Аблай Мырзахметов: Что же будет с долларом и с нами?

Первая декада октября отмечена бурным обсуждением курса доллар/тенге, застывшего на отметке 1:273. Социальные сети неистовствуют, СМИ наперебой цитируют экспертов и «народных экономистов». Прогнозы - один страшнее другого. Что же на самом деле происходит с курсом доллара и какие последствия он повлечёт для бизнеса и населения? Ответить на это вопрос мы попросили председателя правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Аблая Мырзахметова

Фото: НПП РК "Атамекен"
Аблай Мырзахметов.

- Аблай Исабекович, в последнее время Палата вновь оказалась в центре внимания СМИ и социальных сетей. На этот раз в связи с предложением о продаже валютной выручки компаний-экспортеров на внутреннем рынке…

- Замечу, что в последние две недели градус обсуждения в экспертном сообществе и в СМИ о курсовой политике просто зашкаливает. И вчерашнее выступление г-на Келимбетова можно расценить как некую попытку этот градус снизить. Ну, как у нас всегда бывает, это было сделано в «лучших традициях». Вопросы, требующие открытого и серьёзного обсуждения с участием квалифицированных экспертов, наш уважаемый Кайрат Нематович обсуждает в форме монолога.

Высказывание заместителя председателя правления Юлии Якупбаевой было вырвано из общего контекста её ответа на вопрос журналиста. Речь шла о её отношении как эксперта к инициативе советника российского президента  Сергея Глазьева (во взаимных расчётах отказаться от доллара. - F). Кстати, премьер-министр России Дмитрий Медведев однозначно отверг такой подход как не отвечающий рыночным отношениям. Зампредправления НПП согласилась, что такой механизм возможен, но подчеркнула, что этот вопрос нужно обсуждать с предприятиями-экспортёрами…

- А что вы думаете по этому поводу?

- Я считаю, что это анахронизм. Это возврат к прежним временам административно-командного управления. Такой механизм возможен, но только в форме «джентльменского соглашения» между банками второго уровня и компаниями-экспортерами, без обязаловки. И не более того… Я бы не хотел, чтобы препарированные высказывания отдельных персон выдавались за «консолидированную точку зрения НПП». Это как минимум некорректно.

- И всё-таки, как вы оцениваете сложившуюся обстановку?

- А как её оценивать? Покупательский спрос падает. Объём тенговой массы сжимается. Деловая активность в стране снижается. Вместо внятной и четкой позиции Нацбанка мы видим, какие пикировки происходят с банками второго уровня. То их огульно обвиняют в спекулятивных операциях, то угрожают опубликовать какие-то «чёрные списки». При этом ясно, что банки просто выполняют клиентскую заявку. Если клиент имеет деньги в тенге и изъявляет желание купить иностранную валюту, на каком основании банк может ему отказать? Особенно в условиях плавающего курса, когда рынок определяет стоимость валюты. И какой смысл наводить тень на плетень, распространяя загадочные сообщения, ведь ни в одном случае не было доказано, что банки скупают валюту через подставных лиц. Мне кажется, что попытки Нацбанка сформировать негативное общественное мнение против банков - это опасный тренд.

- Но ведь это функция Национального банка – бороться с инфляцией…

- Нацбанк может и, наверное, иногда должен вмешиваться в рыночный процесс формирования курса тенге. Но как пишет мой коллега Ельдар Абдразаков: функция Нацбанка в условиях рыночного формирования курса - это сглаживать шоки, а не определять валютный курс.

В этой связи, в продолжение славных традиций Олжаса Худайбергенова, у меня есть два вопроса к руководству Национального банка. Если вы считаете 273 тенге за доллар адекватным курсом, можно ли опубликовать формулу, по которой этот адекватный курс высчитан? Можно ли опубликовать подходы, методологии, расчёты и выложить их на официальном сайте Нацбанка, чтобы мы могли понять, как этот курс был определён адекватным? 

Второе, что мы наблюдаем. Отпустив тенге в рыночное плавание, уже второй месяц официальный уполномоченный орган не может сформировать чёткую позицию, показать, как будет формироваться этот курс, дать сигналы рынку.  Этого всего нет. В условиях неопределённости по курсу тенге бизнес не может планировать свою деятельность. От Нацбанка требуется ясная позиция.

Сигналы бизнесу нужны и от правительства. Надо отметить, что последний месяц мы активно обсуждаем с экономическим блоком правительства стабильность в налоговой и тарифной политике. Эти сферы важны для бизнеса в условиях экономического спада. Мы были услышаны, и, несмотря на определенные разногласия с экономическими ведомствами, премьер-министр принял решение отложить все налоговые новации до 1 января 2017, а до 1 марта 2016 года мы должны совместно обсудить все нововведения.

По тарифам ключевых субъектов естественных монополий принято решение в 2016 повышать их только по отдельным предприятиям-монополистам в пределах инфляции - на 4-4,5 %. Это важный сигнал для бизнеса, для сохранения деловой активности. Всё это – результат конструктивного диалога и поиска компромиссов.

Помимо этого, правительство приняло решение: согласно принципам Yellow Pages выйти из конкурентных секторов экономики путем проведения масштабной приватизации. Также планируется в социальной сфере (образование, медицина, инфраструктура) максимально задействовать инструменты ГЧП. Начался процесс реформ политики госсубсидий с целью поддержки конкурентоспособности предприятий вместо принципа «всем сестрам по серьгам».

Но все эти усилия правительства не будут иметь успеха без ясной курсовой и денежно-кредитной политики Нацбанка. Пока рынок не нащупает равновесное состояние, держатели валютных позиций (депозитов) не перевернутся в тенге. Между тем, по тенговой ликвидности Нацбанк дважды повысил базовую ставку до 12%, а на днях – до 16 %.

Дан ориентир рынку: если банки будут брать деньги по такой ставке, то реальный сектор будет получать их под 20% и более. Ну, кто в условиях сжатия покупательского спроса будет под такие проценты кредитоваться?  Это нереально. Это ведёт к серьёзному снижению кредитования банками реального сектора, а следовательно - к падению деловой активности, ухудшению качества кредитных портфелей банков, росту межфирменной задолженности, остановке и банкротству предприятий. Итогом всего этого станет проблема занятости.

Я сегодня видел заявление членов дискуссионного клуба «Атамекен».  Понимая важность открытого и профессионального обсуждения курсовой и денежно-кредитной политики, поддерживаю предложение провести дискуссию с участием квалифицированных экспертов и призываю адресатов обращения принять это предложение и начать диалог.

Кстати, недавно зампред Нацбанка Куат Кожахметов спросил: «Зачем населению смотреть на курс доллара?» Но для бизнеса – это необходимость, связанная с планированием своей деятельности.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

20118
просмотров
 
 
Загрузка...