Уткин - Какимжанову: Кого считать рейдером – отца, сына или семью?

Экс-министр, а ныне бизнесмен Зейнулла Какимжанов, структуры которого выдвинули многомиллионные иски к редакциям Forbes.kz и Ratel.kz, в своем блоге прямо обвинил журналистов в продажности и заявил о некоем «пиар-заказе» против него

Зейнулла Какимжанов.
Фото: Андрей Лунин
Зейнулла Какимжанов.

Юристы Forbes.kz сейчас изучают пространное заявление Какимжанова. А пока представляем мнение известного казахстанского юриста Сергея Уткина, опубликованное на Ratel.kz.

Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя.

Зейнулла Какимжанов публично обратился ко всем, кто опубликовал своё мнение относительно решения суда первой инстанции, взыскавшего с журналистов и собственников изданий Ratel.kz и Forbes.kz более 50 млн тенге за ущемление чести и достоинства самого Зейнуллы Какимжанова и его сына Ильхалида. Какимжанов насчитал таких публикаций более 20.

Видимо, все мнения не понравились старшему истцу, поэтому он решил позволить себе публично отчитать авторов «неправильных» мнений, назвав их всех «защитниками», «писателями» и т.п. (в кавычках), как бы подчёркивая какой-то нехороший статус.

В содержании опуса Какимжанов раскрывает суть своего отношения к «защитникам». Фактически он обвинил всех авторов в продажности и даже назвал цену – от одного до пяти миллионов тенге за каждый заказной материал.

Поскольку в числе 20 «защитников»-наёмников (по-какимжановски) оказался и я, приходится отвечать.

Итак, я увидел 5 главных обвинений, которые мне наряду с другими авторами ставятся в вину Какимжановым:

- наёмничество, то есть публикация негативного проплаченного мнения, которое на самом деле я как специалист, видимо, не разделяю, но заведомо его публикую ради зарабатывания больших денег, недобросовестно используя свой авторитет;

- цинизм и нарушение неписаного закона, согласно которому трогать семью и детей противника – это табу: нарушение национальной культуры и национального характера;

- неоправданное вмешательство в частный корпоративный спор посредством публикации в СМИ своего мнения в защиту одного из учредителей;

- разбор ситуации и высказывание своего критического мнения, несмотря на имеющееся решение суда, вступившее в законную силу;

- наконец, в целом оказание давления на суд и должностных лиц, ответственных за принятие НЕОБХОДИМЫХ решений.

Разберём обвинения по порядку.

Господин Какимжанов пообещал представить доказательства, подтверждающих наёмничество авторов. Подождем. Пока только скажу, что высказанное на страницах Ratel.kz мнение полностью соответствует моему внутреннему убеждению. Ранее, кстати, еще задолго до наезда воина степей на Ratel.kz и Forbes.kz, я его уже высказывал «Курсиву», и они частично его публиковали. Может, тоже за 1-5 миллионов?

Я неоднократно в своём материале называл сторону Какимжановых семьёй. А как, простите, называть отца и сына, выступивших соистцами? Кто начал трогать «беззащитного» члена семьи Зейнуллы Какимжанова – его сына Ильхалида, если именно он является участником «Автодорсервиса»? Зачем воин-папа юридически подставил своего беззащитного ребёнка, кстати, уже сильно совершеннолетнего, если фактически вместо него принимал решения сам? И кого считать рейдером в этой ситуации – отца, сына или семью?

Можно ли на публике обсуждать внутрикорпоративные «тёрки»? Чаще это решают сами участники. Иногда информация выходит наружу другими путями. В любом случае, обсуждается только то, что имеет публичный интерес. В ситуации «Автодорсервиса» спор вынес на обсуждение публики один из участников, тем самым пытаясь доказать свою правоту обществу, которому интересна как сама компания, занимающаяся дорожным строительством в республиканском масштабе, так и один из фактических участников – бывший высокопоставленный чиновник. По-моему, абсолютно нормально. Если Зейнулла Какимжанов считает себя правым, пусть приводит убедительные аргументы, а не прячется за ширмой коммерческой или корпоративной тайны. Всё общество подкупить или обмануть невозможно, поэтому в общественном мнении, как правило, побеждает тот, кто прав на самом деле.

