Бизнес серьезно страдает от обеспечительных мер

 

Автор: Бахыт Тукулов
партнёр юридической фирмы GRATA
другие посты автора

Нередко относительная легкость принятия обеспечительных мер применяется для рейдерских атак или создания неудобств ответчикам, когда в результате небольших исков арестовываются банковские счета на более серьезные суммы.

Проблемы, изложенные ниже, не претендуют на исчерпывающий перечень существующих вопросов процессуального законодательства, и основаны на практике автора. Автор призывает практиков присоединиться к данному обсуждению для выработки предложений к реформированию процессуального законодательства.

Фото: cherlock.ru

Обеспечение баланса интересов истца и ответчика

Бизнес серьезно страдает от обеспечительных мер (это в особенности касается определений судов о наложении ареста на имущество ответчика), в частности, от относительной легкости их наложения и трудностей при снятии обеспечительных мер.

ГПК предусматривает, что истец может просить суд принять обеспечительные меры, заявив соответствующее ходатайство вместе с исковым заявлением либо после возбуждения производства по делу. В первом случае, суд, возбуждая производство по делу, одновременно решает вопрос о наложении ареста.

В преобладающем большинстве случаев, если ходатайство о принятии обеспечительных мер составлено верно, суд принимает обеспечительные меры. При этом, в случае подачи ходатайства о принятии обеспечительных мер вместе с иском, ответчик о поступлении подобного заявления не извещается, и у него отсутствует возможность выразить какие-либо возражения в отношении принятия обеспечительных мер. ГПК не предусматривает уведомление ответчика о принятии обеспечительных мер. Обычно ответчик узнает об аресте своих счетов в своем банке после того, как такие аресты были наложены.

Подобный порядок принятия обеспечительных мер дает истцу преимущество, поскольку ответчик не имеет возможности отреагировать на попытки истца добиться наложения арестов. Ответчик вправе обжаловать обеспечение иска, а это занимает несколько месяцев, и в большинстве случаев, в отмене обеспечительных мер отказывается, поскольку суды занимают позицию, что обоснованность обеспечительных мер следует оценивать исходя из обоснованности и существа заявленных требований, т.е. нужно дождаться рассмотрения дела по существу. То же самое касается заявления ответчика суду, принявшему обеспечительные меры, об их отмене.

На практике, обеспечительные меры, в основном, отменяются по частной жалобе ответчика при допущении серьезных процессуальных нарушений при принятии обеспечительных мер. Но такие нарушения встречаются не так часто.

Подобная ситуация стимулирует недобросовестные стороны заявлять иски на относительно небольшие суммы либо недостаточно обоснованные иски с целью ареста счетов ответчика для оказания на него давления.

Нередко относительная легкость принятия обеспечительных мер применяется для инициирования рейдерских атак или хотя бы для создания серьезных неудобств ответчикам (нередки случаи, когда в результате относительно небольших исков арестовываются банковские счета ответчиков на более серьезные суммы).

Для недопущения подобных злоупотреблений в ГПК существует ч.1 ст.162, которая предусматривает, что суд, допуская обеспечение иска, может потребовать от истца предоставления обеспечения возможных для ответчика убытков.

Между тем, на практике, эта норма не работает, и нам не известно ни об одном случае, когда эта норма применялась на практике. Суды не требуют предоставления истцом депозита для обеспечения возможных убытков ответчика, вытекающих из наложения арестов. В итоге получается, что наложение ареста вследствие безосновательно заявленного иска проходит для истца практически без последствий.

