Как Америка делает Китай технологическим лидером

Автор: Кэюй Цзинь
профессор экономики в Лондонской школе экономики

Правительство КНР щедро наделяет китайские технологические фирмы землёй, деньгами и контрактами

Родившаяся в США фристайлер Эйлин Гу стала любимицей китайской публики во время Зимней Олимпиады в Пекине. Сам Китай подготовил много собственных чемпионов благодаря режиму спортивной подготовки «цзюйго» (то есть «всей страной»). Сегодня Китай применяет подходы «цзюйго» – направление больших ресурсов на достижение стратегической цели или формирование национального престижа – для того, чтобы достичь мирового уровня технического развития.

Китай стремится к своим технологическим целям с усердием, которого не наблюдалось с тех пор, как шестьдесят лет назад председатель Мао Цзэдун пообещал разработать ядерное оружие. Мотивация совершенно очевидна. При президенте Дональде Трампе Америка развернула кампанию против китайских технологических фирм, прежде всего, Huawei и ZTE, которая привела к ограничению их доступа к контролируемым США ключевым технологиям (например, полупроводникам). Эта кампания продолжилась и при президенте Джо Байдене, и теперь многим другим китайским фирмам грозит такая же судьба, если Америка включит их в свой «чёрный список» (так называемый Entity List).

Для Китая действия Америки стали пробуждающим звонком. Вместо сохранения уязвимости перед капризами США, ему необходимо теперь стать технологически самодостаточной страной.

В этом могут помочь рыночные силы. Компаниям приходится обращаться за передовым оборудованием и технологиями к внутренним источникам, поэтому вырос спрос на китайские технологии. Это, вероятно, ускорит их разработку.

Однако председатель Си Цзиньпин не оставил технологическую судьбу Китая в руках рынка. Технический прогресс стал центральным элементом национальной политики, описанной в 14-ом пятилетнем плане. И если в прошлом за управление этими процессами отвечал один из министров правительства, то теперь ими напрямую руководит Си.

В рамках этой инициативы правительство щедро наделяет китайские технологические фирмы землёй, деньгами и контрактами. Оно создаёт экосистему инноваций, моделью для которой послужили «Манхэттенский проект» и программа НАСА «Аполлон»: полностью интегрированная инкубационная сеть, связывающая национальные лаборатории, университеты и высокотехнологичные «научные парки».

Правительство Китая планирует построить десять национальных исследовательских лабораторий, каждая из которых будет иметь собственное направление работ, в том числе лабораторию искусственного интеллекта в Шанхае и лабораторию квантовых вычислений в Хэфэе. Прямой надзор за ними будет осуществлять один из членов Постоянного комитета Политбюро – высшего руководящего органа Коммунистической партии Китая. Кроме того, власти планируют создать 100 новых технологических центров и 100 дополнительных индустриальных парков высоких технологий по всей стране, и они запустили ускоренную процедуру проведения IPO с помощью нового Совета по научным и технологическим инновациям при Шанхайской фондовой бирже (его также называют STAR Market).

Крайне важную роль в этом процессе должны сыграть и местные власти. Многие из них уже демонстрируют инновационные подходы, поддерживая разработку новых технологий. Местные власти, в том числе в Шанхае, Чэнду, Хэфэе и Чунцине, создали «фонды фондов» и получают крупные доли в венчурных предприятиях. Власти Шанхая развивали сотрудничество с компанией Tesla, а власти провинции Аньхой получили долю в китайской компании электромобилей Nio.

Стимулируя венчурных капиталистов привлекать потенциальных «единорогов» в свои регионы, местные власти стремятся добиться похвалы за достигнутые результаты – рост ВВП, новые рабочие места, инновационная деятельность. Китай уже привлёк тысячи талантливых кадров со всего мира для заполнения вакансий в сфере научных исследований и разработок.

Да, в течение последних двух лет центральное правительство Китая предприняло решительные действия по регулированию и обузданию технологических гигантов в интересах антимонопольной политики, социального равенства и защиты данных. Но вопреки популярным представлениям, эта кампания не противоречит (и уж тем более не вредит) цели достижения глобального технологического превосходства. В долгосрочной перспективе надлежащее регулирование откроет путь для уверенного роста высокотехнологичных компаний на равном игровом поле.

Целью атаки регуляторов стали интернет-компании, ориентированные на потребителей, например, Alibaba, Didi и JD.com. Ни одна из них не работает в передовых областях, таких как биотехнологии, квантовые вычисления, искусственный интеллект и полупроводники, где Китай надеется догнать США. Обуздание роста этих компаний не только поможет усилить конкуренцию в тех отраслях, где они работают, но и позволит высвободить ресурсы, которые можно будет перенаправить на передовые технологические рубежи.

В любом случае система «цзюйго» означает, что можно мобилизовать и распределять национальные ресурсы, не считая затрат. Благодаря этому, сумма, эквивалентная миллиардам (и, может быть, триллионам) долларов, пойдёт на субсидирование инноваций – от поддержки фундаментальных исследований до строительства научных парков. Эта работа неизбежно приведёт к потере части ресурсов. Но руководство Китая уверено, что в долгосрочной перспективе всё это окупится.

Подобный менталитет является главным преимуществом стратегии, реализуемой под руководством государства. Инновации – это процесс, полный неопределённости и рисков. Оставленные без присмотра частные фирмы часто делают своим приоритетом краткосрочные выгоды, а не потенциальные возможности инвестиций в инновации и развитие ключевых компетенций.

Между тем у правительства Китая имеются инструменты, терпение и решимость для осуществления долгосрочных преобразований без оглядки на краткосрочные издержки. Государство будет платить, широко закинув сеть ради большого улова.

Подобная стратегия способна помочь Китаю ускорить достижение превосходства в высокотехнологичной продукции. Впрочем, для совершения реальных технологических прорывов стране нужна намного более открытая система образования. Кроме того, ей нужно так организовать инновационные процессы, чтобы люди мотивировались и рыночными вознаграждениями, и естественным желанием расширять знания. Старая инвестиционная стратегия Китай «коротких, небольших и быстрых» проектов, которая срабатывала для спорта и инфраструктуры, должна уступить место новой схеме развития технологий, которую будет использовать терпеливая страна с терпеливым народом и терпеливым капиталом.

Ясно одно: судя по реакции Китая на американское давление на китайских техногигантов, дальнейшие ограничения лишь усилят решимость страны добиваться технологической самодостаточности, а со временем и глобального превосходства. Это должно стать пищей для размышлений для администрации Байдена, когда она будет обдумывать следующие шаги.

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
33992 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить