За что казахстанских музыкантов ценят в мировых оркестрах

176658

История фаготиста Олжаса Аширматова

Олжас Аширматов
Олжас Аширматов
Фото: © Stas Levshin

«Изначально инструмент мне совсем не нравился. Близкие отношения с фаготом стали завязываться постепенно», - рассказывает Олжас Аширматов, казахстанский музыкант, член ассоциации фаготистов мира Double Reeds. Больше всего в учебе ему помогло не «упорство и труд», на которые делают ставку, наверное, 99% исполнителей, а азарт.

В 1999 году 11-летний Олжас выиграл детский певческий конкурс «Азия Дауысы», и в том же году его выбрали выступать от Казахстана в Варшаве, на съезде первых леди стран мира, приуроченном к 10-летию принятия Конвенции ООН по защите прав детей. С тех пор стоило сказать маленькому музыканту «будешь заниматься — выиграешь конкурс», как он возвращался к инструменту.

«Меня очень мотивировали родители. Говорили: вот ты тут сидишь, ничего не делаешь, а кто-то сейчас в Бразилии или в Австралии в это время занимается, и ты ему проиграешь», — смеется Олжас. С тех пор он стал лауреатом множества конкурсов, в том числе Республиканского конкурса молодых исполнителей на духовых и ударных инструментах (I премия, Алматы, 2004), Международного конкурса духовых и ударных инструментов «Шабыт» (II премия, Астана, 2005), Международного конкурса духовых инструментов (II премия, Новосибирск, 2005), а также Первого республиканского конкурса исполнителей на деревянных духовых инструментах им. Батырхана Шукенова (I премия, Алматы, 2018). О последнем музыкант говорит с особой теплотой: «Такие инструменты, как гобой, фагот, кларнет, флейта, остаются в тени фортепиано, скрипки, виолончели. И я считаю, что этот конкурс — очень хороший толчок в развитии духового исполнительского мастерства».

Однако вернемся к истории о фаготе. В 1998 году родители привезли Олжаса из Жанатаса, где он рос, в Алматы, поступать в республиканскую музыкальную школу для одаренных детей имени Ахмета Жубанова. «Было 30 августа, все экзамены уже закончились, но моя мама обошла там, наверное, всех педагогов, убеждая послушать меня: «Вы не пожалеете!». И меня приняли на класс единственного «свободного» инструмента — фагота, - рассказывает наш собеседник. - Я тогда очень хотел попасть на фортепиано и даже не знал, что существует такой инструмент - фагот. Когда я впервые взял его в руки и дунул, он крякнул как утка. Я был очень разочарован, но выбора у меня не было. Однако, как говорится, от ненависти до любви один шаг - я полюбил фагот благодаря своим педагогам Юрию Лукичеву и Нуртасу Айгалкаеву».

Уже к 9 классу Олжас твердо знал, что дальше хочет учиться только у самого лучшего в мире педагога по фаготу Дага Йенсена. И здесь ему снова пригодился азарт и навык выигрывать конкурсы: «На два места в Ганноверском университете музыки, театра и медиа было 24 участника со всего мира: Япония, Китай, Америка, Франция, Бельгия... Но взяли меня и парня-австрийца. Учился я бесплатно». Однако без «приключений» и здесь не обошлось: у выпускника музыкальной школы не оказалось сертификата по немецкому языку, необходимого для зачисления — он попросту не знал немецкого. «Мой профессор Даг Йенсен упросил руководство вуза дать мне год, пообещав, что я выучу язык, - вспоминает музыкант. - Начав с нуля, через 9 месяцев я уже сдал на уровень В2. Сейчас я владею четырьмя языками: казахским, русским, немецким, английским».

После двух курсов в Ганновере казахстанец продолжил учебу в Мюнхенской консерватории (Hochschule für Musik und Theater München). Образование, полученное в европейском вузе, входящем в топ-10, по словам Олжаса Аширматова, очень помогает ему в карьере. «Наш маэстро — Теодор Курентзис — в первую очередь смотрит на образование, потом на исполнительское мастерство. Он этим упрощает себе работу: ему не нужно многое объяснять оркестрантам. Например, если мы исполняем барочную музыку, то все знают ещё из учебы, что это музыка эпохи генерал-баса*. Или если мы играем классическую симфонию, то, как правило, это сонатная форма**, - переходит на «музыкальный» язык наш собеседник. - Курентзис собрал таких музыкантов, которым не надо много говорить, несколько слов — и ты уже играешь».

Олжас Аширматов имеет в виду создателя и художественного руководителя оркестра musicAeterna («вечная музыка» с латыни). Родом из греческой столицы Афины, Теодор Курентзис сделал карьеру в России: долгое время был главным дирижером Новосибирского оперного театра (там и основал собственный оркестр с хором), руководил Театром оперы и балета в Перми. Знают Курентзиса и в Европе: он главный дирижёр Симфонического оркестра Юго-Западного радио Германии, сотрудничает с такими именитыми оркестрами, как Берлинский филармонический, Венский симфонический, Фрайбургский барочный оркестр, камерный оркестр Camerata Salzburg и т.д. В 2019 году маэстро перевез musicAeterna в Санкт-Петербург, сделав его независимым проектом. Существует оркестр на деньги спонсоров и доходы от концертной деятельности и, как подчеркивает Аширматов, никакой господдержки не получает. Оркестр имеет контракт с одним из лейблов «большой тройки» музыкальной индустрии - Sony Classical.

Сегодня musicAeterna — востребованный на фестивалях и гастролях коллектив, славящийся исполнением старинной музыки. В составе - исполнители из 12 стран (Италия, Испания, Германия, Швейцария, Израиль, Беларусь и т. д.), которые выступают в легендарных театрах Вены, Мадрида, Милана, Нью-Йорка, Баден-Бадена и Кёльна.

«Мы единственный коллектив, который не прекращал гастрольную деятельность, - обосновывает свою приверженность оркестру собеседник. - В 2022 году у нас прошли несколько туров в Германию и Австрию. В этом году мы играли в Испании, скоро поедем в Китай. После Нового года снова едем в Испанию». То, что отношение к российскому коллективу не ухудшилось после начала войны, Олжас Аширматов объясняет не только интернациональным составом, но и тщательным подбором исполнителей. «В оркестре отобранные люди со всего мира, все солисты. Если видят музыканта экстра-класса, то его прослушивают и предлагают ту или иную позицию. Даже с конца пульта скрипок можно попросить сыграть соло, и любой сыграет великолепно без всякой подготовки», — уверяет фаготист.

Самого Аширматова Теодор Курентзис приметил на Дягилевском фестивале и пригласил на прослушивание. Олжас, волнуясь перед мировой звездой, без подготовки сыграл своего любимого Моцарта - и тут же получил контракт. Кроме него в musicAeterna играют ещё четверо казахстанцев: Талгат Сарсембаев — фагот, Арман Суртаев — тромбон, Жасулан Абдыкалыков — труба, Раббани Алдангор — виолончель. У Аширматова позиция солиста-регулятора. «Я могу играть разные партии, быть и солистом, и третьим фаготом. Универсальный солдат, можно сказать», — старается использовать понятные слова собеседник.

Казахстанцев, по словам Олжаса, в музыкальном мире ценят: «Наши музыканты достойно показывают себя на музыкальной арене, выигрывают серьезные конкурсы. Все знают, что у нас работают театры, есть консерватория, филармония». Сам Аширматов после окончания консерватории с 2017 по 2019 работал солистом-регулятором Государственного академического симфонического оркестра в Казахской государственной филармонии им. Жамбыла.

Олжас никогда не думал менять паспорт, он очень привязан к родине, своей семье, дому в Алматы. Но и покидать musicAeterna музыкант пока не собирается: в оркестре у него сложились хорошие отношения, есть простор для творческого развития. Мечта Олжаса — сыграть барочную музыку на настоящем старинном фаготе, а как раз сейчас в оркестре запускают историческую программу, и у него будет шанс исполнить желание.


*Генерал-бас — особый музыкально-технологический прием, связанный с искусством импровизации и сочинения музыки в XVII—XVIII вв. Генерал-бас, иначе называвшийся «цифрованным басом», представлял собой условную запись аккомпанемента к верхнему голосу — мелодии, каждая басовая нота сопровождалась цифровым обозначением, указывавшим, какая именно гармония подразумевалась в данном месте. 

**Сонатной называется форма, основанная на противопоставлении двух тем, которые при первом изложении контрастируют и тематически и тонально (I тема — в главной тональности, II тема — в подчиненной), а после разработки повторяются обе в главной тональности, то есть тонально сближаются.

 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
ЧТО НЕ ТАК С СУДОМ НАД БИШИМБАЕВЫМ Смотреть на Youtube