В связи с чем, полагаем, что существует необходимость обеспечения баланса интересов истца и ответчика в вопросе принятия обеспечительных мер. Для разрешения этой ситуации можно было бы предложить следующие рекомендации к реформированию института обеспечительных мер:

- несомненно, обеспечительные меры должны быть неожиданными для ответчика, и возможность их принятия без ведома ответчика должна быть сохранена. Однако обеспечительные меры не должны действовать больше определенного фиксированного срока (например, не больше двух недель);

- затем, в рамках указанного срока (например, две недели) проводится судебное заседание с участием обеих сторон для разрешения вопроса о продлении действия обеспечительных мер. В суде изучаются обоснованность продления обеспечительных мер и доводы возражений ответчика в отношении обоснованности/необоснованности обеспечительных мер;

- полагаем, что для обеспечения баланса интересов истца и ответчика при принятии обеспечительных мер необходимо обеспечить реализацию на практике ч.1 ст.162 ГПК (обеспечение возможных для ответчика убытков). Поэтому, в рамках судебного заседания о продлении обеспечительных мер ключевым условием такого продления должно быть предоставление истцом обеспечения возможных у ответчика убытков. Такое обеспечение не обязательно должно быть в сумме заявленных истцом исковых требований. Но во избежание злоупотреблений со стороны истцов, можно было бы условно установить, что сумма обеспечения возможных для ответчика убытков не должна быть менее Х% суммы иска. В итоге, если истец такое обеспечение возможных убытков не предоставит, обеспечительные меры подлежат отмене. Подобная мера, по мнению автора, позволила бы исключить у недобросовестных истцов желание заявлять иски с целью необоснованного получения обеспечительных мер.

Снятие ареста

Много вопросов вызывает ситуация, когда судебные исполнители на основании определения суда о наложении ареста на сумму условно 1 млн тенге арестовывают все счета ответчика во всех банках РК вне зависимости от того сколько денег находится на счете. Нередки случаи, когда арест накладывается на 10 счетов на сумму не менее 1 млн тенге каждый, либо на счет, на котором находится 1 млрд тенге. Это фактически парализует деятельность ответчика в лучшем случае на несколько дней, а то и на несколько недель.

В итоге, ответчик должен обратиться к судебному исполнителю истца с заявлением о снятии излишне наложенных арестов, и если судебный исполнитель в этом откажет, обжаловать его действия в суд. Бывают случаи, когда судебные исполнители затягивают с приемом таких заявлений либо иным образом препятствуют высвобождению счетов.

В свою очередь, судебные исполнители утверждают, что они вынуждены направлять постановления о наложении арестов во все банки, поскольку на момент направления таких постановлений, им не известно о том, имеются ли на счетах ответчика достаточные средства. Поэтому таким образом они обеспечивают, чтобы ответчик не имел возможности снять деньги со счетов, пока накладываются аресты на другие счета.

Ввиду этого, полагаем, что в случае, если по результатам полученной от банков информации судебному исполнителю станет известно, что денежных средств на арестованных счетах ответчика достаточно (и только в этом случае), законом должна быть предусмотрена обязанность судебного исполнителя самостоятельно и немедленно снять аресты со всех остальных счетов ответчика. В противном случае судебный исполнитель должен привлекаться к ответственности.

Полагаем, что эта мера позволила бы избежать ситуации, когда деятельность нормального бизнеса парализуется в результате наложения арестов.

Размер государственной пошлины

Со стороны бизнеса вызывает нарекания чрезмерно высокий размер государственной пошлины, подлежащей оплате при подаче исков имущественного характера (например, взыскание задолженности). Это особенно касается исков, заявленных на значительные суммы.

В Казахстане размер государственной пошлины составляет 3% от суммы иска, если истцом является юридическое лицо. Причем, законом не установлен верхний предел на сумму государственной пошлины, подлежащей оплате при подаче исков. Хотя, к примеру, в Российской Федерации сумма подлежащей оплате государственной пошлины с подаваемых в арбитражные суды исковых заявлений рассчитывается по регрессивной шкале.

Так, при цене иска до 100 тыс. рублей, сумма государственной пошлины составит 4% от суммы иска, но не менее 2 тыс. рублей. Эта ставка снижается по мере увеличения исковых требований.

Например, при сумме иска свыше 2 млн рублей, государственная пошлина составит - 33 тыс. рублей плюс 0,5% суммы, превышающей 2 млн рублей, но не более 200 тыс. рублей. Получается, что сумма государственной пошлины при подаче иска в РФ не может превышать около одного миллиона тенге.

Между тем, в РК государственная пошлина, рассчитанная пропорционально сумме иска, может составить несколько десятков миллионов тенге. Далеко не каждое юридическое лицо способно понести такие расходы. При этом возможность отсрочки уплаты государственной пошлины законом предусмотрена только для исков о защите прав потребителей, что не применимо для бизнеса.

В результате, существуют случаи, когда заинтересованные стороны вынуждены отказаться от обращения с иском в суд вследствие слишком высокой суммы государственной пошлины. Поэтому, полагаем, что было бы разумным установить верхний предел для суммы государственной пошлины, подлежащей оплате при подаче исков.

Доступ к кассации

Мы считаем, что реформирование порядка обжалования судебных актов в суде кассационной инстанции серьезным образом ограничило доступ к пересмотру судебных актов.

Напомним, что до 01.01.2016 г. вопрос о пересмотре судом надзорной инстанции судебных актов решался в судебном заседании коллегиально в составе трех судей с приглашением лица, подавшего надзорную жалобу. То есть, у лица, подающего жалобу, была возможность не только лично озвучить свои доводы, но и вероятность успешного обжалования была выше, поскольку вопрос решался коллегией.

После введения нового ГПК вопрос о пересмотре судебных актов судом кассационной инстанции разрешается одним судьей и без вызова сторон. Очевидно, что разрешение одним судьей вопроса о пересмотре судебного акта не способствует повышению шансов на успешный пересмотр судебных актов по сравнению с коллегиальным рассмотрением.

На практике встречается немало случаев, когда ходатайства о пересмотре судебных актов отклоняются со ссылкой на отсутствие существенных нарушений норм материального и процессуального права. В результате вероятность реального пересмотра судебных актов судов нижестоящих инстанций снижается. Считаем, что это создает серьезную неопределенность для бизнеса, поскольку не понятно, будет ли тот или иной судебный акт пересмотрен в конкретной ситуации. Поэтому, полагаем, что следует вернуться к предыдущей практике, при которой вопрос о пересмотре судебных актов судом кассационной инстанции решался в судебном заседании и коллегиально.

Думается, необходимо выработать более четкие критерии для пересмотра судебных актов вышестоящими судами. В этом вопросе мы солидарны с позицией некоторых наших коллег, которые считают, что целесообразно более подробно разработать пп. 3 ч. 6 ст. 438 ГПК, который предусматривает, что «основаниями к пересмотру в кассационном порядке вступивших в законную силу судебных актов … являются случаи, когда принятое постановление нарушает единообразие в толковании и применении судами норм права».

В целом, следует отметить, что вопросы, связанные с затруднением доступа к суду кассационной инстанции вытекают больше из системных проблем. Желание бизнеса получить больше доступа к суду кассационной инстанции связано с нареканиями к работе судов апелляционной инстанции, что связано с тем, что суды апелляционной инстанции, как и суды первой инстанции, перегружены. Поэтому, при улучшении кадровых ресурсов судов первой и апелляционной инстанции, а также вследствие этого повышении качества судебных актов, у бизнеса будет возникать все меньше нареканий к их работе, и количество ходатайств в суд кассационной инстанции о пересмотре судебных актов непременно снизится.

Государственная пошлина

Как упоминалось выше, в случае отказа суда кассационной инстанции в пересмотре судебных актов по результатам предварительного рассмотрения ходатайства (т.е. не рассмотрев дело по существу), уплаченная при подаче ходатайства государственная пошлина не возвращается. В результате, складывается ситуация, когда сторона, жалоба которой по существу не была рассмотрена, оплачивает государственную пошлину в том же размере, что и сторона, жалоба которой была рассмотрена по существу.

Это обстоятельство со стороны бизнеса вызывает много вопросов, учитывая, что сумма государственной пошлины составляет фактически 1,5% от оспариваемой суммы для юридических лиц, что может представлять собой серьезные цифры.

Поэтому, полагаем, что необходимо изменить порядок уплаты государственной пошлины при обращении в суд кассационной инстанции, предусмотрев, что государственная пошлина должна оплачиваться только при возбуждении судом кассационной инстанции производства о пересмотре судебных актов.  

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

1909
просмотров
 
 
Загрузка...