По сути корпоративного спора в «Автодорсервисе» могу добавить, что я лично видел десятки, если не сотни уставов компаний, в которых специально оговаривалось, что для принятия того или иного решения на общем собрании участников не достаточно простого большинства голосов, а необходимо квалифицированное большинство (75% или что-то вроде того). Такие правила могут устанавливаться в уставах, потому что это прямо разрешено пунктом 2 статьи 48 Закона «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью». Судебный прецедент, который обеспечил «победу» Какимжановым, поставил сотни или тысячи казахстанских компаний в ситуацию, когда возможен полный произвол и злоупотребление. Это крайне опасно для бизнеса, о котором вроде бы печётся нынешний бизнесмен Какимжанов. Это опасно даже для экономики страны в целом, потому что без стабильности и гарантий в вопросах собственности ничего развиваться не может.

Я уже писал в своём материале, что критиковать решения судов – это совершенно нормально. Есть страны, где авторитет судебной системы в целом такой, что подозревать судью в необъективности на самом деле как-то неприлично. Мы далеко не такие. К сожалению. Я попытался приоткрыть завесу, что могло двигать судьёй при вынесении решения в пользу Какимжановых. Главное, что подобные дискуссии – только на пользу обществу, стране в целом и судебной системе в частности. Стыд перед окружающими – зачастую единственное, что может остановить недобросовестного судью перед принятием несправедливого и незаконного решения.

Отсюда вытекает и ответ на последнее обвинение о давлении на суд и должностных лиц. В прошлом году на Ratel.kz был опубликован мой материал «Кто может давить на суд». Там аргументы приведены. А вывод такой: давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно. От имени общества это публичное давление осуществляют, в том числе журналисты и общественные деятели. А вот бывшему министру, использующему свои связи во властных структурах, давить на суд (в особенности кулуарно) категорически нельзя. Потому что первое давление полезно обществу, а второе – вредно.

И еще пару слов о законах, которые хорошо понимает Зейнулла Какимжанов, принимавший непосредственное прямое участие в их написании. Что-то не припомню я в нормативных актах о средствах массовой информации ОБЯЗАННОСТИ обращения к двум сторонам процесса в случае необходимости описания в СМИ того или иного события или процесса.

Есть обязанность журналиста не публиковать сведения, не соответствующие действительности. А вот мнения можно публиковать любые и не обязательно два противоположных вместе.

Да, во многих редакциях существуют подобные редакционные правила (взять комментарий обязательно у обеих сторон). Но с точки зрения закона журналист не обязан быть объективным. Судья – обязан, следователь, прокурор, министр, да любой чиновник – обязаны. А журналист – нет. Странно? С точки зрения общества – совершенно нормально. Потому что у судьи в конкретном споре конкурентов нет.

А вот средств массовой информации – множество, журналистов со своими мнениями – ещё больше. Вот и пусть конкурируют. Одни поддерживают в корпоративном споре Какимжанова, другие – Процентова. Общество читает, смотрит и слушает первых, вторых и делает свои выводы. А если кого-то задело в СМИ чужое мнение, то для паритета в пункте 3 статьи 143 Гражданского кодекса предусмотрено право на бесплатный ответ в этом же СМИ. Так что закон справедливость поддерживает не до того, а после того как…

И Зейнулла Какимжанов может воспользоваться своим правом на ответ по каждой публикации. Мне, например, было бы интересно узнать его мнение по своим доводам и аргументам.

А ещё бы почитать мнения представителей судебной системы…

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10257 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
29 марта родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить