Дайте нам «Запасного» Гарри: запрет на переводы книг для России подогрел амбиции казахстанских издателей

145987

Зарубежная переводная литература из России под санкциями. Опустеют ли книжные полки, или бестселлеры начнут выходит в казахстанской обложке?

ФОТО: © Владимир Яроцкий

Смутные времена настигли русскоязычного читателя – война добралась до книжных полок. Впрочем, импортозависимый от России рынок книг Казахстана это еще не вполне ощутил – у нас по-прежнему в свободной продаже с пометкой «18+» квир-литература (хотя это уже распродажа российских остатков); наши магазины не должны и не прячут в крафтовую бумагу книги писателей-«иноагентов». Но есть ограничение, которое рикошетом зацепит все соседние страны с большой аудиторией, читающей по-русски. Многие мировые авторы и издательства после начала военного конфликта запретили российскому бизнесу перевод своих новинок. Какое-то время зарубежные книги еще будут выпускаться, но только до истечения срока ранее купленных прав. Одними из первых о своем нежелании издаваться в России еще в марте прошлого года заявили детективный автор Линвуд Баркли и Стивен Кинг. «Признаю, что это невеликая жертва, но я не собираюсь продлевать контракты с российскими издательствами», – написал Баркли в Twitter. «Я тоже», – коротко ответил под постом Кинг.

Иностранная художественная и нон-фикшн литература – львиная часть доходов издателей. И недавно стало известно, что восполнить этот финансовый пробел хотят выпуском новинок в жанре «саммари» – то есть кратком изложении переводчика. Без прямого цитирования, чтобы избежать лицензионных запретов. Первые такие суррогаты скоро поступят в продажу от «Эксмо-АСТ» (объединяет издательства «Эксмо», «Манн, Иванов и Фербер», «Бомбора» и др.) – это мемуары британского принца Гарри и хит от Джен Синсеро «Не ной», права на переиздание которого закончились. Будут ли таким образом «конспектировать» художественные книги, пока неясно.

Подобное импортозамещение вызывает массу вопросов и опасений. Forbes.kz выяснил, что в продажах саммари не заинтересована сеть «Меломан», где, к слову, переведенный на казахский Стивен Кинг сегодня продается лучше, чем его аналог на русском языке. А молодое издательство «Зерде» уже ведет переговоры с британцами на покупку прав «Запасного» принца Гарри. И если амбициозный проект увенчается успехом, то на российских полках рядом с кратким пересказом в обложке от «Эксмо» может появиться мировой бестселлер в полноценном переводе от «Зерде».

«Меломан»: у нас саммари не будет

Большая часть продаваемой книжной продукции «Меломана» пока еще на русском языке и закупается только в России. На казахском – примерно каждая пятая книга, но эта доля из года в год быстро растет, отмечают в компании. Зарубежная переводная литература составляет около 80% всех книг. Ежемесячно на полки ставится порядка 500 новых переводных изданий. По исследованию маркетологов сети за 2022 год, наибольшим спросом у казахстанцев пользуется классическая литература, которую как раз сложно сжать в саммари, а не нон-фикшн (нехудожественная).

По запросу «саммари» в каталоге «Меломана» можно найти всего пару изданий. При этом потенциальная возможность продавать больше таких книг-пересказов у казахстанской сети есть: с 2015 года в России существует издательство Smart Reading, специализирующееся именно на выпуске саммари. За эти годы они «выжали воду» из семи сотен бестселлеров, сохранив, по их же словам, самые важные идеи в цитатах и инфографике и сократив время чтения до 10–30 минут. Издатель Михаил Иванов еще восемь лет назад говорил об этом бизнесе: «Саммари — это самостоятельный продукт, который не требует отдельных прав. Когда мы выяснили это, я почувствовал себя ребенком в детском магазине, у которого есть деньги на все игрушки. Теперь я могу поделиться идеями самых лучших книг, и не важно, в чьем издательском портфеле они сейчас находятся и переведены ли вообще».

Но «Меломан» в такой литературе не был заинтересован. Не планирует казахстанский книжный издатель и продавец переходить на нее и сейчас, даже рискуя на какое-то время потерять зарубежные новинки на русском языке.

Ксения Семенова, руководитель книжного направления сети «Меломан», рассказывает:

– В 2022 году продажи книг на русском языке у нас упали на 15%. При этом продажи на казахском языке выросли в два раза. У нас в ассортименте появилось много переводных изданий с иностранных языков на казахский. Покупательский спрос на книги в целом вырос.

Развитие книжного рынка Казахстана – это прежде всего рост и развитие казахоязычной литературы. Безусловно, скоро это будет не 20%, как сейчас, а половина. Неминуемое сокращение русскоязычной литературы никак не связано с геополитической ситуацией в мире. Это связано с тем, что происходит внутри Казахстана –  здесь растет спрос казахоязычных читателей, интерес к чтению на казахском. Например, бестселлер Стивена Кинга «Оно» в казахском переводе продается лучше, чем на русском языке.

– Что касается саммари, то заказывать у партнеров и ставить на полки «Меломана» книги такого формата мы не будем. Это какая-то полулегальная история, это нечестно и по отношению к читателю, – говорит Семенова. – Завезем того же «Запасного» принца Гарри и другие новинки в оригинале. Если выбирать между саммари и книгой на английском, мы – за оригинальные книги. На данный момент зарубежных авторов в оригинале у нас около 5% от всего ассортимента, и только на английском языке. Но спрос есть. Когда пару лет назад выходила книга Барака Обамы – мировой бестселлер, мы привезли ее в оригинале так же, как завозим любую новинку на казахском или русском языке. Были большие выкладки, и стоила она гораздо дороже книг, изданных в Казахстане или России. Но она не зависла, все купили. На самом деле молодое поколение 13–21 год уже трехязычные. Мне кажется, что мы можем смело сейчас расширять литературу на английском языке, и молодые будут ее читать.

ФОТО: архив пресс-службы

– А что насчет тех книг, которые сейчас подвергаются цензуре в России? Как вы поступаете?

– Если сам издатель указал метку «18+», то и у нас всё тоже будет упаковано в пленку, с меткой – это правило Таможенного союза. Что касается книг «иноагентов», которые там сейчас стоят на нижних полках в упаковке, то мы их спокойно закупаем – они продолжают переиздаваться, и у нас они как раньше открыто стоят: в новинках, в топах, на выкладках. По квир-литературе – она определенно в Казахстане и в России – с наклейками «18+», в пленке, мы продаем ее остатки. Эти книги, типа «Лето в пионерском галстуке», в России уже не переиздадут, возможно, в какой-то другой стране.

Сами с усами

Для Казахстана ситуация с ограничением поставок переводной литературы – триггер на перемены, говорят эксперты. В целом рынок переводов в последнее десятилетие стремительно развивался, но это касается адаптации мировой литературы на казахский язык. Так, издательство Steppe & World Publishing Раисы Сайран Кадыр сегодня имеет эксклюзивные права на казахский перевод «Гарри Поттера», «Дневника Анны Франк», книг Мураками. «Фолиант» перевел и издал произведения Линдгрен, Твена, Киплинга, Памука. Общественный фонд «Мазмұндама» открыл казахоязычной аудитории бестселлер «Стив Джобс», Дейла Карнеги, классиков Джека Лондона, Оруэлла, Уэллса и др. Предприниматели Марат Сулейменов и Бейбит Алибеков организовали перевод «Илона Маска». Таким образом уже есть и опыт работы с зарубежными издателями, и пул профессиональных переводчиков с английского на казахский, а также государственная поддержка в этом деле.

С переводами на русский всё гораздо сложнее, отмечают участники рынка. Лицензии на топовые новинки всегда доставались книгопечатникам России. Но первый и пока единственный успешный кейс у Казахстана всё-таки есть. В прошлом году в продажу поступил хит Стивена Леви «Социальная сеть» о создателе Facebook. Молодое казахстанское издательство Zerde совместно с «Меломаном» приобрело права на перевод этой книги. Но перевод пришлось заказывать всё-таки российским специалистам, рассказала основатель Zerde Publishing Инара Саруар. Книга успешно продается, причем и российскому читателю.

Запрет на переводы для страны-соседа только подогрел амбиции казахстанского издателя. Сейчас Zerde Publishing ведет переговоры с британскими коллегами на выпуск нашумевших мемуаров принца Гарри. Той самой книги, которая российской аудитории скоро будет доступна лишь в пересказе-саммари от «Эксмо». Но правообладателя пока не устраивает возможный экспорт в РФ казахстанского перевода «Запасного».

Инара Саруар
Инара Саруар
ФОТО: личный архив

Инара Саруар, основатель и директор Zerde Publishing, рассказывает:

– У мировых издательских конгломератов, таких как Penguin Random House LLC, который представляет авторов и продает права на все языки,  наименьшее представление о Казахстане как о рынке, где есть русскоязычная читающая аудитория. Цифры нашего населения – не те цифры, с которыми они были готовы работать, российский рынок имел прерогативу. Но ситуация меняется. Мы общались с коллегами из России на Франкфуртской международной книжной ярмарке, они крайне опечалены, проблемы с правами у многих с начала военных действий. Тем не менее появилась возможность для развития нашего бизнеса. Поэтому мы в первую очередь сейчас будем зарабатывать себе имя у правообладателей, гарантируя им сохранение качества перевода, сохранение авторских прав. Zerde Publishing уже начало активную работу по покупке прав на бестселлеры на русский язык.

По словам Саруар, ее издательство уже выходит на договоренности с крупными литературными агентствами, международными издательствами, заключает партнерские меморандумы. Они предлагают свежие новинки, казахстанцы отбирают то, что будет интересно казахстанскому читателю, учитываем и запросы большого российского рынка, который для Казахстана репрезентативен.

– Думаю, что наши издательства еще смогут пополнить полки российских магазинов. Пока тут есть сложности. Западные правообладатели понимают, что мы, естественно, пойдем на экспорт, и не все издатели, а также сами авторы согласны с этой позицией. Но у нас уже есть первый успешный кейс. – делится Саруар. – В 2022 году мы связались с агентом Стивена Леви и приобрели права на издание русскоязычной версии его книги «Социальная сеть, изменившая мир». Сейчас она продается и в Казахстане, и в России тиражом в три тысячи экземпляров. Хотим зайти на рынок Турции и других стран, где есть русскоговорящая диаспора.

– Как вам удалось убедить правообладателя?

– Да, были сложные переговоры. Но это ведь всегда вопрос денег. Мы посчитали необходимым вне зависимости от цифр получить в анамнез нашей компании эту книгу. Состоялся аукцион, мы победили российские издательства и смогли приобрести права на эту книгу. Наша новая цель – максимальный бестселлер, взрывающий полки магазинов по всему миру, – это книга принца Гарри, его мемуары. Мы сейчас ведем переговоры с коллегами, которые его представляют, чтобы приобрести права не только на казахском языке, но и на русском. Правда, есть нюансы – вопросы продаж, роялти и трудозатрат, которые могут стоять превыше заключения договоренностей с нами. Они могут также выставить условие по запрету на экспорт в РФ. Но мы активно работаем, чтобы укрепить свою репутацию и показать им перспективы рынка. Принца Гарри представляет Penguin Random House, и, я думаю, что они могут пойти нам навстречу, но гарантий у нас еще, конечно, нет.

ФОТО: архив пресс-службы

– Сколько стоит покупка прав у мировых издателей – будет ли это доступно казахстанским компаниям?

– По-разному: от ста долларов до пятидесяти миллионов. Всё зависит от успешности автора, уровня издательства. Важно знать, что любое зарубежное издательство аккумулирует средства не только со своих личных активов, но привлекает и спонсорские средства. Если мы понимаем, что есть безусловный бестселлер, который обогатит книжный рынок, и который необходим казахстанскому читателю, мы готовы на это идти, это нормальный бизнес-процесс b2b – предлагать услугу спонсорского перевода, когда какая-то крупная компания или конгломерат заинтересованы в развитии соцсектора и готовы вместе с нами финансировать выход зарубежной литературы.

– А что насчет господдержки издателей?

– Есть некоммерческая организация «Ұлттық аударма бюросы» при финансовой поддержке Фонда первого президента. Они переводили мировую научно-популярную литературу на казахский в рамках большого госпроекта «100 книг». Также государство по специальной программе ежегодно может выкупать у издательств около трех тысяч экземпляров для областных библиотек. Есть ряд издательств, которые фокусируются только на переводной литературе.

– Будете ли сотрудничать с казахстанскими англо-русскими переводчиками?

– Это вопрос одобрения перевода зарубежным правообладателем. Но мы планируем работать с местными переводческими агентствами и уже пытаемся построить рабочий алгоритм.

– Что вы думаете о выпуске саммари?

– У наших российских коллег сейчас просто нет выбора – это прискорбная ситуация. Но в целом саммари имеет место быть как таковой, особенно для научно-популярной литературы. Этот жанр  популярен среди молодежи, которая очень дорожит своим временем. Да, большой вопрос в его художественной ценности и, думаю, это будет исключительно «вкусовщина». Мы, кстати, тоже планируем идти в этот жанр, хотя не акцентируемся на нем.

Пираты ХХI века

Отзыв прав на западноевропейский контент в РФ происходит не только на книжном рынке, но и в сфере кино. С ограничениями на показы и новых, и старых зарубежных фильмов, столкнулись онлайн-кинотеатры, востребованные в том числе и казахстанской аудиторией. В Amediateka, например, уже не найти «Гарри Поттера», на «Кинопоиске» нет «Властелина колец». С 1 марта российские стриминговые видеосервисы уберут из библиотек фильмы и сериалы Disney. Исчезнет самый популярный детско-семейный контент – от современных мультфильмов до легендарного «Один дома».

Для бизнеса в Казахстане это значит освобождение еще одного рынка – онлайн-кинотеатров, но местный потребитель в какой-то перспективе будет частично разделять санкции страны-соседа. А пока эксперты не исключают расцвет пиратства и самиздата, которое советское, а затем и постсоветское пространство уже переживало; а также поиск иных обходных полулегальных путей, таких как выпуск книг-саммари и любительские переводы, либо работа россиян через казахстанскую юрисдикцию.

Михаил Земсков
Михаил Земсков
ФОТО: личный архив

Михаил Земсков, писатель и основатель «Открытой литературной школы Алматы», комментирует:

– Издание саммари – это позор и совершенно кривой путь, по моему мнению. Конечно, это нарушение авторских прав, как бы там они ни пытались формально к этому подойти. Думаю, что судебные иски будут от западных издательств. Правильно, что «Меломан» отказался от такой литературы, хотя, конечно, не слишком требовательным читателям может и было бы интересно покупать книги в пересказе, например, детективы. По моим наблюдениям, в течение последних 10–15 лет в Казахстане стали больше читать западно-европейскую литературу, чем российскую. Был всплеск изданий переводной литературы, быстро издавались книги. Задержка между выходом оригинального издания на Западе и перевода в России составляла три-четыре месяца. И это было, конечно, замечательно. И качественный уровень современной западной литературы очень высокий.

Поэтому сейчас запрет на переводы – это потеря, какая-то литература теперь точно не дойдет до читателя. Остается надеяться, что российские издательства и их переводчики начнут приходить в другие страны СНГ, другими путями – рынок русскоязычных читателей достаточно большой.

Хотя пока наш маленький рынок вряд ли интересен западным авторам, да и англо-русских переводчиков-профессионалов у нас буквально единицы, чтобы такой объем западной литературы обработать. В России много людей и очень давно работает в этой индустрии. Это действительно очень сложная профессия, переводчики взращиваются годами, и за один момент невозможно это восполнить. Зато у нас сформировался рынок уже опытных англо-казахских специалистов. Словом, в более долгосрочной перспективе, говорит Земсков, открываются хорошие возможности для казахстанских издательств.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Доктор Хегай – о лекарствах, лоббистах и недостатках медицины Казахстана Смотреть на Youtube