Как парфюмер из Тараза создает ароматы, которые нравятся казахстанцам

23284

Нурсултан Муратбеков создает отечественный парфюм и выводит его на новые рынки

Нурсултан Муратбеков
Нурсултан Муратбеков
Фото: © Андрей Лунин

30-летний предприниматель, участник рейтинга «30 до 30» Forbes Kazakhstan 2023 года Нурсултан Муратбеков производит парфюмерную продукцию в Казахстане с 2021 года. Свой бренд Parfum de Vie он продвигает с помощью коллабораций с местными знаменитостями, однако подчеркивает, что это не значит, что продукция становится от этого менее качественной. Говорит, что вкладывает в свой парфюм душу, так как уверен, что оздает настроение, придает уверенность своему хозяину и навевает воспоминания о дорогих сердцу моментах и людях. Сегодня компания Нурсултана производит ежедневно до 5000 единиц продукции, и не только для внутреннего рынка. Оказалось, что казахстанский продукт стал востребован в России – на фоне опустевших ввиду санкций прилавков.

Сразу в бизнес

Мы встречаемся на окраине Алматы, в индустриальной зоне в Алатауском районе. Нурсултан приветствует скромной, даже смущенной улыбкой. Сопровождая нас в помещение цеха, замечает, что создавать парфюм сложно, но еще сложнее – сделать то, что понравится потребителю, чтобы тот захотел вернуться к тебе снова.

Нурсултан никогда не предполагал, что вообще будет заниматься таким делом: родился в простой семье в Таразе, отец работал инженером на местном заводе, мама – бухгалтером в разных организациях. Он – младший ребенок в семье, еще есть старшие сестра и брат. Именно брат, вспоминает собеседник, в определенный момент стал для него ролевой моделью. Еще бы – после окончания колледжа самостоятельно переехал в Америку, устроился там на работу. Нурсултан, как и брат, окончив девятый класс, пошел учиться в железнодорожный колледж. Признается, что особого желания стать работником железной дороги не было, просто нужно было куда-то поступить. Уже оканчивая колледж, он понял, что нужно как-то побыстрее определяться со своим будущим. Брат в одном из телефонных разговоров убедил его переехать в Алматы и начинать в большом городе. «Он сказал, что тоже потом вернется из Америки и вместе нам будет проще», – рассказывает собеседник.

В итоге в 17 лет Нурсултан оказался в мегаполисе, где столкнулся с первыми трудностями – вчерашнего студента провинциального ж/д колледжа просто не хотели никуда брать на работу. Так он и познакомился с предпринимательством. Начал с простого – покупал SIM-карты дешевле, продавал дороже. Заходил в офисы компаний и предлагал номера с тарифом за 1500 тенге, хотя сам покупал их по 400. Иногда попадались «крутые» номера, которые удавалось продать за 10–15 тыс. тенге. Собеседник утверждает, что за два месяца ежедневной работы тогда продал номеров почти на 2 млн тенге. «Это были сумасшедшие деньги для меня. Собрав все, я сразу купил себе первую машину», – с видимой гордостью вспоминает Нурсултан.

В 18 лет юноша устроился кладовщиком в магазин Adidas в ТРЦ ADK, за полгода вырос там до позиции менеджера, затем перешел в GAP менеджером по ретейлу. Объясняет, что это была управляющая позиция, которая требовала от него ежедневной работы по выстраиванию продаж, их качеству, а также общения с персоналом. «Несмотря на возраст, управляющая должность меня нисколько не смущала, в крупных международных компаниях нет эйджизма. Если ты хорошо работаешь, то неважно, сколько тебе лет», – говорит Нурсултан.

Как-то об успехах земляка в ретейле узнал таразский предприниматель Димаш Мухамеджанов, который держал в Алматы магазин обувного бренда Keddo. Он пригласил Нурсултана – и не кем-нибудь, а на позицию генерального директора. «Сказал, чтобы я воспринимал эту возможность как челлендж, так я и поступил. Помню, первый обувной магазин был на Сейфуллина – Гоголя, но тогда открывался Mega Park, и я предложил перенести точку туда. Спустя три месяца после смены локации оборот магазина увеличился в 3 раза и достиг 17 млн тенге. В период с 2016 по 2017 год мы открыли шесть новых точек по всему Казахстану», – рассказывает собеседник. К тому моменту Нурсултан уже зарабатывал в разы больше большинства сверстников: в самый плохой месяц мог получить 400 тыс. тенге, а в лучший – не меньше 2 млн. Всего он провел в ретейле больше пяти лет, а в конце 2017 года женился – и вопрос дальнейшей самореализации встал снова. Он почувствовал, что уже знает, как вести бизнес, и больше не хочет управлять чужим делом, а только своим.

Фото: © Андрей Лунин

В 23 года Нурсултан открыл свой первый настоящий бизнес – по продаже домашнего текстиля. Вложил в дело чуть больше 3 млн тенге, арендовал помещение в жилом доме в районе улиц Сатпаева и Ауэзова. Но, несмотря на вроде бы тщательно продуманный бизнес-план, дело не пошло. Оказалось, что привлечь покупателя в какой-то домовый магазинчик не так-то просто. «Раньше ведь я всегда работал с известными брендами, чьи точки были в «проходных» местах, а тут нужно было завлечь клиента в обычный панельный дом», – разводит руками собеседник. Потерпев несколько месяцев отсутствия продаж, Нурсултан закрыл магазин, фактически потеряв большую часть вложенных средств.

После неудачи с собственным делом он решил попробовать себя в качестве бизнес-консультанта, помогая различному МСБ настраивать продажи и масштабироваться. По его словам, даже зарабатывал на этом неплохие деньги.

Креативное дело

В 2019-м Нурсултан устроился на работу в турецкую компанию, занимавшуюся продажей парфюмерной продукции под брендом David Walker в Казахстане. Со временем он понял, что развивать производство парфюмерии можно и здесь. «Я сразу почувствовал, что это мое. Мне понравился этот бизнес. Старался проявлять максимум креатива: мы даже выпустили именные ароматы в коллаборации с эпатажным певцом Торегали Тореали, а также известной блогершей Алией Байтугаевой», – вспоминает предприниматель.

В 2021 году вместе с партнером Диасом Байтугаевым они наконец решились и открыли ТОО «Parfumer Kazakhstan», инвестировав 150 млн тенге в производство на площади 250 кв. м в индустриальной зоне Алматы. Деньги, по словам Нурсултана, вкладывали поровну, хотя свою часть ему собрать было нелегко. У него были накопления – 30 млн тенге, плюс ради нового дела он продал свою двухкомнатную квартиру в Алматы и две машины. «С тех пор у меня нет автомобиля», – улыбается предприниматель. Официально компания была открыта в июле, но почти до конца года бизнес-партнеры были заняты приобретением и пусконаладкой оборудования – линии по розливу, укупорке и упаковке продукта. Несмотря на то что мысленно Нурсултан готовился к запуску производства еще с 2020 года, на практике, признается он, все оказалось сложнее. Очень хотели запуститься в декабре, в предновогодний сезон, но из-за пандемии поставка флаконов и дозаторов задержалась.

«Как только начали производство, в первые же месяцы 2022-го мы «попали» на 15 млн тенге. Оказалось, что купили дозаторы, которые были очень неудобны в использовании, а местами просто бракованы», – усмехается собеседник. Несмотря на этот прокол, первая точка по продаже парфюма была открыта 24 января 2022 года – в алматинском торговом центре Moskva. По признанию Нурсултана, очень помогла жена Диаса – Алия Байтугаева, инстаблогер более известная как Super.mamasita. Именно она повлияла на быструю узнаваемость бренда. Первую продукцию Parfum de Vie скупали массово благодаря рекламе на ее странице (аудитория – более 7 млн подписчиков). Точка в ТЦ Moskva в стартовый месяц сделала продажи на 6 млн тенге. При этом Нурсултан честен – поначалу продукт был слабым с точки зрения качества, дозаторы могли работать плохо, неважной была упаковка. Улучшали по ходу дела.

Тонкости производства

Сегодня кроме парфюма компания выпускает свечи и диффузоры, производство достигает физических объемов в 5000 единиц продукции в день. Нурсултан рассказывает, что начинается все с отбора и приобретения сырья: сольвенты, концентраты, эфирные масла, тинктуры, конкреты… Сырье для парфюма закупается по всему миру. Например, ароматы-экстракты – в Болгарии, Швейцарии, Франции, Индии, Турции и Китае. Затем сырье отправляется партнерам – в турецкий институт парфюмерии Seluz. Там специалисты проводят лабораторные исследования, проверяют сертификаты от поставщиков. Главный технолог Pafum de Vie Капар Баян и сооснователь Диас Байтугаев занимаются коммуникациями с поставщиками сырья и с институтом. Стороны обмениваются данными, после чего Seluz отправляет проверенную продукцию в Казахстан. Сырье доставляют сюда самолетами, реже – фурами.

В Алматы технологи компании по определенной формуле собирают каждый аромат, добавляя сольвенты. Далее смесь отправляется в комнату хранения и настаивается там в течение 22 дней. После этого продукт производят в небольшом объеме, разливают в миниатюры и тестируют. Если продукт получил нужный запах и имеет хорошие свойства стойкости и насыщенности, далее весь парфюм отправляется на фильтрацию. Она занимает от трех до пяти часов, спустя которые готовый парфюм идет на розлив, а затем на укупорку, кольцевание, финальную упаковку и транспортируется на склад.

Свечи производятся иначе. Технологи пропорционально на весах отмеряют нужное количество воска и загружают в воскоплав. ⁠Затем воск охлаждается до температуры 62 градуса и в него добавляется нужный аромат. Далее на специальном оборудовании свечи разливают и оставляют застывать на девять часов, после чего упаковывают.

Продукция отгружается через логистические компании по всей стране, а также в Россию. В Казахстане под брендом Parfum De Vie сегодня работают 13 точек в ТРЦ, но большая часть продаж приходится на b2b-сегмент. «Наша продукция представлена в сетях MonAmie, BeautyMania, «Золотое Яблоко», а также в duty-free-зонах международных аэропортов Алматы и Астаны», – уточняет Нурсултан.

Заветная мечта

Parfum de Vie – это 54 парфюмерных аромата и аромадиффузоры, а также свечи. Наряду с развитием собственного бренда компания занимается контрактным производством, в частности выпускает диффузоры для Air Astana. Если по итогам 2022 года оборот ТОО «Parfumer Kazakhstan» составил 237 млн тенге, то уже в прошлом году превысил 670 млн тенге.

Фото: © Андрей Лунин

Успех, со слов Нурсултана, по-прежнему в основном обусловлен онлайн-маркетингом и работой с блогерами. Почти все известные блогеры страны рекламировали Parfum de Vie. «Баян Алагузова, Бейбит Алибеков, Алишер Еликбаев и многие-многие другие, – перечисляет собеседник. – Конечно, нас рекламировали не бесплатно, но это того стоило».

В прошлом году Parfumer Kazakhstan привлек финансирование в размере 100 млн тенге от Almaty Finance. Нурсултан уточняет, что это заемные средства – под 2%. Чтобы получить эти деньги, ему вновь пришлось в качестве залога заложить собственную недвижимость. «Средства всегда нужны, особенно когда речь идет о масштабировании и захвате значимой доли рынка. В 2023 году мы обновили полностью все флаконы, крышки и дозаторы. Мы, что называется, «ушли в качество». Например, были бумажные этикетки – мы их заменили на металлические. Себестоимость выросла, но розничная цена осталась прежней. Мы начали в упаковке вместо обычной бумаги использовать дизайнерскую, которая на ощупь похожа на шелк. Закрыли продукцией весь Казахстан, а также поставляем парфюм, свечи и ароматизаторы в крупные российские торговые сети. Из-за санкций с их рынка ушли все известные международные бренды, и потребитель повернулся в нашу сторону. Активно заполняем этот рынок, представлены в крупнейшей сети «Л’Этуаль», – с гордостью рассказывает Нурсултан.

Следующим этапом развития ТОО «Parfumer Kazakhstan» партнеры видят выход на рынки стран Центральной Азии, но еще больше им хочется попасть на рынок Китая. Нурсултан рассказывает, что в конце прошлого года узнал, что в одной из алматинских торговых точек было продано подозрительно много их продукции сразу. Оказалось, что это этническая казашка – гражданка Китая закупила в качестве презентов казахский парфюм, чтобы подарить своим родным. «Позже мы узнали, что наш продукт им понравился. Видимо, сыграла роль тяга к корням, ведь все наши ароматы имеют казахскую идентичность, она отражена в названии компании и в упаковке. Так вот, ссылка на наши продукты стала гулять у них в местных чатах, и теперь мы всерьез думаем о том, чтобы открыть торговую точку в Китае. Между прочим, это потенциально по меньшей мере 1,5 млн казахов, живущих там», – увлечен идеей Нурсултан.

Вопрос финансового успеха и региональной экспансии, конечно, волнует предпринимателя, но еще больше он хотел бы осуществить одну заветную мечту. А именно – создать уникальный казахский парфюм, который был бы востребован во всем мире. «На местном рынке нам по силам занять более 15%. Но не это важно. Я верю, что однажды наша продукция окажется на прилавках Нью-Йорка, Парижа и ее наряду с Dior можно будет приобрести, зайдя в какую-нибудь Sephora. Я вижу, что это возможно уже в ближайшие несколько лет», – заявляет Нурсултан.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить