Как интересующийся Казахстаном богатейший человек Азии построил свою империю

86049

Сегодня состояние Гаутама Адани оценивается в $54 млрд

ФОТО: © JOE MORSE для FORBES

Гаутам и Винод Адани возвели свой семейный конгломерат на вершину индийского капитализма. Затем их компании потеряли $100 млрд за две недели под ударами обвинений в мошенничестве. Как два амбициозных брата сделали состояние, используя теневые сделки, офшорные предприятия и предполагаемые манипуляции с акциями. И почему они могут быть слишком большими, чтобы упасть.

«Пришло время демократии, ее уже не остановить, и пришел черед Индии, – заявил Гаутам Адани 450 руководителям бизнеса на конференции Global CEO под эгидой Forbes в Сингапуре в сентябре 2022 года. – Я искренне верю, что для мира это просто отличная новость – Индия в качестве экономически состоявшейся демократии, подающей пример остальным».

Тогда казалось, что звездный час наступил не только для Индии, но и для самого Адани. 60-летний индийский промышленник находился на самой вершине: котировки девяти публичных компаний, входящих в состав Adani Group, были на подъеме, а акции четырех из них всего за 12 месяцев подорожали в два и более раза. Незадолго до этого состояние Адани выросло сильнее, чем у любого другого миллиардера на планете, и за шесть месяцев он разбогател почти на $70 млрд. С новым состоянием в $158 млрд он даже успел побыть вторым богатейшим человеком на земле, опередив Билла Гейтса, Уоррена Баффета и Джеффа Безоса (№ 24 в списке Forbes на 27 июля).

А достиг он этого, строя лучшую Индию. Второй по численности населения стране в мире отчаянно нужны более качественные дороги, больше современных аэропортов и мощных электростанций. Согласно данным аналитического агентства FactSet Research, за закончившийся в декабре 2022-го годовой период публичные компании Адани (семь из них сегодня носят фамилию семьи) принесли выручку в размере $38 млрд, и их совокупный штат насчитывает более 26 тысяч сотрудников. В обширные активы промышленной группы входят: самый загруженный морской порт Индии, девять электростанций, линии электропередачи, которыми пользуются свыше трех миллионов потребителей, угольные шахты, производство пищевого масла, автомагистрали и восемь аэропортов. В прошлом году Adani Group закрыла сделки, благодаря которым холдинг стал вторым по величине изготовителем цемента в Индии и владельцем New Delhi Television, одной из крупнейших в стране телевизионных сетей.

Потом всё пошло под откос. 24 января специализирующаяся на коротких продажах американская фирма Hindenburg Research обвинила Гаутама и его старшего брата Винода в организации «крупнейшей аферы в корпоративной истории». Обвинения выдвинуты по поводу «гремучей смеси» из финансовых махинаций, биржевых манипуляций и уклонения от соблюдения индийского законодательства в сфере ценных бумаг – в Adani Group это всё отрицают. Лишь за две недели после публикации отчета общая капитализация компаний под крылом Adani Group просела на $112 млрд, причем Гаутам обеднел примерно на $65 млрд. На момент написания статьи после небольшого восстановления рынка состояние предпринимателя находится на отметке $47,2 млрд – чуть меньше, чем у Майкла Делла.

Через неделю после публикации Forbes раскрыл новые подробности, которые обернулись для скандального конгломерата еще большей головной болью. Всего через несколько минут после выхода статьи Forbes от 1 февраля флагманское предприятие Adani Enterprises неожиданно отменило давно запланированную продажу акций стоимостью $2,5 млрд на вторичном рынке. В материале говорилось, что Адани, вероятно, поддерживают спрос на свои акции, тайно скупая их через офшорные фирмы. Тогда Гаутам опубликовал видеосообщение, в котором заявил, что план отменился, так как при текущей рыночной волатильности совет директоров счел его реализацию морально несообразной. Потом Forbes распутал клубок офшорной империи Винода Адани и обнаружил новые транзакции между фирмами-пустышками и Adani Group, которые, по-видимому, были призваны улучшить финансовые показатели холдинга. В ходе парламентских заседаний на материал Forbes ссылалась оппозиционная партия «Индийский национальный конгресс», члены которой попросили Верховный суд Индии принять данные, описанные в тексте, в качестве доказательства (впрочем, пока без особых успехов). В настоящее время расследования в отношении Adani Group ведут высший суд страны и Совет по ценным бумагам и биржам Индии, выполняющий функции биржевого регулятора. В самой компании на находки Forbes никак не отреагировали.

Adani Group владеет более чем 200 объектами по всей стране: портами, аэропортами, электростанциями, цементными заводами, шахтами, оборонными предприятиями, фермами возобновляемой энергии, электротехническим оборудованием и газораспределительными сетями в 23 штатах, на которые приходится 87% всей территории Индии.

Многие жители Индии восприняли обвинения как критику в адрес самой страны, особенно с учетом близких отношений, связывающих Адани и индийского премьер-министра Нарендру Моди (они знакомы уже более 35 лет). На 413 страницах с контраргументами Адани отверг доводы Hindenburg Research и назвал их «скоординированной атакой на Индию, независимость, целостность и качество ее государственных органов, а также на ее развитие и устремления».

Не стали неожиданностью и заявления Hindenburg Research. От расследований со стороны государства и СМИ на предмет отмывания денег налоговых махинаций и мошеннических схем импорта-экспорта холдинг не мог отвертеться долгие годы. «Чтобы вести бизнес в Индии, приходится общаться как с политиками, так и с бюрократами, – делился Адани в интервью с Forbes Asia в 2009 году. – И если хотите расти быстро, в нашей системе есть препятствия, которые нужно как-то преодолевать».

Моди и Адани знакомы друг с другом с конца 1980-х, когда оба были молоды, полны амбиций и жили в западном штате Гуджарат (население – 68 млн человек). В 1994 году Адани добился от региональной морской коллегии разрешения на строительство пристани в городе Мундре. Через год на местных выборах к власти пришла Индийская народная партия Моди («Бхаратия джаната парти»). В 2001-м, когда Моди назначили главным министром Гуджарата, правительство доверило Адани право пользования пристанью, впоследствии ставшей портом Мундры, на ближайшие 30 лет.

Вскоре предприниматель уже за бесценок заключал с властями договоры о концессии и сделал из порта настоящую столицу своего бизнеса, добившись от правительства штата выгодного статуса особой экономической зоны. Порт Адани в Мундре (к сегодняшнему дню самый загруженный в Индии) стал жемчужиной логистической компании Adani Ports and SEZ, объем выручки которой в 2022 году достиг $2,2 млрд. Введенная в эксплуатацию в 2009-м и работающая на угле теплоэлектростанция в Мундре сейчас является главной опорой бизнеса Adani Power с выручкой порядка $4,7 млрд.

Мысль о том, что всем своим успехом Адани обязан Моди, бизнесмен принимает в штыки. «Те, кто считает, будто мой взлет случился из-за близости к Нарендре Моди, сильно ошибаются, – писал Гаутам в одном индийском деловом журнале в 2012 году. – Он лишь продвигал развитие промышленности в целом и стимулировал экономический рост через политику».

В 2014 году Высший суд Гуджарата вынес постановление о том, что в особой экономической зоне Адани не проводилась надлежащая экологическая экспертиза и деятельность там должна быть частично прекращена. Решение было принято после расследований со стороны государственных органов на предмет влияния особой экономической зоны на окружающую среду, в том числе из-за того, что воздух не очищали от летучей золы (угольной пыли). Постановление действовало недолго. Через несколько месяцев премьер-министром был избран Моди, и федеральное правительство выдало бизнесу все необходимые экологические разрешения, позволив заводам продолжить работу.

Но в центре нынешних обвинений находится невиданная прибыльность биржевых активов Адани. Согласно информации Hindenburg Research (от комментариев там отказались), братья прятали акции на миллиарды долларов в нераскрытых офшорных инвестиционных фондах. Эти компании-пустышки, как утверждается, служат двум целям: покупать и продавать ценные бумаги Адани, чтобы создавать ликвидность на рынке и манипулировать курсом акций, а также обходить индийское законодательство в сфере ценных бумаг, по которому не менее 25% капитала предприятия должно находиться в руках публичных акционеров. В Adani Group эти заявления отвергают.

ИНФОГРАФИКА: © HAISAM HUSSEIN

Холдинг старается держаться. В марте он сделал предварительный платеж на $2 млрд по задолженности, общую сумму которой аналитики из FactSet Research оценивают в $40 млрд. Корпорация также пытается добиться новых условий по кредитам в размере $4 млрд, взятым на поглощение производителей цемента ACC Limited и Ambuja Cements. К тому же, как сообщала индийская газета The Economic Times и американский Bloomberg, Адани ведет переговоры с американскими инвестиционными фирмами, чтобы дополнительно привлечь $1 млрд посредством частного выпуска облигаций.

Большой удачей для корпорации оказался капитал в размере $1,9 млрд, который в четыре ее дочерних предприятия вложил 2 марта американский венчурный фонд GQG Partners, – им руководит миллиардер-финансист Раджив Джаин, родившийся в Индии и имеющий гражданство США.

Джаин считает, что компании Адани держат выгодные активы мирового класса, которые теперь продаются со скидкой. «Кристально ли там всё чисто? Нет. Но мошенничество ли это? До него там очень далеко, – отмечает Джаин, отвергая заявления Hindenburg Research. – В то, что была какая-то манипуляция с ценами, мы не верим».

Хотя на вершине огромного конгломерата находится основатель и председатель совета директоров Гаутам Адани, Adani Group – это семейная компания. Самому Гаутаму принадлежит большая часть холдинга через семейный трастовый фонд Ш. Б. Адани, учрежденный в 1981 году и названный в честь его отца. Другими бенефициарами фонда являются его братья Махасукх, Раджеш, Васант, Винод и их семьи.

Младший брат Раджеш занимает должность управляющего директора и отвечает за операционную деятельность компании. Шурин Самир Вора координирует бизнес корпорации в Австралии. Племянник Пранав работает управляющим директором в Adani Enterprises, флагманском предприятии холдинга. Два сына Гаутама – Каран и Джит – выпускники американских колледжей (Пердью и Пенсильванского университета), которые руководят портами и аэропортами соответственно, причем Каран возглавляет еще и цементный бизнес. У Винода официальных должностей нет, но он является закулисным игроком: в отчете Hindenburg Research его имя всплывает 138 раз, хотя о самом Гаутаме упоминаний – на 100 с лишним меньше. Винод контролирует десятки офшорных фирм, которые держат акции Adani Group и которым вменяется участие в незаконных транзакциях.

Даже несмотря на разгромный отчет Hindenburg Research, рост котировок ключевых компаний холдинга (диверсифицированной Adani Enterprises, занимающейся возобновляемой энергетикой Adani Green Energy и оператора электроснабжения Adani Transmission) с 2020 года помог Гаутаму разбогатеть в четыре раза.

«По-моему, здесь большую роль играет фактор контроля», – полагает Асватх Дамодаран, преподаватель финансов в Нью-Йоркском университете. Эксперт уверен, что стремление Adani Group удерживать за собой акции через офшорные фирмы обусловлено желанием семьи осуществлять почти полный контроль над своими публичными компаниями: «Это самый заметный мотив во всей их деятельности. Контроль, контроль и еще раз контроль».

Расследование Hindenburg Research может пошатнуть нынешние позиции, однако, Гаутам уже не раз доказывал, что ему многое по плечу. Так, в 1997 году его похитили бандиты и 18 часов держали в заложниках. В 2008-м ему удалось убежать от вооруженных террористов при осаде во время обеда в гостинице Taj Mahal Palace в Мумбаи. За несколько дней тогда были убиты 174 человека. «Бог был ко мне милостив», – впоследствии рассказывал Адани Forbes.

Гаутам был одним из восьми детей в семье и четвертым из пяти братьев. Предпринимательскую деятельность начал в 1978 году, когда в возрасте 16 лет бросил учебу и переехал к Виноду в Мумбаи. Там будущий миллиардер устроился сортировщиком алмазов. В 1982 году вернулся в родной Гуджарат помогать старшему брату Махасукху, который тогда выкупил у своего друга Севантилала Воры небольшой завод по производству пластиковой упаковки. «Мы начинали практически с нуля», – вспоминал Адани в 2009 году.

Вора решил, что молодой Гаутам станет отличной партией для его дочери Прити. В 1986 году пара сыграла свадьбу. Сегодня Прити, стоматолог по образованию, возглавляет семейный фонд Адани. Два года спустя предприниматель учредил Adani Exports для импорта пластика и вскоре расширил бизнес на торговлю текстилем, сельскохозяйственной продукцией, драгоценными камнями и ювелирными украшениями. В 1994 году компания дебютировала на фондовой бирже Индии и потом была переименована в Adani Enterprises. «Мы продавали зубную пасту, крем для обуви, морепродукты, косметику и кучу других товаров, – рассказывал Винод Адани индийскому журналисту Р. Н. Бхаскару в биографии Гаутама, вышедшей в 2022 году. – Главным было то, чтобы экспорт товара из Индии не находился под запретом и имелся рынок сбыта, где можно выйти на хорошую прибыльность бизнеса».

Свою роль сыграли и политические связи. Расследование по правомерности особой экономической зоны было не единственной проверкой, о которой все потом забыли. Например, в 2007 году из-за участия нескольких компаний Адани в биржевой мошеннической схеме в период с 1999 по 2001 год Совет по ценным бумагам и биржам Индии запретил им покупать и продавать акции в течение двух лет. Однако позднее, после уплаты штрафа в размере $140 тысяч этим предприятиям разрешили возобновить торги.

В 2014 году Управление по учету доходов, высший орган Индии по борьбе с контрабандой, проводило в отношении Adani Group расследование, связанное с завышением стоимости импортируемого оборудования для электростанций. Ведомство заявило, что в 2009–2013 годах компания выставляла счета через офшорные фирмы, чтобы «выкачивать деньги за границу», в том числе почти $900 млн, которые оказались в фирме Винода Адани на Маврикии. Расследование закрыли в 2017 году. Управление также осуществляло проверку холдинга на недостоверное отражение стоимости импортируемых и экспортируемых алмазов с целью уклонения от уплаты налогов с 2004 по 2006 год. Все обвинения с компании суд снял в 2015 году.

Согласно 466-страничному отчету омбудсмена из юго-западного индийского штата Карнатака, чтобы способствовать экспорту незаконно добытого железа, Adani Enterprises и другие предприятия в 2004–2010 годах подкупали местных чиновников. На этот раз корпорации Адани ничего не вменяли, но предъявили обвинения другим фирмам. А в 2011–2015 годах Управление по учету доходов обвиняло пять дочерних компаний в завышении стоимости импорта угля из Индонезии на миллиарды долларов с целью перевода средств в офшоры. В 2020-м Верховный суд Индии отменил решение нижестоящей инстанции о прекращении расследования, и сегодня проверка продолжается.

Но бизнесу это никак не помешало. С 2014 года Adani Ports построила и приобрела семь портов в Индии, всего их сейчас 12. В 2019-м холдинг получил права на эксплуатацию шести аэропортов, а спустя год обзавелся вторым по загруженности аэропортом Индии в Мумбаи, хотя опыта в управлении подобными объектами у Адани не было. За период с 2014 по 2022 год выручка трех предприятий в составе Adani Group, торговавшихся на бирже при избрании Моди, выросла на 55%.

«Очень жаль, что из-за своей близости к премьер-министру бизнес смог манипулировать бюрократами и продавливать собственные интересы, – сетует Махуа Моитра, ранее работавшая инвестиционным банкиром и сегодня заседающая в индийском парламенте от оппозиционной партии. – Не знаю, насколько вовлечено само правительство, но с подходом «для Адани закон не писан» нужно что-то делать».

Сильно воодушевившись, Гаутам начал присматриваться к зарубежным активам. Первая иностранная сделка была оформлена в 2008 году при покупке угольной шахты в Индонезии. Через два года корпорация приобрела угольную шахту Кармайкл в Австралии, а в 2011-м докупила местный грузовой порт. В 2021 году холдинг построил новый контейнерный пункт на Шри-Ланке и совсем недавно заключил контракт на $1,2 млрд по приватизации порта в Хайфе, согласно которому Adani Group получает 70-процентную долю во втором по величине порте Израиля. В конце января, в самый разгар бури, спровоцированной отчетом Hindenburg Research, Гаутам как ни в чем не бывало прилетел в Израиль, выступил там с речью и на торжественной церемонии фотографировался вместе с премьер-министром страны Биньямином Нетаньяху.

Что же касается проверки со стороны Совета по ценным бумагам и биржам Индии, Гаутам спокоен – с его-то послужным списком это неудивительно. К тому же Верховный суд поручил ведомству оперативно завершить расследование и обнародовать его результаты в срок до двух месяцев – это гораздо меньше, чем обычно. «Таким образом, точка будет поставлена без промедлений, – заверил Гаутам почти одному миллиону своих подписчиков в Twitter 2 марта. – И правда восторжествует».

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Доктор Хегай – о лекарствах, лоббистах и недостатках медицины Казахстана Смотреть на Youtube