От 31-го до Forbes: как Арманжан Байтасов связал свою жизнь с медиа

Тележурналист однажды превратил профессию в бизнес, завел Forbes в Казахстан, а теперь стал влогером

Арманжан Байтасов - издатель казахстанского и грузинского Forbes, владелец Tan Media Group
ФОТО: © Андрей Лунин
Арманжан Байтасов - издатель казахстанского и грузинского Forbes, владелец Tan Media Group

В этом году Forbes Kazakhstan празднует свое десятилетие. Между тем при удачном стечении обстоятельств запуск в Казахстане мировой франшизы мог произойти на пять-шесть лет раньше.

Весной 2004 года переехавший из США журналист Пол Хлебников завел Forbes в Россию, и издание с первых номеров имело оглушительный успех (через несколько месяцев Пола застрелили у входа в редакцию, но, по версии следствия, это было связано с его предыдущими расследовательскими работами, а не с журналом).

«Я очень внимательно слежу за медиаполем России. Мне кажется, ментально наши аудитории достаточно близки, во всяком случае тогда были очень похожи. И я полетел в Москву. Несколько раз мы встречались с Региной фон Флемминг (генеральным директором издательского дома Axel Springer Russia, который на тот момент был издателем Forbes Russia – F). Она предложила, чтобы у нас был как бы филиал российского журнала, с их материалами, я же хотел большей журналистской самостоятельности. В общем, с Региной мы так и не договорились, хотя и остались друзьями. А на то, чтобы просто полететь в Нью-Йорк и попробовать договориться там, у меня в тот момент, честно сказать, не хватило решительности», – вспоминает издатель казахстанского и грузинского Forbes, владелец Tan Media Group Арманжан Байтасов (№23 рейтинга самых влиятельных бизнесменов Казахстана - 2021).

Команда молодости

Впрочем, не только в решительности, наверное, дело. Байтасов тогда был владельцем и президентом своего любимого детища, медиахолдинга «31 канал», который занимал практически все его внимание и время. Если вспомнить внутриполитические события тех лет – досрочные президентские выборы, загадочное самоубийство тремя выстрелами Заманбека Нуркадилова, убийство Алтынбека Сарсенбаева, – то ясно, что условия существования частного новостного телеканала в Казахстане тогда были вовсе не тепличными. «Друзья знали, что до девяти вечера, пока не начнутся новости, на ужин меня можно не ждать – я сидел на контроле. Если случится промах по новостям, виноват все равно будешь ты, никого не интересует, кто там был продюсером или выпускающим редактором. Я много раз через это проходил», – вспоминает собеседник.

Еще во время учебы на факультете журналистики КазГУ он с друзьями стал заниматься зарождающимся на рубеже 80–90-х рекламным бизнесом. По сути, это было обычное посредничество между разными редакциями, где у студентов-журфаковцев были знакомства, и предпринимателями. Поняв, что ничего сложного в торговле чем угодно нет, стали и сами что-то привозить на продажу из Москвы, тем более что туда-обратно можно было слетать за день. А потом на журфак пришли преподавать корифеи Александр Пономарев и Мурат Иргалиев, и Арманжан попал в команду организованного ими международного конкурса популярной музыки «Азия Дауысы», проходившего каждый год на катке «Медео». «Меня взяли младшим редактором, и с первых конкурсов я был тем человеком, который писал тексты для ведущих. У меня была маленькая чешская печатная машинка, я приходил с ней сразу на занятия, и мы с однокурсником и товарищем Федей Курепиным (впоследствии известный тележурналист и ведущий – F) постоянно что-то печатали. Потом это звучало со сцены на «Медео». Еще у меня была рация, по ней Иргалиев надиктовывал мне правки, я вносил их от руки и тут же перепечатывал. Однажды так заработался, что не заметил поднявшегося ветра, и меня завалило декорациями. Это был колоссальный опыт, очень интересное и насыщенное время. В университете меня перевели на свободное посещение, потому что я был еще и отличником. Еще ведь и бизнесом продолжал заниматься. Сейчас даже представить трудно, как меня на все это хватало», – смеется Байтасов.

ФОТО: © Андрей Лунин

В 1992 году Арманжан получил диплом, а за полгода до этого лишился работы в «Азия Дауысы». Они с Олегом Волкошем (еще один журфаковец КазГУ, ныне президент Mediaplus Group Russia) должны были смонтировать программу для эфира, сделали это спустя рукава и были справедливо наказаны. «У нас был рекламный бизнес, и мы подумали – а почему бы не открыть телекомпанию?» – рассказывает Байтасов. В то время в стране уже действовало два частных канала: КТК бывшего директора Казахского телевидения Изи Фиделя и «ТАН» Лейлы Бекетовой (ныне Храпуновой, супруги экс-акима Алматы). Недолго думая, два вчерашних студента зарегистрировали «31 канал» и подали в Государственную инспекцию электросвязи заявление на получение частоты.

Сейчас очень трудно представить постперестроечную вольницу первых лет независимости, но никаких конкурсов по телерадиочастотам еще не было. «Тогда государство даже не понимало, что это ресурс. Госинспекция выдала нам лицензию на занятие этого диапазона. Понятно, что у нас уже были какие-то связи и знакомства, мы не выглядели совсем идиотами, то есть все-таки не каждому встречному-поперечному давали частоту, но все же действительно это было удивительное время», – улыбается Байтасов.

31-й

12 апреля 1993 года, когда друзья получили лицензию, у них уже все было готово к вещанию. «Я сразу поехал на телевышку на Коктобе и своими руками запустил в эфир первую кассету со смонтированной передачей. Причем кассеты тогда были VHSовские, даже не Super VHS», – вспоминает собеседник.

Студия располагалась в трех арендованных кабинетах двухэтажного здания биржи «Алма» на углу улиц Толе би (тогда Комсомольская) и Муканова, штат – пять человек вместе с учредителями, из собственного оборудования – видеокамера, привезенная Арманжану родителями из ОАЭ. «Запустить телеканал гораздо дороже, чем, например, газету; один передатчик стоил почти $20 тыс. – огромные по тем временам деньги. И нужно было хоть какое-то оборудование для монтажа. Но я был парень коммуникабельный, подружился с ребятами, у которых была техника. Их компания называлась «Максат Телесистем». Не знаю, для чего они купили эту технику, но они явно не знали, что с ней делать дальше. Я убедил владельца компании, Жаната, отдать мне ее в управление, пообещав рассчитаться рекламой и продвижением. Таким образом, к моменту, когда появилась возможность выйти в эфир, у нас был уже определенный массив программ», – рассказывает Байтасов.

Канал быстро набрал популярность, став своего рода мостом между медиа и бизнес-сообществом. «Мы предоставили нарождающемуся казахстанскому бизнесу площадку и были абсолютно открыты. Не крохоборничали, скажем, залепляя название Coca-Cola на бутылке – наоборот, помогали бизнесменам информационной поддержкой. Кроме того, у нас был целый блок музыкальных программ, потому что и музыкантам мы помогали, делали эфиры. Правда, программная сетка, если честно, была не очень профессионально скроена, я сам ее делал: сначала «Доброе утро», потом музыка, затем кино, дальше шли новости, после – сериал, опять музыка. Эдакая лоскутная корпешка. К профессиональному планированию мы подошли, по-моему, только к 1994 году», – вспоминает Байтасов. Тогда же появилась возможность купить настоящее профессиональное оборудование и начать создание полноценного медиахолдинга.

ФОТО: © Андрей Лунин

В 2005 году знаменитый украинский и российский продюсер Александр Роднянский, с которым Арманжан познакомился в одну из поездок в Москву, предложил продать «31 канал» российской СТС. «У него как раз появилась идея создать мощнейшую телекомпанию, которая бы конкурировала с ОРТ (нынешний российский Первый канал – F). Он реально очень крутой продюсер и очень крутой менеджер. Умеет создавать контент, знает, как это можно монетизировать через телевидение. И он решил, что может построить империю на базе телеканала СТС вместе с «Альфа-групп» Михаила Фридмана и Петра Авена (российские бизнесмены, участники списка миллиардеров Forbes – F). В России у них бренд был уже более или менее известный, но для конкуренции с ОРТ нужны были и постсоветские страны», – объясняет Байтасов. Сначала Арманжан категорически отказался, соглашаясь только на ретрансляцию. Роднянский в свою очередь предложил поговорить с глазу на глаз, прилетел в Алматы. Потом Байтасов летал в Москву… В общем, это был долгий, растянувшийся на два года процесс. В итоге «31 канал» был продан СТС за $150 млн.

Forbes в Казахстане и поблизости

После продажи «31 канала» Арманжан с супругой Дилярой (кстати, тоже однокурсницей по журфаку КазГУ) и детьми уехали в Европу. «Я словно выдохнул, мне захотелось какое-то время просто спокойно пожить. Англия, Франция, Италия… Это было интересно, нам нравилось. Но уже через полгода я понял, что точно не смогу жить вне Казахстана и что действительно не надо путать туризм с эмиграцией», – вспоминает собеседник. Поэтому, когда ему предложили возглавить создававшийся тогда медиахолдинг «Нур-Медиа» (сейчас в него входят телеканал «Астана», газеты «Литер», Aiqyn, радиостанции NS, Orda FM и другие медиа), он сразу согласился и приехал в столицу. Так в его трудовой биографии появилась и строчка о государственной службе. Правда, вышла она короткой, всего лишь в год длиной – приглашавший его Дархан Калетаев ушел с поста первого заместителя председателя партии «Нур-Отан», а по неписаным правилам казахской номенклатуры новый шеф приходит со своей собственной командой.

Буквально через пару месяцев к Арманжану пришел давний знакомый Арутюн Погосян, предприниматель, владелец издательского бизнеса (в частности, выпускал Cosmopolitan в Казахстане), и сказал, что есть возможность получить франшизу Forbes напрямую у американцев. Байтасов говорит, что лишь услышав название бренда, сразу согласился, даже не выясняя подробности: «Риски, конечно, были достаточно большие – это был 2010 год, кризис еще не закончился, и никто не знал, как долго мир будет из него выходить. Но деловая журналистика – это важная часть моей жизни, моей карьеры в медиа. Одна из первых информационных программ на «31 канале» называлась «Бизнес-блокнот». Мы изначально ориентировались на новую элиту – предпринимательскую». Партнеры полетели на переговоры в Нью-Йорк, и они завершились успехом. Байтасов не раскрывает стоимость франшизы, ссылаясь на коммерческую тайну, но говорит, что речь идет о сотнях тысяч долларов в год.

«Самые большие переживания были у меня даже не в плане финансов, а того, сможем ли мы создавать такой же качественный контент, каким отличается тот же Forbes Russia, не говоря уже об американском Forbes. Мы даже сначала думали, что большая часть журнала будет переводной. Однако в итоге процентное соотношение оказалось обратным и мы смогли дать читателю то, что называется качественной деловой журналистикой», – говорит бизнесмен.

Еще одна проблема, с которой он столкнулся как первый главный редактор журнала, – нежелание отечественных предпринимателей «светиться». «Десять лет назад казахстанские бизнесмены были достаточно закрытыми и никто не соглашался появляться на обложке. Думаю, теперь я уже могу рассказать, что на обложку первого номера Forbes Kazakhstan планировался Нурлан Смагулов (основатель «Астана Групп» – F). Я с ним договорился еще в мае (первый номер журнала вышел в сентябре 2011 года – F), мы взяли у него интервью. И вдруг в августе, перед самым выходом номера, когда даже фотографии были уже сделаны, он говорит: «Арманжан, я не могу». Назвал причину. В итоге на первой обложке казахстанского Forbes оказался российский бизнесмен Вагит Алекперов. Первый же казах, появившийся на обложке, – Ермек Турсунов, человек, достаточно далекий от бизнеса. Мы специально для этого сделали материал о кино не как об искусстве или развлечении, а как об индустрии», – вспоминает Байтасов.

ФОТО: © Андрей Лунин

Ситуация, по его словам, сдвинулась после публикации первого казахстанского «списка Forbes» – топ-50 самых богатых бизнесменов. «Это было первое такого рода исследование, сделанное в нашей стране. Я до сих пор помню, как мы долго и мучительно работали над каждым профайлом. Зато после публикации рейтинга бизнесмены постепенно стали воспринимать наш Forbes как данность – все поняли, что мы не отстанем и продолжим делать свое дело. Пришлось, конечно, пережить обиды и претензии типа «зачем вы меня считаете, я не давал согласия», вежливо, но твердо объяснив, что мы, как средство массовой информации, не нуждаемся в дополнительном разрешении, чтобы проводить свои исследования, основанные на открытых данных», – рассказывает собеседник.

Уже в 2012 году, по его словам, журнал окупил все затраты и принес первую прибыль. Байтасову также принадлежит контрольный пакет Forbes Georgia, который он купил у Арутюна Погосяна. Но, как признается предприниматель, с точки зрения бизнеса это не супер­успешный проект: «Грузия – прекрасная страна, очень правильно организованная, все институты работают. Но, как говорит Гуриев, «размер имеет значение». Размер экономики имеет значение. А там население – меньше 4 млн человек. Экономический размер всей Грузии не больше, чем одного Алматы».

Его заход в российский Forbes был, по словам Байтасова, «коротким, но полезным». После ухода из России Axel Springer хозяева издания менялись, и в 2018 году франшизу купил бизнесмен Магомед Мусаев. Он предложил Байтасову поучаствовать в проекте в рамках 20%, на которые имеют право участия в СМИ иностранцы по законодательству РФ. «Я получил огромное удовольствие от того, что погрузился во внутреннюю кухню российского Forbes. Но у нас с Мусаевым несколько разошлись мнения относительно бизнес-модели, и в 2019 году я вышел из состава учредителей, а затем и из совета директоров», – поясняет собеседник.

В том же в 2019 году им было получено разрешение запустить Forbes в Узбекистане. Работа над проектом началась в 2020-м, но полноценного развития из-за пандемии COVID-19 не получилось и пришлось пока все заморозить. «Я прекрасно понимал еще в 2011 году, что модель только печатного медиа достаточно хрупка, что нужно развивать сразу параллельно сайт, Forbes Club, активно проводить ивенты. Только в этом случае, в комплексе, это превращается в устойчивую бизнес-модель. В Казахстане мы открыли Forbes Club уже в октябре 2011 года. Изначально идея состояла в общении, обмене информацией между журналистами, которые работают в издании, и представителями бизнес-сообщества. В итоге Forbes Club стал хорошей площадкой для встреч, для выступлений интересных спикеров, то есть некой платформой лояльности. После этого возник теннисный турнир Forbes Cup Open, ставший уже традиционным, теперь мы также проводим Forbes Golf Cup. И когда в Узбекистане встал вопрос, открывать ли журнал без всех этих сопутствующих вещей, ответ был очевиден», – говорит Байтасов.

Байтасов LIVE

Но не бизнесом единым жив предприниматель, иногда хочется заняться чем-то для души и из сугубо личного интереса. Так возник YouTube-канал «Байтасов LIVE», а сам Арманжан стал… влогером. «Изначально я все-таки журналист, и мне не хочется терять профессиональные навыки. Поэтому я решил сделать проект в YouTube – не just for fun, а для того, чтобы быть в форме, постоянно развиваться. Мне очень нравится общаться с людьми, записывать интервью и открывать для себя какие-то новые вещи. Может показаться, что в этом проекте в основном участвуют мои друзья, но я стараюсь сделать круг участников и тем достаточно широким. Подписчики критикуют меня за нерегулярность выходов, но это ведь не коммерческий проект», – объясняет Байтасов.

Тем не менее на эти интервью стали ссылаться, цитировать, появились подписчики (на момент написания этой статьи – почти 33 тыс.), в итоге бизнесмен, по его словам, стал относиться к своему влогу серьезнее, чем собирался. «Мы уже даже что-то зарабатываем на рекламе. YouTube мне нравится еще тем, что он живой, там есть возможность реагировать, давать комментарии, мгновенная обратная связь. Хотя меня, как представителя старой школы, честно говоря, немного напрягает манера тыкать и давать непрошеные советы, – признается собеседник. В целом он внимательно следит за новыми медиа. – Блогеры, которые эти новые медиа представляют, в большинстве своем интересные люди, у них огромные аудитории, но лично я считаю, что при такой популярности нужно очень внимательно относиться к контенту. Нельзя вводить людей в заблуждение. Главный принцип медиа – не навреди».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3645 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить