Как Лиза Су спасла от краха одного из крупнейших производителей чипов

13444

И осуществила одно из самых масштабных преобразований в истории Кремниевой долины

Фото: © Jamel Toppin для Forbes

Из конференц-зала на верхнем этаже штаб-квартиры AMD рядом с автострадой 101 в калифорнийской Санта-Кларе Лиза Су управляет компанией, которая появилась, когда еще не было самого названия «Кремниевая долина». Если проехать дальше, можно найти частичку корпоративной истории – старую литейную мастерскую в Саннивейле, где AMD раньше штамповал микрочипы. Но окно Су выходит на примету переменчивого настоящего – офисы заклятого врага в лице Intel. Сегодня его капитализацию ($120,3 млрд) затмевает показатель AMD ($153,5 млрд).

Однако так было не всегда. В 2014 году, когда Су заняла кресло генерального директора AMD, производитель микрочипов шел на дно. Корпорация сократила примерно четверть всего штата, а курс акций колебался на отметке $2. Патрик Мурхед, бывший управленец в компании, помнит, что бизнес был «мертвее мертвых». Затем проблемы начались в Intel: участились задержки в производстве, и от использования этих плат в iPhone отказалась Apple. Быстро сообразив, Су выработала новую тактику и смогла обернуть промахи конкурента себе на пользу: она подписала контракты с изготовителями ноутбуков вроде Lenovo, игровым гигантом Sony, а также Google и Amazon, огромные центры обработки данных которых в прошлом году принесли AMD выручку в $6 млрд.

При $63 млрд годового дохода Intel всё еще на голову опережает AMD с его $23,6 млрд. Но благодаря тому, что последняя урвала у соседа по Кремниевой долине заветную долю на рынке серверных микрочипов, а также прикупила компанию по производству полупроводников Xilinx, за девять лет под началом Су котировки AMD выросли почти в 30 раз. Поскольку всё популярнее становится искусственный интеллект и устойчиво растет спрос на необходимые для машинного обучения микропроцессоры, сейчас перед главой бизнеса стоит уникальная возможность и серьезный вызов: сможет ли AMD выпустить микросхему, достаточно мощную для того, чтобы пошатнуть почти монопольное положение NVIDIA в производстве процессоров, на которых держится вся нынешняя волна технологий генеративного ИИ? «Если заглянуть на пять лет вперед, – говорит Су, – то увидите ИИ в каждом продукте AMD, и это будет самый важный стимул к развитию».

Глава корпорации разгоняет темпы бизнеса уже девять лет – прямо как геймер, который модифицирует процессор для повышения производительности сверх заявленных изготовителем лимитов. В отличие от многих других руководителей высшего звена в сфере IT Су является специалистом мирового класса и имеет степень бакалавра в области электротехники  Массачусетского технологического института. В ней уникальным образом сочетаются технический гений, навыки работы с людьми и деловая хватка. Благодаря всему этому на протяжении последних нескольких лет Су попадает в число самых высокооплачиваемых генеральных директоров индекса S&P 500 (ее общий заработок на должности в 2022 году составил $30,2 млн). В общей сложности состояние Су достигает $740 млн (преимущественно в виде акций AMD), и в ежегодном рейтинге самых богатых женщин американского бизнеса она занимает 34-е место. «Вот как нужно проявлять себя и добиваться успеха!» – восхищается Панос Панай, директор по продукту в Microsoft, который познакомился с Су в 2014 году, когда она только начинала преображение AMD.

Однако в отличие от Intel, выручка которого за последние три года увеличилась на 12%, до $63,1 млрд, NVIDIA, кажется, находится на вершине успеха. Помимо превосходного рендеринга изображений в компьютерных играх типа Cyberpunk 2077, графические процессоры компании стали основным движком для разработчиков искусственного интеллекта вроде OpenAI – это их ChatGPT очаровал и взволновал широкую публику, отвечая на вопросы и ­команды удивительно подробными сообщениями, до жути похожими на те, что написал бы обычный человек.

Так называемые большие языковые модели – на самом деле простые трюки, но с них начинается процесс ИИ-трансформации, который, по мнению влиятельных лиц типа Билла Гейтса, по важности будет сопоставим с зарождением интернета. На рынке уже наблюдается огромный спрос на требующиеся для этого графические процессоры, и по крайней мере одна исследовательская фирма прогнозирует для компаний-производителей настоящую золотую лихорадку с годовым оборотом в $400 млрд в ближайшие 10 лет. Но сейчас игрок лишь один. «ИИ значит NVIDIA, – констатирует Гленн О’Доннелл, аналитик из Forrester Research. – Направление весьма непростое, и чтобы изменить сложившуюся расстановку сил, AMD придется выложиться на полную».

Между тем никуда не делся и Intel, чья штаб-квартира всё также стоит у автострады 101. Пусть даже легендарный изготовитель комплектующих для ПК по-прежнему страдает от задержек на производстве, дефектов микросхем и перестановок в руководящем составе. «AMD хорош во многих смыслах, но плохо то, что у нас конкурируют два игрока мирового класса», – сетует руководитель высшего звена в AMD Форрест Норрод, помогавший Dell начать бизнес в сфере центров обработки данных (в 2014 году выручка по этому направлению составила $10 млн). Частично мощности Dell обеспечены за счет микропроцессоров AMD. Но, как добавляет Норрод, не стоит надеяться, что основной конкурент оставит свои проблемы без внимания: «Мы всегда предполагаем, что Intel захочет всё исправить».

Когда в 2014 году Су повысили до ключевой должности AMD, аналитики говорили, что компания нерентабельна, так как имеет задолженность в $2,2 млрд. Некоторые ценные активы к тому времени уже распродавались по частям. В 2009 году завод по изготовлению микрочипов сделали отдельным предприятием, и ставшая крылатой фраза сооснователя AMD Джерри Сандерса «у настоящих мужиков есть заводы» (она была произнесена как насмешка над конкурентами, которые только продавали микрочипы) потеряла всякий смысл. В 2013-м компании даже пришлось продать и взять в лизинг собственный комплекс корпоративных зданий в техасском Остине – сегодня Су работает именно там.

Что еще хуже, корпорация едва ли достигала целевых показателей. Бизнес не мог выпускать продукты в установленные сроки, а Intel контролировал чуть ли не весь рынок ноутбуков вместе с NVIDIA, Qualcomm и Samsung, пробивавшим дорогу с фирменными смартфонами. «Тогда в плане технологий мы были позади всех конкурентов», – признает Су.

Фото: © Jamel Toppin для Forbes

Такой головной болью для инвесторов AMD была далеко не всегда. Джерри Сандерс ворвался в бизнес по производству микропроцессоров в начале 1980-х, начав делать их для IBM. В конце 1990-х – начале 2000-х ситуация стала меняться. К тому времени AMD прочно заняла место во втором эшелоне, но потом приступила к изготовлению собственных микросхем, которые по производительности опережали разработки Intel, и стала получать рекордную прибыль.

К 2014 году те славные времена остались в прошлом. Там же оказалась примерно четверть штата AMD, попавшего под сокращения при предшественнике Су, которого зовут Рори Рид (Сандерс покинул кресло генерального директора в 2002-м). Доля компании на рынке микрочипов, который сегодня оценивается в $24 млрд, когда-то составляла около 25%, но в 2014 году показатель просел до 2%.

На второй день в должности главы компании Су подошла к микрофону на всеобщем собрании и выступила перед потерявшими всякую надежду сотрудниками AMD с важным посланием. «Я верю, что мы можем создавать лучшее», – сказала она тогда подчиненным. «Может показаться, что это было очевидно, но тогда в компании царили совсем другие настроения», – вспоминает она сейчас.

Воодушевляющий лозунг также был первым шагом в плане восстановления AMD. Создавать отличные продукты, укреплять доверие клиентов и упрощать функционирование бизнеса. «Три вещи, чтобы было проще, – говорит руководительница. – Потому что, если будет пять или десять, это уже сложно».

