Другая лига: когда Solva станет казахстанским банком

Об этом рассказал сооснователь компании Борис Батин

Борис Батин
Борис Батин
ФОТО: © Валерий Аяпов

Борис, мы встречались с вами ровно год назад и говорили тогда в том числе про ваши планы создать банк Solva в Казахстане в течение 12 месяцев. С тех пор что-то изменилось?

- Планы сохранились, мы по-прежнему планируем трансформироваться в банк. Трансформация МФО в банк состоит из нескольких частей. И самая важная часть — это подготовка юридической и регуляторной базы. Это достаточно сложный процесс, который требует изменения законодательных актов. За минувший год регулятор проделал всю необходимую работу, чтобы трансформация в принципе была возможна. Подписали документы 12 июля, а 12 сентября пакет изменений вступил в силу.

Эти изменения в законодательстве готовили для вас или для рынка?

- Для рынка. Безусловно, когда регулятор давал возможность всему рынку дать комментарии на проекты поправок, мы всегда были активнейшим участником дискуссии. Ассоциация микрофинансовых организаций Казахстана также проделала огромную работу в этом направлении. Регулятор завершил свою часть работы, далее все зависит от нас, как мы пойдем по подготовленному пути.

Процесс трансформации микрофинансовой компании в банк включает несколько этапов. Первый — перерегистрация ТОО в АО. Далее требуется одобрение акционера Solva, который тоже должен соответствовать нормативам и требованиям. Этот процесс мы начинаем в ближайшее время, и считаем, что при благоприятном стечении обстоятельств уложимся в двенадцать месяцев. Да, не всё происходит быстро, как хотелось бы — к сожалению, в последние несколько лет было много глобальных факторов, которые существенно влияли на экономику и скорость принятия решений. Иными словами, процесс не тормозится, но идет не так быстро, как мы бы хотели. С точки зрения бизнеса компания готова, выполняет все необходимые нормативы для того, чтобы стать банком.

Что вы переделали и трансформировали, чтобы стать банком?

- Для регулятора важно, чтобы банк был надежным. Поэтому мы нарастили капитал, снизили уровень риска в кредитном портфеле, еще сильнее укрепились в сегменте МСБ, на котором мы и так фокусируемся, усилили команду рисковиков, улучшили IT-инфраструктуру, выбрали подрядчиков для разработки банковских IT-решений. Словом, этот год мы проводим весьма продуктивно.

Не до конца понятно, зачем это вам. Solva и так крупная компания, вы очень хорошо работаете в своей нише, у вас отличные рейтинги, у вас хорошая база клиентов. Зачем вам эта головная боль в виде трансформации в банк?

- Наверное, это вопрос амбиций и развития. На горизонте пяти лет мы хотим вырасти кратно, а для этого надо предлагать уже более интересные продукты, нежели просто кредиты. Предложить клиентам удобные системы учета, налоговые декларации, декларации дохода и т. д. То есть построить с клиентом более «близкие» отношения. И клиент получит от нас больше решений для бизнеса, а мы узнаем его лучше. Потому что будем видеть его транзакции и сможем понять жизнь нашего клиента более детально на уровне его регулярных трат, прибылей и т. д. А поняв это, мы сможем предложить ему еще более выгодные продукты, в том числе кредитные. То есть это вопрос не о том, где мы сейчас, а о том, куда мы хотим прийти. И когда мы думаем о наших целях, мы понимаем, что нам нужна банковская лицензия.

Борис Батин
Борис Батин
ФОТО: © Валерий Аяпов

Линейка инструментов привлечения пассивов тоже расширится?

- Институциональные инвесторы смотрят более благосклонно на финансовый институт, имеющий банковскую лицензию. У банка пул институциональных инвесторов гораздо шире, чем у МФО. Потенциальные инвесторы смогут вкладывать в секьюритизацию, в прямые кредиты, покупать облигации и т.д. Рейтинговые агентства тоже будут смотреть на бизнес более благосклонно: если у МФО и банка будет два одинаковых бизнеса, то банк будет иметь рейтинг выше. А выше рейтинг — выше и инвестиционная привлекательность инструмента. Таким образом, банковский бизнес имеет больше возможностей для привлечения пассивов, и это я даже не говорю про текущие счета и депозиты.

Не могу обойти стороной тему январских событий. Некоторые бизнесмены, как международные, так и внутренние, стали раздумывать о том, чтобы перестать инвестировать в страну. У вас бизнес международный. Не сбавили ли события января ваш пыл развивать бизнес в Казахстане?

- На январь, к сожалению, потом наложились и февральские события. И некоторые иностранные инвесторы поставили на паузу проекты не только в России, но и соседних странах, в том числе Казахстане. Несколько инвесторов, с которыми мы были на достаточно продвинутой стадии переговоров и подготовке документации по привлечению средств, заморозили проекты. Февраль повлиял и на инвестиционный климат в Казахстане.

Если говорить про внутренний рынок и про спрос на наши продукты, то шок первого времени прошел, и за последние полгода мы увидели, что наша ниша - сегмент ИП, самозанятых, микро-, малого и среднего бизнеса — сильно растет и развивается несмотря ни на что. И при этом отмечу хорошее качество таких клиентов. Например, просрочка по сектору МСБ у нас меньше 5%.

Но отчасти это, наверное, потому что вы ужесточили требования к заемщикам?

- Да, ужесточили, но даже если сравнивать яблоки с яблоками, то сегмент МСБ сильнее, крупнее и лучше в этом году, чем в прошлом. Также и Solva сегодня крупнее, сильнее и надежнее.

Раньше Solva входила в группу IDF Eurasia, у которой был в том числе и российский бизнес. Что изменилось после февраля?

- Да, раньше у группы были планы развития в Казахстане, России и Юго-Восточной Азии. Но последние события изменили стратегию. Мы полностью вышли из российского бизнеса, и у нас больше нет никаких бизнес-связей с Россией. Сейчас Solva — казахстанская компания, зарегистрированная в МФЦА.

После того как Solva станет банком, что будет с клиентами?

— Вот это и была одна из задач — проработать с регулятором такой процесс, который был бы наименее болезненным для клиентов. Если раньше надо было создавать отдельную компанию и переводить клиентов из МФО в банк, то сейчас получится сделать бесшовную интеграцию, которую клиент не заметит. Просто раньше он обслуживался в МФО, а теперь будет в банке.

Все годы независимости, а это уже более 30 лет, банковское законодательство в стране только ужесточалось. Особенно этот процесс ускорялся после эпических падений нескольких банков. Сейчас цена входного билета на банковский рынок достаточно высокая. И контроль за банками очень жесткий. Вы готовы платить эту цену?

- Конечно, мы всё тщательно проанализировали и поняли, что на данном этапе развития для нас это имеет экономический смысл. Еще три года назад — не имело, тогда расходы на поддержание банковской инфраструктуры были бы для нас слишком высокими. Но сегодня мы доросли и созрели, чтобы перейти в другую лигу.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15337 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить