повлиял ли переезд на ваше творчество? 

– Изменилось отношение к работе, но в творчестве я по-прежнему певец своей культуры и историй родной земли. Находясь далеко, тоскуя по родине, я чувствую свою связь еще острее. 

F: Вы считаете себя казахстанской художницей или уже нет?

– Я бы не хотела, чтобы меня определяли и ограничивали. Я представляю свою страну, несу полную ответственность за тот ее имидж, который видит мировая аудитория через меня. Но я бы хотела, чтобы меня видели художником мира со своим уникальным центральноазиатским голосом.

Айгана Гали
Айгана Гали
Фото: © Daniel Roberts Mah

F: Вы бываете в Казахстане? Пользуются ли здесь успехом ваши работы?

– Я сделала несколько очень успешных проектов в Казахстане, один из них – отель St. Regis в Астане, для которого были созданы семь масштабных панелей под общим названием «Байконыр». Я буду счастлива, если таких проектов станет больше. Мечтаю осуществить несколько публичных скульптурных инсталляций для Казахстана: надеюсь, это произойдет в скором будущем.

F: По вашему мнению, искусство говорит на одном языке? Или иногда нужны пояснения – например, считывают ли англичане весь смысл «Тенгри», не зная, что это?

– Искусство находится за пределами слов, на кончиках нервов, между звуками и красками, чувствами и ассоциациями. Людям часто нужно приглашение, ключик для входа, но когда они соединены с работой, нужно отдалиться и дать зрителю пережить свой уникальный опыт. Я не перестаю удивляться, насколько продвинутое и своевременное наше древнее мировоззрение Тенгри, насколько символы, которые для меня исключительно тенгрианские, являются архетипичными для разных религиозных учений древности с разных концов света. Так что перевода не требуется, через искусство смыслы доходят до людей разных культур, минуя языковые ограничения. Как пример – у меня будет соло-выставка в марте-апреле следующего года в SETAREH Gallery Düsseldorf.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить