В Казахстане может появиться ещё один банк

Его создаст финансовая группа IDF Eurasia. Об этом рассказал Борис Батин, сооснователь международной компании

Борис Батин
ФОТО: Валерий Аяпов
Борис Батин

О том, что в Казахстане готовится почва для трансформации крупных микрофинансовых организаций в банки, еще весной 2021 года рассказывала глава Агентства по регулированию финансового рынка (АРРФР) Мадина Абылкасымова. Одной из таких МФО является «ОнлайнКазФинанс» (бренд Solva), входящая в международную финансовую группу IDF Eurasia. О том, как это будет происходить, рассказал сооснователь IDF Eurasia Борис Батин.

Борис, сегодня на казахстанском рынке активно заговорили о том, что микрофинансовые организации Казахстана могут трансформироваться в банки. А готовы ли МФО к этому?

- Безусловно. В Казахстане на рынке есть МФО, которые не отстают от банков - по качеству и профессионализму команд, по подходам к кредитованию, по качеству портфеля и т.д. Их рейтинги лучше, чем у некоторых банков. С точки зрения продукта зачастую МФО готовы предложить более выгодные условия для клиентов, чем банки.

Например, если взять наш трех- или пятилетний кредит, посмотреть стоимость всех сопутствующих услуг и сравнить его с банковским, то в банке заем может выйти дороже. Многие клиенты приходят к нам и рефинансируют свои банковские кредиты. То есть помимо скорости, технологичности и удобства наш продукт зачастую просто выгоднее для клиента. В плане надежности мы тоже не уступаем банкам – наш кредитный рейтинг это подтверждает.

Таким образом, «ментально» крупные микрофинансовые организации готовы стать банками. Дальше уже решается стратегией самой компании, нужно ли им это. Если да, тогда надо идти за банковской лицензией.

Можно сказать, что Solva тоже готова стать банком?

- В рамках стратегии нашей группы такие планы есть. Помимо действующих кредитных продуктов хотим расширять спектр услуг. Особенно для МСБ-клиентов. В частности, запустить расчетные счета, ведение бухгалтерии, выпуск карт, процессинг платежей, выдавать кредиты под оборотные средства. Часть этих услуг требует банковской лицензии. Мы общаемся с регулятором по этому вопросу и надеемся на понятный процесс трансформации, чтобы переход из МФО в банк прошел максимально комфортно в первую очередь для клиентов.

Вы поставили себе конкретные сроки этой трансформации?

- Надеемся реализовать этот план в ближайшие 12 месяцев. Но многое зависит в том числе от формы трансформации. Если нам параллельно нужно будет создавать банковскую структуру и переносить в нее действующий бизнес, то это займет больше времени.

Какая работа с регулятором сейчас ведется по этому поводу?

ФОТО: Валерий Аяпов

- Сейчас нам нужно правильно переложить идею на бумагу. Важно, чтобы был четкий расписанный путь, как эту трансформацию пройти. Нам нужно понять, какие действуют требования к акционерам, в какой момент происходит переход из микрофинансовой компании в банк, что произойдет с портфелем. Эти и многие другие нюансы проговариваются сейчас на уровне рабочих групп. Надеемся до конца года этот процесс организовать и разложить всё по пунктам совместно с регулятором, а в следующем году активно начать саму трансформацию.

Рейтинг микрофинансовой организации является весомым аргументом для регулятора для выдачи банковской лицензии?

- Думаю, что рейтинг — это очень весомый аргумент. Ведь чего нельзя допустить регулятору? Слабого игрока в банковской системе. Когда банк не умеет работать с кредитным риском, это может негативно повлиять на банковский сектор.

К сожалению, на рынке имеется несколько предвзятое отношение к МФО – якобы качество портфеля, сотрудников, риск-менеджеров у них хуже, чем у банков. Однако рейтинги показывают, что МФО нисколько не уступают банкам, а иногда и превосходят их. Тем более что рейтинговые агентства зачастую более требовательны к оценке МФО. Получается, что при одинаковом рейтинге МФО и банка у микрофинансовой компании риск-менеджмент жестче. Банк получает дополнительные бонусы за свой статус. А МФО эти бонусы нужно перекрывать более сильным риск-менеджментом.

Какие у вас преимущества перед банками и не боитесь ли вы их потерять, когда станете банком?

- Наши преимущества не зависят от юридической структуры, это умение работать с клиентом и данными. Наши расходы на ведение клиента ниже, чем у банков. Поэтому если даже стоимость пассивов у нас выше, мы нивелируем это более низкими затратами на ведение бизнеса. Эти преимущества никуда не денутся, когда мы трансформируемся в банк. Наоборот, после того как мы запустим новые продукты, работа с клиентом улучшится. Он станет более лояльным, мы сможем предложить ему больше решений и более интересные кредитные продукты. Особенно для приоритетного для нас малого и среднего бизнеса. Сегодня этот сегмент недостаточно хорошо обслуживается банками.

А будучи банком, вы будете менять свои источники фондирования?

- Нет, только расширять их. Мы сейчас успешно работаем и с фондами, и на публичных рынках, и будем продолжать это делать. А депозиты будут дополнительным инструментом для привлечения денег.

В последние годы в Казахстане была тенденция сокращения количества игроков на банковском рынке. Регулятор очень активно проводил работу по ужесточению правил игры. После этого вы не боитесь, что к вам будут относиться максимально строго?

- Одна из задач регулятора — не допустить дефолтов в финансовом секторе. И это совпадает с задачами самих банков и МФО. Регулятор — это дополнительная пара глаз, которая присматривает за нами. В итоге сам участник рынка от этого и выигрывает. Меньше рисковых ситуаций - меньше рисков в экономике, лучше финансовая ситуация во всей стране.

Когда вы станете банком, он уже не будет классическим, как мы привыкли?

- Мы делаем акцент на технологичности, скорости обслуживания и удобстве для клиентов. Мы уже далеко не единственные, в Казахстане есть технологичные банки, которые предлагают современный сервис. Мы хотим дать максимально удобную услугу для МСБ-клиентов. Сейчас мы образовываем и обучаем нашу клиентскую базу, как пользоваться цифровыми услугами, потому что в итоге это им экономит и время, и силы, и ресурсы. Наш конек - технологичность, это наше конкурентное преимущество, которое мы планируем и дальше развивать.

Название банку уже придумали?

- Нам нравится наш бренд Solva — производное от слова «solve», которое переводится как «решать». Мы как раз решаем финансовые задачи наших клиентов. Сейчас как МФО, а будем как банк.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
16103 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
22 октября родились
Бауыржан Урынбасаров
директор филиала АО «НК «ҚТЖ» – «Дирекция магистральной сети»
Нуржами Алтынсака
заместитель председателя правления АО «Жилстройсбербанк Казахстана»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить