Политический вопрос: что происходит с мировой торговлей

10355

Глобальная торговля переживает непростые времена. Налаженные торговые маршруты, работавшие десятилетиями, стремительно меняются

Фото: © Depositphotos.com/[email protected]

Вопреки ожиданиям, в 2023 году крупнейшим торговым партнером США стала Мексика. Из-за войны в Украине импорт российских энергоносителей в европейские страны продолжил падать. Меняющаяся конъюнктура позволила таким странам, как Вьетнам, резко нарастить объемы торговли с ведущими экономиками мира – Китаем и США.

Как отмечают аналитики McKinsey & Company, геополитика всё сильнее влияет на мировую торговлю. Санкции, введенные западными странами против России, оказались лишь одним из этапов затяжной торговой войны. Ее размах очевиден: с 2017 года тарифы на товары, которые торгуются между Китаем и США, выросли в три-шесть раз. В декабре 2023 года на Красном море разразился кризис судоходства, из-за которого значительно выросли расходы логистических компаний. Последствия этого кризиса могут оказаться непредвиденными и далеко идущими, считают в McKinsey. В целом количество торговых ограничений неуклонно растет: если в 2017 году было принято 650 новых ограничений, то в 2023-м их число составило более 3000.

Чтобы понять, как меняется глобальная торговля, аналитики McKinsey изучили торговые паттерны крупнейших экономик мира. Выяснилось, что последние значительно изменились. Китай, например, стал больше торговать с развивающимися экономиками, снизив объемы торговли с Японией, Южной Кореей и США. Соединенные Штаты в свою очередь стали меньше импортировать из Китая в пользу таких стран, как Вьетнам и Мексика. Торговля ведущей европейской экономики, Германии, тоже трансформируется. Немцы теперь закупают энергоносители не у России, а у стран Евросоюза и США. Растут объемы торговли Германии с такими восточноевропейскими странами, как Польша.

Что касается развивающихся экономик, то и тут много перемен. Индия, к примеру, в отличие от западных стран, стала больше торговать с РФ за счет импорта российских энергоносителей. Доля России в структуре импорта энергоресурсов в Индию выросла с 2% в 2017 году до более чем 25% в 2023-м. Заметно вырос индийский экспорт электроники и продуктов нефтепереработки в США и страны Европы. Бразилия наращивает объемы торговли с Китаем благодаря растущему экспорту такой сельскохозяйственной продукции, как соевые бобы и говядина. Китайский импорт в Бразилию также растет за счет промышленных товаров – например, фотоэлектрических панелей.

Трансформация глобальной торговли открывает новые возможности для развивающихся стран, уверены в McKinsey. Наиболее удачливым из них уже сегодня удается привлекать инвестиции крупных государств, противоборствующих между собой. Например, у некоторых членов АСЕАН наблюдается одновременный рост инвестиций из Китая, Европы и США. Китай и Европейский союз также активно инвестируют в Африку, Центральную Азию и Ближний Восток.

По всей видимости, Китай и в будущем будет сосредоточен на инвестициях в развивающиеся экономики. Это станет продолжением наметившегося в 2010-е тренда: в период с 2015 по 2019 год Китай инвестировал порядка $50 млрд в новые предприятия в странах Африки, АСЕАН, Центральной Азии, Ближнего Востока и Юго-Восточной Европы. При этом далеко не все страны перечисленных регионов привлекательны для китайских вложений. В Африке Китаю интересен ограниченный круг государств, сосредоточенных на севере континента. Наибольший прирост китайских инвестиций зафиксирован в Марокко и Египте. Некоторые страны, расположенные к югу от Сахары (Кения, Уганда), тоже интересны инвесторам из Поднебесной. Однако государства вроде Эфиопии или Ганы по-прежнему с трудом привлекают китайские вложения.

США тоже осуществляют амбициозную программу зарубежных инвестиций. Сосредоточена она на странах АСЕАН. Если в 2022–2023 годах инвестиции США в новые проекты в Китае упали на 70% по сравнению со средним показателем за 2015–2019 годы, то инвестиции в государства АСЕАН­ за тот же период увеличились почти вдвое. Евросоюз тоже всё меньше заинтересован в Китае: европейские инвестиции в эту страну в 2022–2023 годах снизились почти на 50% по сравнению со средним значением за 2015–2019 годы. В то же время внутриевропейские инвестиции стабильно растут: Германия охотно вкладывается в новые проекты в таких странах, как Италия, Португалия и Румыния.

По мнению экспертов McKinsey, в ближайшие годы глобальная торговля может развиваться по одному из двух сценариев. Первый предполагает дальнейший рост геополитической напряженности и, как следствие, регионализацию торговли. Если этот сценарий реализуется, то к 2035 году объемы торговли между западными странами с одной стороны, с Китаем и Россией с другой стороны, могут упасть на 70%. При этом объемы внутрирегиональной торговли увеличатся на 40% в западных странах и более чем в два раза – в России и КНР. Такое развитие событий может снизить объемы мирового ВВП на 1,5% в долгосрочной перспективе.

Во втором сценарии крупные компании диверсифицируют маршруты поставок и таким образом сохранят положительную динамику в межрегиональной торговле. В этом случае такие крупные экономики, как Китай, потеряют лидерство в экспорте определенных категорий товаров (например, электроники и текстиля). При этом одновременно вырастет экспорт других товаров из Китая (скажем, продуктов химической промышленности). В результате общий объем международной торговли продолжит расти. Этот вариант развития событий окажет менее негативное влияние на глобальный ВВП.
По какому пути пойдет мировая торговля, станет понятно в ближайшие годы.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить