«Рыбий пузырь» за 541 млрд: эксперты сомневаются в успехе программы рыбоводства

В декабре 2020 правительство РК приняло программу развития рыбной отрасли до 2030 года. Для контроля за ее исполнением в январе 2021 в составе Министерства экологии, геологии и природных ресурсов был создан Комитет рыбного хозяйства. Его возглавил Нариман Жунусов

ФОТО: Alexandr Ivanov / Pixabay

Низкая ценность

Самообеспеченность внутреннего рынка Казахстана рыбой не дотягивает до 60%. В 2019 году страна экспортировала 30 тыс. тонн (на $60 млн), в то же время ввезя 45,5 тыс. тонн (на $74,3 млн). Причем основная доля импорта пришлась на океаническую рыбу и морепродукты, заместить которые Казахстан, по очевидным причинам, не сможет.

Отечественное производство рыбы включает как рыболовство (вылов дикой рыбы), так и рыбоводство (аквакультура).

Что касается вылова, то в 2019 объем составил 45 тыс. тонн, в результате переработки было получено 35 тыс. тонн рыбной продукции. В том числе особую экспортную ценность представляет филе судака, которое стало настоящим казахстанским брендом на европейском рынке. Основной объем импорта пришелся на Китай (5,5 тыс. тонн) и Нидерланды (2,8 тыс. тонн). Для сравнения, в Россию ушло всего 492 тонны.

Что касается аквакультуры, то в 2019 в Казахстане было выращено 7 тыс. тонн товарной рыбы. Из этого объема половина пришлась на карповых. Производство наиболее ценных осетровых составило всего 179 тонн.

Нездоровые амбиции

Задачи в программе рыбоводства обозначены более чем амбициозные – за 10 лет увеличить производство с нынешних 7 тыс. тонн рыбы до 270 тыс. тонн.

Благодаря этому к 2030 году внутреннее потребление должно вырасти с 67 тыс. тонн до 134 тыс. тонн, а экспорт – с 30 тыс. тонн до 136 тыс. тонн.

Просчитаны и расходы, которые должен будет понести бюджет для достижения результата. Общий объем вложений за 10 лет должен составить 541,3 млрд тенге. Из них 51,8 млрд тенге – из республиканского бюджета, еще 144,5 млрд тенге – из местных бюджетов. Также предполагается привлечь 345 млрд тенге внебюджетных инвестиций.

Цифры, что называется, «конские».

Они навевают ассоциации с печально знаменитым мясным проектом, который также был рассчитан на 10 лет, с 2011 по 2020. В результате бюджетных вливаний в отрасль сотен миллионов тенге предполагалось выйти на экспорт 180 тыс. тонн говядины по итогам 2020 года. По факту же страна не вышла даже на самообеспеченность этим видом мяса.

Минимальный уровень

Основным рынком сбыта в программе называется Китай на основании того, что эта страна ежегодно импортирует рыбы на $14 млрд. Но тут же возникают сомнения, будет ли казахстанская рыбоводческая продукция там востребована?

Эксперты эти опасения называют вполне оправданными. Ведь спросом зарубежных покупателей сейчас пользуется в основном рыба, выращенная в диких условиях - то есть выловленная в естественных водоемах. Ее хотят и в Европе, и в Китае. Также зарубежные покупатели готовы принимать сазана, выловленного в Балхаше. Но поскольку госпрограмма предполагает рост «фермерского» выращивания рыбы, то эксперты не уверены, что ее будут принимать за границей. А в Китай она просто не пройдет по цене. В пример приводится тилапия казахстанского производства, которая сейчас стоит 1500 тенге за кг, а китайская лежит на базаре по 1200.

Себестоимость казахстанской рыбоводческой продукции неминуемо будет выше, чем у соседей, говорит участник рынка, предпочитающий остаться неназванным. Потому что сейчас в страну приходится ввозить как рыбопосадочный материал, так и корма и прочие необходимые в производстве компоненты. В самой госпрограмме указаны такие цифры: по осетровым Казахстан обеспечен рыбопосадочным материалом на 66%, по карповым на 12%, по всем остальным (лососевые, сиговые, сомовые, баррамунди, тилапия) – 0%. Для обеспечения местного производства предполагается создание селекционно-гибридных центров.

По кормам нынешний уровень обеспеченности не обозначен, но судя по всему, он минимален. Поэтому, представляя программу в правительстве, министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Магзум Мирзагалиев поделился планами привлечь бизнес к строительству пяти кормозаводов общей мощностью 400 тыс. тонн в год.

Раздутые сметы

Если говорить про установки замкнутого водоснабжения, позволяющие выращивать именно ценные виды рыб, тот тут импортозависимость и вовсе тотальная.

Да, есть планы развивать отечественное производство. Но планы – планами, а реальность – реальностью. И пока они не сошлись воедино, у бизнеса останется скепсис. В том числе сомневаться будут потенциальные инвесторы, а значит, о притоке частных вложений в 345 млрд тенге можно не мечтать.

Если говорить о себестоимости отечественной продукции, то злую шутку с казахстанскими компаниями могут сыграть раздутые сметы на запуск производств. Эксперты указывают на то, что это общая болезнь новых проектов – суммы выше реальных в разы. В результате, чтобы оправдать неэффективные вложения, им проходится предлагать свою продукцию значительно дороже импортной (посмотрите на цены наших тепличных огурцов и помидоров).

В то же время зарубежные предприниматели изначально заинтересованы не в освоении кредитных средств и бюджетных инвестсубсидий, а в создании конкурентоспособного производства. К тому же и условия кредитования в том же Китае намного мягче, чем у нас. Это становится залогом победы в конкурентной борьбе.

Мимо полки

Неменьший скепсис специалиста вызывают надежды властей в два раза увеличить потребление рыбы казахстанцами. Наивно было бы полагать, что за 10 лет пищевые привычки населения вдруг резко поменяются сами собой.

Например, в Казахстане уже запущены проекты по выращиванию клариевого сома, мясо которого называют «говядиной будущего» благодаря питательным качествам – у говядины 18% белка, у клариевого сома 16%.

Но практика показала, что сбыта на внутреннем рынке почти нет. Небольшой объем продается в Россию, но тоже с трудом. Российский рынок вообще сложный – там и своя программа по рыбоводству реализуется, и дикой рыбы вылавливается очень много.

Также казахстанцы производители обращают внимание на тот факт, что государство пока ничего не делает для получения местными производителями приоритета в госзакупках. Например, армию (школы, больницы и т.д.) у нас кормят российским минтаем, а не клариевым сомом отечественного производства. А почему? Потому что в условиях тендеров просто нет такого вида рыбы. Что мешает госорганам включить его, непонятно. А ведь это стало бы мощным инструментом поддержки рыбоводческой отрасли.

Кстати, в сегменте переработанной рыбы (соленая, копченая, сушеная и т.д.) уже сегодня российские производители занимают основную долю и в рознице. Производители жалуются, что казахстанские торговые сети предпочитают работать с импортом, а не с местной продукцией, даже если она дешевле. У наших где-то упаковка недоработана, где-то нет уверенности в стабильных поставках. Все это и вызывает сложности с попаданием на полки.

В одном эффекте от реализации программы сомневаться не приходится – она приведет к росту цен на рыбу. В планах комитета – борьба с браконьерским выловом и создание прослеживаемости поставок продукции. Сейчас в рознице «серой» рыбы очень много, естественно, по более низким ценам. Если в результате проверок она с рынка уйдет, цены неминуемо вырастут. Это вполне может вызвать обратный эффект - стать причиной снижения спроса на тех же карповых, которые чаще всего и вылавливаются браконьерами и считаются бюджетным сегментом.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6033 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
8 мая родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить