Как республиканец и кандидат на пост президента США Вивек Рамасвами стал миллиардером

29605

Остроумный республиканец Вивек Рамасвами заработал целое состояние на финансах и биотехе и стал одним из богатейших американцев в возрасте от 30 до 40 лет

Вивек Рамасвами
Вивек Рамасвами
Фото: facebook.com/VivekGRamaswamy

Стоя в плотно набитом ресторане в Нью-Гэмпшире, Вивек Рамасвами, новый член Республиканской партии, встряхнувший президентскую гонку 2024 года, выступает за объединение поляризованной страны. Он утверждает, что ключ к решению этой проблемы прост, как все гениальное: капитализм, пишет Forbes Russia со ссылкой на Forbes USA. 

«И демократы, и республиканцы больше гордятся своей страной, когда она позволяет нам больше зарабатывать, ― говорит он примерно сотне слушателей, поглощающих сэндвичи с индейкой и диетическую колу. — Мы не должны ругать себя за капитализм. Перестаньте извиняться за капитализм. Мы должны принять капитализм».

Рамасвами это однозначно удалось. В 38 лет биотех-инвестор и «борец с воукизмом» (усиленным вниманием к вопросам, касающимся социальной, расовой и половой справедливости) владеет активами на сумму более $950 млн. По расчетам Forbes USA, в августе 2023 года его состояние превышало $1 млрд, что позволило ему считаться одним из 20 самых молодых миллиардеров США, однако из-за проседания рынка он вновь опустился ниже отметки в $1 млрд. Тем не менее он, похоже, остается вторым богатейшим участником президентских праймериз Республиканской партии, уступая только Дональду Трампу (Forbes USA оценивает состояние последнего в $2,5 млрд).

Рамасвами разбогател в первую очередь благодаря фармацевтической компании Roivant Sciences, которая вышла на биржу в 2021 году. В этом году ее акции выросли почти на 40%, благодаря чему 10-процентная доля Рамасвами подорожала примерно до $600 млн. С тех пор как он основал компанию девять лет назад, он получил от Roivant более $260 млн в форме зарплаты, бонусов и прироста капитала. Он вложил эти доходы в довольно стандартное инвестиционное портфолио: примерно 60% составляют акции и 40% — облигации. Однако он добавил и некоторую изюминку, купив немного биткоина и эфира, пакет акций Rumble, конкурента YouTube, и долю в фирме MoonPay, которая занимается криптовалютными платежами.

Перейдем к его политическим взглядам. В 2021 году Рамасвами покинул пост генерального директора Roivant и занялся политикой, опубликовав книгу «Воук, зарегистрированный как корпорация» (Woke, Inc.), в которой он критикует повышенное внимание корпоративной Америки к вопросам социальной справедливости и захватившее Уолл-стрит движение за принципы экологического, социального и корпоративного управления. Год спустя он основал «антивоук» – компанию по управлению активами под названием Strive Asset Management. Как сообщают два источника, знакомые с финансами компании, недавно инвесторы оценили ее примерно в $300 млн, а значит, доля Рамасвами стоит более $100 млн.

Это огромные суммы, заработанные за очень короткое время. Сын индийских иммигрантов (отец Рамасвами — инженер и патентный поверенный, а его мать — психиатр), он учился в Гарварде, где изучал биологию и соосновал StudentBusinesses.com — сайт, через который студенты — создатели компаний могли рассказывать о своих идеях профессиональным инвесторам. Как сообщается, в 2009 году частная благотворительная организация приобрела сервис за неназванную сумму.

Окончив университет, Рамасвами начал работать в хедж-фонде QVT, где специализировался на инвестициях в фармацевтической отрасли. За первые семь лет своей карьеры он заработал $7 млн, а к 28 годам стал партнером. Примерно тогда же он познакомился со своей нынешней женой Апурвой — хирургом-отоларингологом. Продолжая работать, он сумел получить диплом самого престижного американского юридического факультета в Йельском университете.