Су изменила вектор работы своих инженеров с целью представить микропроцессоры, превосходящие продукцию Intel. Но на то, чтобы оставить в отрасли существенный след, у разработчиков могут уйти долгие годы. Пока исследователи трудились в лаборатории, доля AMD на серверном рынке сократилась еще сильнее, до 0,5%. «Тогда дела у компании обстояли не очень, но разработчики занимались самым захватывающим проектом в отрасли, – убеждена Су. – Инженеров мотивирует конечный продукт, я люблю постоянно обращать на это внимание».

Ее решение отдать приоритет новой архитектуре микросхем под названием Zen полностью себя оправдало при долгожданном запуске в 2017 году. «Получилось превосходно», – не скрывая гордости отмечает Су, добавляя, что по сравнению с предыдущими разработками AMD архитектура Zen позволяет выполнять вычисления более чем на 50% быстрее. Самое главное – для всех участников индустрии это стало сигналом, что в истории AMD началась новая глава. К третьему поколению Zen, увидевшему свет в 2020 году, компания стала лидером рынка по скорости нововведений. Сейчас на базе Zen построен абсолютно каждый процессор AMD.

Наладив процесс разработки микрочипов нового поколения, Су стала искать пути сбыта. Она наведывалась в гости к привередливым клиентам, управляющим центрами обработки данных. К тому времени у нее уже был многолетний опыт выстраивания отношений с парт­нерами, даже когда компании продавать было нечего. Например, однажды Су целых четыре часа ехала через техасскую метель, чтобы расположить к себе Антонио Нери, нынешнего генерального директора Hewlett Packard Enterprise. «Я был, скажем так, разочарован предыдущим поколением AMD, – вспоминает Нери. – Она доказала мне, что решительно настроена на достижение поставленных целей».

Важным аспектом стратегии Су было заключение новых сделок с IT-гигантами, которым необходимы огромные количества центральных процессоров для технического оснащения быстрорастущего бизнеса в сфере облачных решений. «У нас три главных партнера по микропроцессорам. Мы сотрудничаем с NVIDIA, Intel, AMD, – говорит Томас Куриан, генеральный директор Google Cloud. – Когда я только пришел в компанию, на AMD приходилась лишь малая толика нашей экосистемы. И то, что крайне важным партнером они стали для нас сейчас, – заслуга Лизы».

В феврале прошлого года рыночная капитализация AMD превысила показатель Intel, и сооснователь компании Сандерс (сейчас ему 86 лет) был в полном восторге. «Я звонил всем, кого знаю! – вспоминает он. – Я был вне себя. Жаль только, что Энди Гроув уже не с нами, иначе сказал бы ему: «Я же говорил!» Гроув, легендарный бывший гендиректор Intel, скончался в 2016 году.
Су родилась в семье математика и бухгалтера в городе Тайнань на Тайване в 1969 году (тогда же, когда Сандерс основал AMD). Когда ей было три года, семья решила эмигрировать в Нью-Йорк. В Массачусетском технологическом институте Су решила учиться на электротехника, потому что ей эта специальность показалась самой сложной. Хэнк Смит, тогдашний начальник наноструктурной лаборатории МТИ, отмечает, что для технаря Су отлично ладила с людьми и умела мирить конфликтующих сокурсников.

Узнав, что ее называют компанейским человеком, сама Су смеется. «Это всё по сравнению с другими учащимися в МТИ, – шутит она. – Вряд ли кто-то назвал бы меня экстравертом, но общение с людьми – это огромная часть моей работы».

Су в хорошей позиции на рынке микрочипов с ИИ. Но она знает, как легко подъем может смениться падением. 

После недолгой работы в Texas Instruments будущую руководительницу в 1995 году приняли на должность штатного исследователя в IBM. На новом месте она помогала разрабатывать микропроцессоры, которые были мощнее уже существовавших на 20% благодаря полупроводникам с медными схемами вместо привычных алюминиевых. Вскоре талантливую сотрудницу заприметило вышестоящее начальство: в 1999-м, через год после запуска в производство технологического процесса с медными комплектующими, тогдашний генеральный директор IBM Лу Герстнер назначил ее собственным помощником по техническим вопросам. В своем первом за 20 лет интервью Герстнер рассказывает Forbes, что поначалу он волновался и считал Су слишком молодой для такой позиции, но впоследствии все сомнения развеялись: «Она оказалась одним из самых выдающихся сотрудников моего отдела. Лиза не ходит проторенными дорожками, а всю свою карьеру прокладывает новые сама».

На новом посту Су стала самым непосредственным свидетелем корпоративного преображения, которое теперь приводят в пример во всех бизнес-школах. Омоложение организации отчасти опиралось на масштабы ее деятельности и зарождающуюся культуру клиентоориентированности. За свои почти девять лет в кресле высшего начальника Герстнер повысил уровень рыночной капитализации IBM приблизительно в шесть раз. К подписанию контрактов привлекали и Су: в 2001 году она помогала фирме заключить сделки с Sony и Toshiba, чтобы поставлять им микрочипы для производства игровых приставок PlayStation 3.

Сначала молодая сотрудница переживала, что не имеет права сидеть за одним столом с тяжеловесами бизнеса, но вскоре поняла, что техническая смекалка дает ей значительное преимущество перед управленцами. «Я увидела, что степень бакалавра из МТИ равноценна магистру делового администрирования из Гарварда, и, по правде говоря, для меня это была бессмыслица», – делилась она в 2017 году, выступая с речью перед выпускниками ее альма-матер, где именем Су теперь названа новая лаборатория нанотехнологий.

В IBM Су познакомилась с Ником Донофрио, который в конце 2011 года, уже будучи членом совета правления AMD, позвонил своей бывшей подопечной. Тогда она была вице-президентом остинского изготовителя полупроводников Freescale Semiconductor, который сегодня является подразделением NXP Semiconductors. Они договорились вместе поужинать, и за бутылкой Брунелло Донофрио сделал деловое предложение: возможность не только влиять на постепенное совершенствование продуктов, но также изобретать их с нуля и модернизировать, причем для этого будут обеспечены все необходимые условия работы.

Несколько дней спустя Су согласилась на должность старшего вице-президента по глобальному бизнесу AMD. Уже через два года она управляла всей компанией, став первой женщиной среди руководителей крупнейших разработчиков полупроводников.

«Я заходила в кабинеты, где сидят по 25 человек, и часто бывало так, что я – единственная женщина, – вспоминает она ранние этапы своей карьеры. – Мне очень хочется, чтобы девушки выбирали инженерную стезю чаще, чтобы женщин в нашем деле было больше».

Заняв новый пост, Су полетела в Беверли-Хиллз и лично попросила Сандерса пообщаться с ее коллективом. Сооснователь AMD говорит, что был тронут предложением Су, но всё же ей отказал. «Это уже не моя команда, а твоя», – ответил он ей тогда. Но, как настоящий бизнесмен, сделал встречное предложение: он готов приехать, когда бизнес будет прибыльным два года подряд. В 2019-м Сандерс исполнил обещание, а еще его визит совпал с 50-летним юбилеем организации.

Большой энтузиаст в мире полупроводников Марк Пейпермастер, который руководил в Apple процессом разработки iPhone и iPod, а позже устроился в AMD – примерно в то же время, что и Су, – за триумфальным возвращением компании под ее началом наблюдает с большим воодушевлением. В стенах Apple он работал на другого талантливого управленца-инноватора – сооснователя Стива Джобса, который спас предприятие от катастрофы и подготовил производителя к тому, чтобы стать самой дорогой компанией в мире. «В каком-то смысле Лизе досталась задача куда сложнее, – подчеркивает Пейпермастер. – Если ты сам не основатель, то приходится доказывать собственную надежность и обосновывать свое видение, а еще заслуживать доверие всей компании, клиентов и инвесторов».

Благодаря своему успеху в AMD Су стала вдохновением для молодых инженеров и настоящим героем для инвесторов. А еще угодила в мемы: несколько лет назад на Twitter завирусились восьмибитные анимации, где Су при помощи микрочипов Ryzen от AMD превращается в супергероя и стреляет лазером из глаз. На полке в кабинете главы компании гордо выставлена фигурка в виде ее самой в оранжево-красной броне со шлемом в руках – подарил один поклонник на геймерской выставке E3. «Это, пожалуй, самый забавный момент в моей карьере», – говорит Су, которая, хоть и любит полистать Twitter и Reddit, «мемами не увлекается, потому что это не для нее».

Теперь, придав AMD новые силы и стимул к развитию, Су сосредоточилась на будущем бизнеса в условиях жесткой рыночной конкуренции. Пока она проводила тщательную реорганизацию предприятия, сооснователь и гендиректор NVIDIA Дженсен Хуан изо всех сил старался сделать свою фирму главным производителем вычислительных мощностей для искусственного интеллекта.

Хуан – дальний родственник Су (сама она говорит, что «его мать – сестра моего деда»). Предприниматель намерен обогатиться на продаже микропроцессоров для поддержки инструментов на базе ИИ вроде ChatGPT. Увеличение спроса уже подстегнуло рост котировок NVIDIA почти до исторических рекордов, и ожидаемый коэффициент отношения цены к прибыли с каждой акции сейчас составляет 64, то есть чуть ли не вдвое больше, чем у AMD. «Вот почему инвесторы присматриваются к AMD: они хотят «NVIDIA для бедных», – рассуждает Стейси Расгон, аналитик из Bernstein Research. – Возможно, рынок настолько велик, что никакая конкуренция и не нужна».

Фото: © Martyn Goddard / Alamy

Но Су думает иначе. И чтобы укрепить позиции AMD и конкурировать с графическими процессорами H100 на базе ИИ от NVIDIA, она хочет сделать ставку на ежегодное совершенствование микросхем. Под руководством Су годовые затраты на научные исследования и разработки выросли почти в четыре раза, до $5 млрд – почти столько же составляла вся выручка компании, когда Су только заняла кресло гендиректора.

На досуге руководительница занимается сторонним проектом: новым суперкомпьютером в Ок-Риджской национальной лаборатории в Теннесси. Проектная производительность революционного устройства – не менее квинтиллиона операций в секунду, и для процессоров AMD на основе ИИ оно является эталоном. Кроме того, в этом году начнутся поставки микрочипа MI300, где воедино сливаются центральный и графический процессоры и который станет противовесом новому суперчипу от NVIDIA.

Также руководительница пытается противостоять конкуренту, поглощая другие фирмы. К примеру, в 2022 году была выкуплена компания Xilinx, которая изготавливает программируемые процессоры, ускоряющие выполнение задач типа сжатия видеоизображений. По условиям сделки, президентом и руководителем по стратегии развития ИИ в AMD стал бывший генеральный директор Xilinx Виктор Пэн.

Помимо NVIDIA, на горизонте появляются и другие угрозы. Некоторые клиенты AMD принялись разрабатывать чипы собственного производства – так они пытаются ослабить зависимость от полупроводниковых гигантов. Например, корпорация Amazon в 2018 году сделала серверный чип для обслуживания нужд дочернего подразделения Amazon Web Services. Компания Google проектирует фирменные чипы на базе ИИ уже почти десять лет. Они называются тензорными процессорами и помогают «считывать» названия знаков, которые попадают в объективы разъезжающих по улицам камер Street View, а еще за их счет обеспечивается функционирование фирменного чат-бота Bard. Планы по созданию собственной аппаратной платформы для искусственного интеллекта строят даже в Meta.

В том, что клиенты когда-то перейдут в разряд конкурентов, Су очень сомневается. Она говорит, что «это естественно», когда в стремлении оптимизировать производственные процессы компании хотят делать собственные компоненты. Но без той технической экспертизы, которую за несколько десятилетий наработала AMD, остальные больших успехов не добьются, считает она: «Вряд ли кому-то из наших клиентов по силам воссоздать всю экосистему».

Су в отличном положении для дальнейшего развития на рынке ИИ-микросхем. Однако она понимает и то, насколько быстро взлеты могут оборачиваться падениями. Чтобы AMD точно справились с нынешними вызовами, необходимо усердно работать дальше: «У AMD начинается новая фаза. Пришлось доказывать, что мы хорошая компания, и, думаю, у нас это получилось. Теперь мне интересно снова доказать, что мы хороши в своем деле и что наш бизнес сделает мир лучше на долгие годы вперед».

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить