Как иранский иммигрант стал подрядчиком NASA и готовится к отправке людей на Луну

32804

Имя Кама Гаффаряна известно далеко не каждому. Но в отличие от Илона Маска и Джеффа Безоса, изначально заработавших свои состояния в других отраслях, Гаффарян разбогател, именно рассчитывая на звезды

Кам Гаффарян
Кам Гаффарян
Фото: © axiomspace.com

Примерно за сутки до вылета на Ближний Восток и в Южную Корею для встречи с инвесторами 65-летний Камаль Гаффарян выкроил в своем графике пару свободных часов для Forbes. Снимая пиджак, он усаживается в кресло у себя в кабинете ― офис расположен в ничем не примечательном четырехэтажном здании в небольшом городке в Мэриленде. «Слышали, что меня называют «безумным Камом»?» — интересуется предприниматель, пишет Forbes Russia. 

Вопрос задан неспроста. Список компаний, которые учредил Гаффарян, выглядит как страницы научно-фантастического романа. Его Axiom Space занимается сооружением первой в мире коммерческой космической станции в партнерстве с NASA, а также разработала скафандры нового поколения. «В следующий раз, когда увидите, как астронавты ходят по поверхности Луны, на них будут скафандры Axiom Space», — добавляет бизнесмен.

Предприятие Intuitive Machines проектирует аппарат для высадки на Луну и в январе, если позволят погодные условия, отправит его на южный полюс спутника Земли ― помимо этого, планируются еще несколько запусков, в результате которых Луна будет открыта для коммерческих миссий. Quantum Space создает орбитальную «супертрассу», на которой космические корабли смогут дозаправляться и курсировать между Землей и Луной. А внизу на нашей планете X-Energy делает компактные, продвинутые (и защищенные от неконтролируемого расплавления активной зоны) ядерные реакторы, благодаря которым можно будет питать все — от отдаленной военной базы до химического завода корпорации Dow площадью 1900 га на берегу Мексиканского залива в Техасе.

Это и правда безумие. Однако, по словам Гаффаряна, все предприятия преследуют общую цель. «Мы должны стать межпланетным видом и научиться путешествовать к звездам. Но до тех пор у нас всего один дом, верно? ― говорит он, усмехаясь. ― Если подвести какой-то итог, то [нам необходимо] позаботиться об имеющемся доме и отыскать новый».

В космической отрасли бал правят всемирно известные магнаты, вкладывающиеся в строительство ракет, самоходных аппаратов и полеты на орбиту. Но Гаффарян, в отличие от Илона МаскаДжеффа Безоса и Ричарда Брэнсона, — редкий пример миллиардера, который сколотил состояние преимущественно на звездах, а не решил ими заняться, уже обзаведясь большими деньгами. В чем причина такого успеха? Культура, культура и еще раз культура, заверяет управленец. Но на рынке с оборотами в $546 млрд, который, согласно данным некоммерческой организации Space Foundation, по-прежнему развивается прежде всего благодаря сотрудничеству с американским правительством, главное ― это контракты, контракты и еще раз контракты.

«В конкуренции за доллары американского правительства Каму Гаффаряну нет равных», ― заявляет Дж. Клэй Селл, генеральный директор X-Energy и бывший заместитель министра энергетики США.

Дядя Сэм, конечно, не единственная целевая аудитория. У Гаффаряна уже составлен список коммерческих клиентов, включая Седарс-Синайский медицинский центр (для исследований со стволовыми клетками в условиях невесомости), изготовителя шампанского G. H. Mumm (игристое разработано специально для дегустации в космосе) и японский конгломерат Mitsui, у которого также имеется совместное предприятие с Axiom Space. Кроме того, ведется сотрудничество с иностранными правительствами, например Канады и Саудовской Аравии, и еще бизнесменами, которые будут платить за полеты на орбиту: в апреле 2022 года и в мае этого Axiom Space уже осуществила две успешные приватные миссии к международной космической станции совместно со SpaceX Маска. При первом запуске летели трое коммерческих туристов, а при втором ― двое саудовских космонавтов. К августу компания Гаффаряна сообщала, что заключила контрактов на сумму свыше $2,2 млрд.

Благодаря такому послужному списку предприниматель заручился поддержкой инвесторов. В ходе августовского раунда финансирования, который возглавили инвестиционный фонд Aljazira Capital из Саудовской Аравии и фармацевтическая корпорация Boryung из Южной Кореи, Axiom Space удалось привлечь дополнительные $350 млн. Судя по документам другого вкладчика в лице ARK Invest, компания Гаффаряна стоит $2,1 млрд. В том же месяце Intuitive Machines, которая в феврале вышла на биржу Nasdaq через фирму-пустышку, заполучила частный капитал на $20 млн, улучшив таким образом финансовое положение после не совсем гладкого дебюта на фондовом рынке. Предприятие X-Energy, среди вкладчиков которого значатся Dow и частная инвестиционная компания Ares Management, в сентябре оценили приблизительно в $1,1 млрд. Самая новая и небольшая часть активов Гаффаряна ― это Quantum Space, в декабре получившая инвестиции на $15 млн. В общей сложности Forbes оценивает состояние предпринимателя в $2,2 млрд ― в основном благодаря долям в космическом и энергетическом бизнесах. Для иранского иммигранта, который прилетел в Вашингтон в 1976 году с $2000, взятыми у дяди в долг на учебу в колледже, весьма недурно.

«Люди говорят о Безосе, Маске, Брэнсоне, и это справедливо, ― объясняет Крис Стотт, основатель и генеральный директор фирмы Lonestar Data Holdings, партнера Intuitive Machines по хранению данных на лунной поверхности. ― Но в этот список надо добавить и Кама Гаффаряна, ведь он тоже делает очень много, поступает довольно грамотно, поскольку извлекает выгоду из того, чем занимаются Джефф и Илон».

По сравнению с такими игроками, как Маск и Безос, выделяющие на бизнес миллиарды долларов, Гаффарян может показаться маленьким астероидом в большой галактике. Но сам он считает этих магнатов скорее партнерами, а не конкурентами: «Я очень уважаю Илона и [президента SpaceX] Гвинн Шотвелл, они замечательные друзья. Джефф Безос тоже».

Как и у более известных «космических» предпринимателей, у Гаффаряна в планах нечто гораздо более грандиозное. Целью строительства первой в истории коммерческой космической станции и аппаратов для высадку на Луну является снижение затрат на выход в космос — подобно тому, как благодаря ракетам многоразового использования от SpaceX стал дешевле, проще и быстрее запуск миссий. Тут можно представить фильм с Томом Крузом на настоящей космической станции или разработку препаратов в условиях невесомости ― и то, и другое организации Гаффаряна сейчас помогают воплотить в жизнь.

Но это лишь начало. В долгосрочной перспективе, говорит бизнесмен, «человеческому роду суждено стать межзвездным видом».

Первый шаг ― это низкая орбита Земли, то есть космическая станция. Затем Луна с аппаратами для высадки и поселениями людей. А потом? «Технологии, которые помогут вырваться за пределы нашей Солнечной системы», ― отвечает предприниматель.

Мечты Гаффаряна о других мирах начались еще в детстве, когда он жил в древнем иранском городе Исфахан и обожал наблюдать за звездами. Ночью 20 июля 1969 года 11-летним мальчишкой он не мог оторваться от экрана соседского черно-белого телевизора — так он увидел, как Нил Армстронг и Базз Олдрин первыми прошлись по Луне. «Это был поистине поворотный момент, ― вспоминает миллиардер. ― Тогда я понял, что хочу заниматься именно этим».

Последняя американская миссия на Луну состоялась в 1972 году. Через четыре года Гаффарян полетел в Вашингтон учиться в Католическом университете Америки с $2000 в кармане, которые одолжил ему дядя. Чтобы расплатиться с ним, по вечерам молодой человек парковал автомобили в центре столицы и одновременно учился сразу по двум направлениям: на программиста и инженера. В 1980-м (через год после Иранской революции) будущий миллиардер завершил учебу — и назад уже не оглядывался.

После колледжа первым его работодателем стала IT-фирма Compucare из Вирджинии, параллельно он продолжал образование по специальности в сфере электронной техники и учился на магистра информационного обеспечения. Первая «стыковка» Гаффаряна с космической отраслью произошла в 1983 году, когда он устроился на работу в аэрокосмическую корпорацию Lockheed, а затем перешел в Ford Aerospace, где продолжил работать по контрактам с NASA и федеральным правительством США. В 1994-м Гаффарян отправился в собственное плавание вместе с Гарольдом Стингером, коллегой из Lockheed. Благодаря федеральной программе поддержки бизнеса в собственности представителей меньшинств деловой тандем учредил компанию под названием Stinger Ghaffarian Technologies. Первый офис располагался у Гаффаряна в подвале.

«Мы решили открыть собственную компанию, занимающуюся тем же самым на контрактах с правительством, ― рассказывает миллиардер. ― Я заложил собственный дом, получил $250 000, и с этого мы стартовали».

К 2006 году Stinger Ghaffarian Technologies стала 20-м по величине подрядчиком NASA с контрактами на $100 млн по оказанию инженерных услуг и обеспечению миссий. Три года спустя Гаффарян выкупил долю Стингера. «У него развит особый навык заключения договоров с правительством, ― рассуждает Крис Куилти, основатель и генеральный содиректор профильного аналитического агентства Quilty Space. ― И раз уж этот рынок сам по себе завязан на государственном секторе, такие навыки там чрезвычайно важны».

Еще одна способность ― умение склонить старожилов NASA к сотрудничеству в частном секторе. На предприятиях Гаффаряна работает не менее 18 бывших рок-звезд из NASA: это дает богатый опыт взаимодействия с властями, но также является сильным козырем при общении с потенциальными инвесторами, которых нужно убедить в том, что на перенасыщенном рынке бизнес может добиться реальных успехов. В 2013 году основатель скооперировался со Стивеном Олтемусом, бывшим заместителем директора Космического центра имени Линдона Джонсона в Хьюстоне, руководившим посадками на Луну в рамках миссий «Аполлон», и учредил вместе с ним Intuitive Machines. Через три года предприниматель уговорил присоединиться к нему и основать Axiom Space Майкла Суффредини, на протяжении десятка лет управлявшего программой Международной космической станции.

«Я позвонил ему и сказал: «Кам, я умею только строить и эксплуатировать космические станции», ― говорит Суффредини о беседе по телефону с Гаффаряном вскоре после ухода из NASA. ― Он ответил: «Ладно, мне нужно время подумать». На следующий день он перезвонил и сказал: «Давай построим космическую станцию».

«Это самая важная составляющая и, вне всякого сомнения, конкурентное преимущество», ― отмечает Курт Шерер, управляющий партнер вашингтонского инвестиционного фонда C5 Capital, который вложился и в Axiom Space, и в основанного Гаффаряном в 2009 году изготовителя ядерных реакторов X-Energy.

Послужной список миллиардера в получении контрактов от NASA (он утверждает, что по сравнению со среднеотраслевым значением в 50% у Stinger Ghaffarian Technologies соотношение выигранных тендеров достигало 80%) помог Axiom Space и Intuitive Machines закрыть крупные сделки на все, от скафандров до коммерческой лунной программы. «Наш секретный ингредиент ― это умение делать успешные предложения по контрактам», ― добавляет он. Активную деятельность в космосе ведет даже X-Energy: в прошлом году совместное предприятие с Intuitive Machines выиграло контракт стоимостью $5 млн от NASA и Министерства энергетики США на разработку портативного ядерного реактора для использования на поверхности Луны.

На все эти проекты требуются инвестиции. Поэтому в 2018 году Гаффарян продал Stinger Ghaffarian Technologies публичной компании KBR за $355 млн и получил деньги на дальнейшее развитие других своих организаций. «Бывает, я думаю, что, возможно, продавать ее не стоило, потому что SGT была невероятно прибыльным бизнесом. Но это технологические компании, ― признается он, имея в виду Axiom Space, Intuitive Machines и X-Energy. ― В них нужно вкладывать кучу денег».

В космосе средства привлекаются пока лишь на этапе посевных инвестиций, и Гаффаряну удалось подтолкнуть состоятельных инвесторов к тому, чтобы выделить капитал, необходимый для старта бизнеса с земли. «Кам из тех немногих людей, кто способен разглядеть большие, смелые, амбициозные перспективы и заставить поверить в свое видение других», ― заявляет Дакин Слосс, основатель и генеральный партнер венчурной фирмы Prime Movers Lab из Джексона, что в штате Вайоминг, которая инвестирует как в Axiom Space, так и в Quantum Space.

Открытый рынок в сравнении с частными инвесторами не столь благосклонен. В октябре, через месяц после снижения своей стоимости на 42%, X-Energy расторгла слияние через SPAC-предприятие с Ares Acquisition. Акции Intuitive Machines с момента биржевого дебюта подешевели на 70%, поскольку инвесторы стали учитывать задержку в первом фирменном запуске на Луну. Изначально старт планировался на ноябрь — и Гаффарян отправил бы американцев на Луну первым с 1972 года, но впоследствии из-за «загруженности площадки» пуск перенесли на январь. Собственный космический аппарат, который может быть запущен в канун Рождества, имеется еще у одной американской компании — Astrobotic, и теоретически она может опередить Гаффаряна.

Конкуренция жесткая и в других областях. Так, в атомной отрасли одновременно с X-Energy в 2020 году контракт с Министерством энергетики выиграла и компания Билла Гейтса TerraPower, которая строит пилотный реактор крупнее, чем X-Energy. Что касается сооружения космических станций, Axiom Space придется также конкурировать с Blue Origin Безоса и Sierra Space, которую основали супруги-миллиардеры Эрен и Фатих Озмены, а еще с промышленными гигантами Lockheed Martin и Northrop Grumman, которые сотрудничают с денверской фирмой Voyager Space и другими стартапами, включая Vast криптомиллиардера Джеда Маккалеба. Помимо Astrobotic и Blue Origin, вторую миссию на Луну в 2024 году после того, как первый аппарат разбился о лунную поверхность из-за ошибки программного обеспечения в апреле прошлого года, готовит к запуску японский стартап iSpace.

Гаффаряна это не беспокоит, он полагает, что возможностей для бизнеса со множеством компактных ядерных реакторов, космических станций и фирм-перевозчиков коммерческих грузов в будущем предвидится более чем достаточно. «Конкуренция ― здоровое явление. С ней становится больше креативности и инноваций», ― подчеркивает миллиардер. Инвесторы полностью согласны ― Шерер из C5 Capital добавляет: «Мы хотим поощрять конкурентов, поскольку рынок будет расти дальше».

Самый амбициозный проект Гаффаряна — «Институт безграничного космоса». По словам предпринимателя, идея этой некоммерческой организации пришла к нему, когда он был дома и медитировал, размышляя о Вселенной. «Я двигаюсь вперед благодаря своей духовности и вере в Бога», ― отмечает бизнесмен. Институт располагается в Хьюстоне и тоже управляется старожилами из NASA. Фонд сотрудничает со школами, университетами и финансирует разработки, с которыми когда-нибудь станут возможны межзвездные полеты — от космических кораблей с термоядерным источником энергии (теоретически возможны, но до практического воплощения еще далеко) до «космических каналов, кротовых нор и разломов в пространстве» (все еще сугубо абстрактны).

Если что-то из этого и станет реальностью, Гаффаряна, скорее всего, уже не будет. Но он считает, что в недалеком будущем люди станут постоянно жить на космической станции и Луне. Следующий шаг к этой цели ― запуск аппарата Intuitive Machines на Луну в январе. Затем настанет черед очередной миссии Axiom Space с астронавтами, которая тоже назначена на начало следующего года. Ожидается, что первая секция новой космической станции пристыкуется к МКС в 2026 году (Axiom Space ― единственная компания, которой разрешено присоединять модули), а в полную мощь инфраструктура заработает к 2031 году, когда МКС будет выведена из эксплуатации.

«Если говорить о перспективе 10–15–20 лет, я надеюсь, что у нас будет космический город, место, куда люди смогут прилететь и где можно жить, ― делится миллиардер. ― Для человечества это будет отличный задел на дальнейшее освоение космоса».

Мотивация Гаффаряна к тому, чтобы построить космическую станцию и аппараты для высадки на Луну, никогда не сводилась к обогащению, хотя благодаря капиталовложениям в эти проекты он стал очень богат.

«Мне не хотелось быть главным богачом на кладбище и провести всю жизнь в погоне за деньгами, ― говорит предприниматель, размышляя о том, как он продавал свой первый бизнес. ― Я хотел, чтобы моя жизнь была посвящена изменению мира к лучшему».

Перевод Антона Бундина

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Доктор Хегай – о лекарствах, лоббистах и недостатках медицины Казахстана Смотреть на Youtube