Как устранить гендерный разрыв в политике

Автор: Энн-Мэри Слотер
президент и гендиректор фонда New America

Политики-мужчины могут взять на себя больше обязанностей по уходу за детьми, тем самым выравнивая игровое поле и одновременно демонстрируя, что семья имеет для всех высокий приоритет

Рекордное количество американских женщин баллотируется на выборах в 2018. Многие из них мотивированы гневом, который вызывают высказывания и политика президента США Дональда Трампа. Однако выставить свою кандидатуру не означает победить, а одним только гневом нельзя добиться того уверенного прогресса, который необходим для достижения политического равенства. Для существенного увеличения количества женщин в конгрессе понадобятся более глубокие изменения, чем нынешняя электоральная «розовая волна».

Соединённые Штаты, где доля женщин в палате представителей равняется лишь 19,3%, а в сенате – 23%, сейчас занимают 103 место в мире по уровню представленности женщин в национальных парламентах. Для улучшения своей репутации США должны обратить внимание на страны с более высоким уровнем гендерного паритета.

Иллюстрация: © Depositphotos.com/sangoiri

Возглавляет этот список Руанда, где доля женщин в нижней палате парламента равна 61,3%, в верхней – 38,5%. В 2003  эта страна приняла новую конституцию, которая резервирует 30% депутатских мест за женщинами и требует от политических партий, чтобы как минимум 30% выборных партийных должностей занимали женщины. Франция также входит в число 49 стран, где введены обязательные квоты или зарезервированы парламентские места для женщин.

Но такие квоты могут быть и не нужны. В семи из десяти стран, которые лидируют в мире по уровню женского представительства, политические партии добровольно ввели внутренние правила, регулирующие этот вопрос. В целом уже более 100 политических партий в 53 странах приняли добровольные меры, направленные на увеличение числа женщин-кандидатов и партийных работников.

Но такие квоты, установленные законом или нет, могут вызывать споры. Есть даже мнение, что они антидемократичны. Впрочем, нет сомнений в том, что этот инструмент – грубый. Не можем ли мы придумать что-нибудь получше?

При более тонком подходе внимание следует обращать на устранение фундаментальных и взаимосвязанных барьеров, которые мешают женщинам выдвигать свои кандидатуры на выборах и проводить успешные избирательные кампании. Среди таких препятствий – собственно избирательная система (в пропорциональных системах результаты женщин лучше, чем в системах простого большинства, основанных на одномандатных округах); недостаточный доступ к финансированию; более слабые профессиональные связи; посторонние обязанности, которые затрудняют выполнение работы в тяжёлых и непредсказуемых условиях.

Преодоление этих структурных барьеров требует всеобъемлющей стратегии по поддержке женщин-кандидатов. При этом одним из наиболее мощных инструментов являются деньги.

Во многих странах стоимость избирательных кампаний становится запретительно высокой для большинства соискателей, вне зависимости от их пола. Но для женщин ситуация складывается явно хуже, чем для мужчин. Межпарламентский союз, проведя в 2008 опрос 298 парламентариев, выяснил, что депутаты-женщины считают недостаток финансовых ресурсов более серьёзным барьером на пути в политику, чем их коллеги-мужчины.

Эта проблема особенно остра в США, где партии и кандидаты могут тратить практически неограниченное количество денег ради победы на выборах. Богатые кандидаты (обычно мужчины) сами финансируют свои кампании, а некоторые женщины, например, Нэнси Пелоси и Дайана Фейнстейн, опираются на богатство своих мужей. В целом данная система ставит женщин в невыгодное положение.

К счастью, есть страны, которые принимают инновационные меры для решения этой проблемы. Например, в Грузии политические партии, которые включают, по крайней мере, 30% представителей обоего пола в свои избирательные списки, получают из бюджета дополнительные 30% финансирования. А в Ирландии политические партии теряют 50% государственного финансирования, если в их кандидатских списках менее 30% представителей того или иного пола.

Помимо финансовых ограничений женщины сталкиваются также с высокими социальными и культурными барьерами, мешающими их участию в политике. В частности, у них больше обязательств по уходу за детьми, что, усугубляясь общественными представлениями о «роли женщины», серьёзно снижает их возможности баллотироваться на государственные должности.

Подобные проблемы трудно решать напрямую. В качестве одного из шагов, который помог бы исправить ситуацию, политики-мужчины могут взять на себя больше обязанностей по уходу за детьми, тем самым выравнивая игровое поле и одновременно демонстрируя, что семья имеет для всех высокий приоритет.

Недавно родившие матери должны иметь возможность приходить с детьми на работу. В 2015 году фотография аргентинского депутата Виктории Донда Перес, кормившей ребёнка грудью во время парламентских слушаний, стала невероятно популярной в социальных сетях, потому что она демонстрировала ответственность работающих матерей, их способности и проблемы. Примером проблем стал опыт Мадлен Хенфлинг, члена ландтага Тюрингии в Германии: в августе ей не разрешили войти в палату этого земельного парламента с шестинедельным младенцем.

Необходимо принимать конкретные меры для поддержки работающих родителей, предоставив им больше гибкости, необходимой для выполнения семейных обязанностей. Именно поэтому британская палата общин рассматривает возможность введения заочного голосования в рамках более широкого проекта предоставления членам парламента – мужчинам и женщинам – отпуска по уходу за ребёнком.

Кроме того, женщинам могут быть полезны целевые тренинги. Политическая академия, организованная недавно структурой «ООН-Женщины» в Тунисе, проводила обучение женщин-кандидатов по таким темам, как местное управление, миссия и роль муниципальных советов, связи с общественностью. Некоторые из них однажды пойдут по стопам Суад Абдеррахим, которая, благодаря поддержке исламистского движения «Ан-Нахда», стала первой в истории женщиной, избранной мэром в Тунисе.

Некоторые лидеры решительно высказались в поддержку более активного участия женщин в государственном управлении. В 2015 канадский премьер-министр Джастин Трюдо создал первый в истории своей страны кабинет министров с равным числом мужчин и женщин. А его испанский коллега Педро Санчес пошёл даже дальше, назначив кабинет, в котором женщин больше мужчин.

Политические партии, играющие роль пропускных пунктов для тех, кто стремится занять государственный пост, также играют значительную роль в поиске креативных способов поддержки кандидатов-женщин. Например, две основные партии Нигерии собираются отменить или сократить размер невозвращаемых взносов кандидатов во время всеобщих выборов в 2019. А одна из камбоджийских партий предоставляет кандидатам-женщинам базовые ресурсы для ведения кампаний, в том числе одежду и велосипед.

На последних выборах в Канаде политические партии возмещали кандидатам-женщинам расходы, связанные с уходом за детьми, а также дорожные расходы, и предоставляли субсидии тем женщинам, которые хотели выдвинуться в округах, где действующий депутат-мужчина выходил на пенсию. Новая демократическая партия и Либеральная партия старались выдвигать женщин кандидатами на «выигрышные» открытые места.

Не существует общего и применимого для всех решения проблемы гендерного неравенства в политике. Но есть масса мер, которые могут – и должны быть – приняты для того, чтобы голос женщин был точно услышан.

Энн-Мэри Слотер – президент и гендиректор фонда New America

Франческа Бинда – совладелец компании Binda Consulting International (Мальта)

© Project Syndicate 1995-2018 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15887 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
25 августа родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить