Грядущие дебаты о политике в сфере технологий

 

Автор: Майкл Боскин
профессор экономики Стэнфордского университета, старший научный сотрудник Института Гувера
другие посты автора

В развитых странах роботизация уничтожает часть рабочих мест в промышленности. Исламское государство и «Аль-Каида» вербуют сторонников онлайн

В 2016 в ходе предвыборной президентской кампании в США произошла утечка порочащей переписки с взломанных серверов Национального комитета Демократической партии. Что общего у этого события с длившимся больше часа, оглушающим воем сирен в городе Далласе, штат Техас? А то же самое, что объединяет северокорейскую ядерную угрозу и теракты в Европе и США. Всё это – негативная сторона новых технологий, которые в целом являются невероятно полезными. Подобные угрозы настоятельно требуют решительного политического ответа.

Примером нарастающего раздражения из-за новых технологий являются дебаты по вопросу о так называемой «сетевой нейтральности», а также спор между компанией Apple и ФБР по поводу разблокирования телефонов iPhone у подозреваемых в терроризме. Всё это не удивительно. Технологии приобретают всё большее значение, они влияют на всё, начиная с нашей безопасности (ядерное оружие и кибервойны) и заканчивая нашими рабочими местами (радикальные перемены на рынке труда из-за внедрения передового программного обеспечения и роботизации). Это влияние может быть и хорошим, и плохим, и потенциально даже ужасным.

Фото: © Depositphotos.com/AlienCat

Сначала о хорошем. Благодаря технологиям удалось полностью уничтожить ряд болезней, например, оспу, и почти полностью – ряд других, например, полиомиелит. Технологии позволили начать исследования космоса. Возросла скорость транспорта. Открылись новые перспективы в индустрии финансов, развлечений и во многих других. Благодаря сотовым телефонам подавляющее большинство населения планеты избавилось от проблемы отсутствия связи.

Технический прогресс привёл к росту экономической производительности. Внедрение ротации зерновых культур и механизированного оборудования радикально повысило производительность в сельском хозяйстве, что позволило человеческой цивилизации переместиться из ферм в города. Ещё буквально в 1900 году треть американцев жили на фермах, а сегодня таких только 2%.

В промышленности производительность также существенно возросла благодаря электрификации, автоматизации, внедрению программного обеспечения, а в последнее время ещё и роботизации. Мой коллега Ларри Лау и я подсчитали, что примерно половина всего экономического роста в странах «Большой семёрки» в последние десятилетия была достигнута благодаря технологическим инновациям.

Пессимисты опасаются, что позитивное влияние технологий на рост производительности слабеет и вряд ли снова усилится. По их мнению, такие технологии, как поиск в Интернете или социальные сети, не в состоянии вызвать столь же мощный рост производительности, как электрификация или появление автомобилей.

Напротив, оптимисты верят, что появление «Больших данных» (Big Data), нанотехнологий и искусственного разума возвещает новую эру технологического прогресса. Невозможно предсказать, каким именно будет следующий прорыв, рождённый этими технологиями, но, как утверждают оптимисты, нет причин полагать, что его не будет. Иногда важные технологические открытия обретали свою главную коммерческую ценность благодаря использованию в таких сферах, о которых их изобретатели совсем не думали.

Например, паровой двигатель Джеймса Уатта был создан для откачивания воды из угольных шахт, а не в качестве мотора для паровозов и кораблей. Целью работы Гульельмо Маркони над передачей радиосигнала на дальние расстояния было создание конкурента телеграфной связи; Маркони не предвидел появления радиовещания или современных беспроводных средств связи.

Однако технологические перемены приводили и к значительным изменениям на рынке труда, причиняя вред многим людям. В начале XIX века страх перед этими изменениями вынудил текстильщиков Йоркшира и Ланкашира («луддитов») ломать новые машины – автоматизированные ткацкие станки и вязальные рамы.

Эти изменения на рынке труда продолжаются и сегодня: в развитых странах роботизация уничтожает часть рабочих мест в промышленности. Многие опасаются, что появление искусственного разума усугубит ситуацию, хотя она, возможно, не так мрачна, как предполагают некоторые. В 1960-х и начале 1970-х многие были уверены, что компьютеры и автоматизация станут причиной массовой структурной безработицы. Но этого не произошло, потому что появились новые виды рабочих мест, компенсировав исчезнувшие.

Так или иначе, исчезновение рабочих мест не является единственным негативным побочным эффектом новых технологий. Автомобили значительно повысили уровень мобильности, но ценой опасного для здоровья людей загрязнения атмосферы. Кабельное телевидение, интернет и социальные сети предоставили людям беспрецедентные возможности получения и распространения информации; однако они способствовали ещё и так называемой «балканизации» информации и социального общения, поскольку люди стали выбирать такие источники информации и такие сети, которые подкрепляют их личные предубеждения.

Кроме того, в современных информационных технологиях доминируют всего лишь несколько компаний. Например, Google стал в буквальном смысле синонимом выражения «поиск в интернете». Ранее, в аналогичных случаях концентрации экономической власти предпринимались контрмеры, вызванные страхом перед монополиями. И действительно, данные компании уже начинают подвергаться пристальному вниманию со стороны антимонопольных органов, особенно в Европе. Нам еще предстоит увидеть, что перевесит – толерантное отношение потребителей к этим компаниям или историческая озабоченность их размером и злоупотреблениями рыночной властью.

Впрочем, негативная сторона новых технологий выглядит ещё более мрачной, если вспомнить о врагах свободного общества, которым стало проще налаживать между собой связь, планировать и совершать деструктивные действия. Исламское государство и «Аль-Каида» (запрещены в Казахстане. - F) вербуют сторонников онлайн, они публикуют виртуальные руководства по созданию хаоса; зачастую таким группировкам даже не нужно напрямую общаться с людьми, чтобы «вдохновить» их на совершение теракта. Наконец, ядерные технологии – это не только электроэнергия без выбросов парниковых газов, но ещё и оружие массового поражения.

Все эти угрозы и негативные последствия требуют чёткой политической реакции, в которой учитывается не только прошлое и настоящее, но и будущее. Правительства слишком часто начинают увязать в локальных, сиюминутных дебатах, подобных спору между ФБР и Apple, упуская из вида будущие риски и проблемы. Это может привести к действительно ужасным происшествиям, например, кибератаке, которая выведет из строя электросети. Помимо мгновенных негативных последствий подобный инцидент может заставить граждан начать требовать слишком жёстких ограничений в сфере технологий, что поставит под угрозу свободу и процветание из-за стремления к безопасности.

На самом же деле требуются новые, улучшенные институты и политика, нужно сотрудничество между правоохранительными органами и частными компаниям, а также между правительствами разных стран. В этой работе надо не просто реагировать на текущие события, но и предвидеть их. Только тогда мы сможем смягчить будущие угрозы, продолжая, тем временем, использовать потенциал новых технологий ради улучшения жизни людей.

Copyright Project Syndicate ©

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

4910
просмотров
 
 
Загрузка...