В 29 лет Рамасвами покинул QVT и, получив финансирование от хедж-фонда, основал инвестиционный холдинг Roivant Sciences. Его идея заключалась в следующем: у крупных фармкомпаний есть много заброшенных препаратов, которые могли бы принести миллиарды, если бы ими кто-то занялся. Год спустя одна из дочерних компаний Roivant под названием Axovant вышла на биржу при оценке в $2,2 млрд. Ее ключевой актив — нашумевший препарат — кандидат для лечения болезни Альцгеймера Intepirdine, который Рамасвами купил всего за $5 млн. В год, когда Axovant начал торговаться на Нью-Йоркской фондовой бирже, Рамасвами задекларировал доход более $38 млн — преимущественно от прироста капитала.

Два года спустя Intepirdine оказался разочарованием, не пройдя клинические испытания. В 2020 году компания переименовалась в Sio Gene Therapies и сейчас стоит около $30 млн. Но у Рамасвами были и другие препараты. В 2020 году японская фармкомпания Sumitomo Dainippon заплатила $3 млрд за пять из них и за долю 10% в Roivant. В тот год Рамасвами снова крупно заработал: он задекларировал доход в $176 млн, включая $174,5 млн от прироста капитала.

Набив карманы, Рамасвами покинул компанию в январе 2021 года, сославшись на «более активное участие в общественной деятельности» в письме к акционерам. Семь месяцев спустя он опубликовал книгу и примерно тогда же основал «антивоук»-фирму по управлению активами Strive. «Мы представляем движение, которое называем «капитализм превосходства», противопоставляя его капитализму стейкхолдеров, ― объяснил Рамасвами в подкасте Trillions. ― Капитализм превосходства говорит: сосредоточьтесь исключительно на том, чтобы предоставлять своим клиентам превосходные товары и услуги, невзирая на любые повестки, включая политические и социальные. И в этом его отличие от капитализма стейкхолдеров, согласно которому вы должны учитывать интересы 12 или 20 стейкхолдеров одновременно».

В Strive вложились немало крупных инвесторов. В их число вошел и мегажертвователь Питер Тиль, который инвестировал в другие «антивоук»-проекты вроде Rumble. Не остался в стороне миллиардер и основатель хедж-фонда Pershing Square Capital Management Билл Экман, который часто инвестировал в фармацевтическую отрасль и познакомился с Рамасвами на теннисном корте. Поучаствовал и Джо Лонсдейл, 40-летний основатель Palantir.

Несмотря на все свои деньги и связи, Рамасвами, по-видимому, охотно устраивает встречи с избирателя и Нью-Гэмпшире. По его словам, задачу облегчает то, что он не живет как магнат. «Я не думаю, что мы когда-либо жили сильно иначе, чем наши родители», — говорит он. Рамасвами владеет двумя домами в Огайо общей стоимостью $2,5 млн — меньше, чем стоит недвижимость значительно менее богатых кандидатов, таких как Никки Хейли, Фрэнсис Суарес, Роберт Ф. Кеннеди-младший и президент Джо Байден. «У нас нет огромных вилл, ― говорит Рамасвами. — Мы видим задние дворы пяти наших соседей. Мы в хороших отношениях с соседями».

Он признает, что полеты на частных самолетах — это исключение. Он владеет долями в трех частных самолетах, что позволяет ему летать по всей стране и всё еще успевать проводить время с женой и двумя маленькими детьми в Огайо. «Если бы мы могли покупать время, мы бы его покупали, ― говорит он. ― И это единственное, что нам дает частная авиация. Время с семьей».

Похоже, избиратели понимают, что Рамасвами живет на другой планете. В Милфорде пожилая женщина поблагодарила его за то, что он посетил «простых крестьян» в Нью-Гэмпшире. «Ой, да бросьте, ― слегка смущенно ответил миллиардер и кандидат в президенты. — Я один из вас».

Конечно, нет. И в этом часть его успеха.

Перевод Натальи Балабанцевой

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить