Война и макроэкономика

Автор: Жарас Ахметов
директор ТОО «OilGasProject»

Если посмотреть доступную статистику, может показаться, что санкции против России ожидаемого эффекта не принесли

В середине мая Путин провел совещание по экономическим вопросам. В частности, он заявил, что Россия уверенно справляется с внешними вызовами благодаря как ответственной макроэкономической политике последних лет, так и системным решениям по укреплению экономического суверенитета, технологической и продовольственной безопасности. Президент РФ указал на снижение темпов роста инфляции, бюджетный профицит и укрепление курса рубля. По его словам, политика санкций в отношении России, проводимая западными странами, полностью провалилась.

Действительно, если посмотреть доступную статистику, которая подтверждает такую оценку макроэкономических показателей, может показаться, что санкции ожидаемого эффекта не принесли. Попытаемся понять, верно ли такое впечатление? Не менее важен другой вопрос: а верит ли сам Путин в то, что говорит, или это была своеобразная вербальная интервенция, чтобы успокоить российское общество?

Начнем с профицита бюджета. Радоваться ему довольно нелепо, потому что он возник не благодаря мудрой экономической политике, а из-за отмены бюджетного правила, по которому сверхдоходы от экспорта нефти и газа направлялись в Фонд национального благосостояния. Фонд попал под санкции и средства его заморожены, поэтому сверхдоходы напрямую направляются в бюджет. Если дополнительные бюджетные доходы потратить, это придаст дополнительный импульс росту цен, который и без того высок, если считать по году в целом, а не за последнюю неделю, как это делает президент России. А инфляция сейчас балансирует на грани того, чтобы свалиться в спираль разгона, что грозит крахом финансовой системы страны. Скорее всего, дополнительные бюджетные доходы будут расходоваться крайне осторожно. Поэтому, что есть бюджетный профицит, что его нет – положительного экономического эффекта от этого ноль.

Курс рубля бьет исторические рекорды укрепления по отношению к основным мировым валютам. Но следует помнить, что этот курс укрепляется из-за административных ограничений на конвертацию, введенных Центральным банком РФ. То есть он не является рыночным и не отражает реального состояния экономики. Даже положительное сальдо счета текущих операций на него особо не влияет. Кроме того, подобные «рекорды» укрепления или ослабления валюты являются симптомами болезненного состояния экономики. Поэтому надо не радоваться, а срочно ее лечить. Но с лечением в условиях санкций все непросто. Собственного говоря, санкции и есть болезнь.

Еще пара слов про инфляцию. Торможение роста цен, пусть и в недельном исчислении, в условиях снижения товарного предложения из-за сокращения импорта (следствие санкций) говорит о падении спроса на товары и услуги. Мимо этой проблемы не мог пройти даже Путин, отметивший, что спрос снизился по сравнению с прошлым годом. Снижение спроса является явным признаком того, что экономика вошла в пике. Собственно говоря, ЦБ РФ прогнозирует сокращение экономики на 8–10%.

Власти России стоят перед неприятным выбором. Либо пуститься в накачку экономики деньгами и разогнать рост цен, приняв риск того, что они могут набрать такую скорость, когда торможение методами кредитно-денежной политики окажется невозможным. Либо смириться с падением экономики, ожидая, когда она достигнет дна и начнет расти.

Есть, конечно, третья альтернатива: прекратить войну в Украине, вернувшись к границам на 24 февраля 2022 года. И вот здесь актуальным становится вопрос – во что верит Путин? Если он правда уверен, что санкции неэффективны, то выберет, скорее всего, первый вариант. А если не верит и продолжает войну, значит, осознанно уничтожает российскую экономику.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
22906 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить