Что мешает миру ликвидировать нищету и обеспечить население продуктами

В 2023 году мировая экономическая повестка была довольно плотной, но очевидно, что мир ещё далёк от достижения Целей устойчивого развития

В июле состоялся Политический форум высокого уровня ООН, посвященный мониторингу прогресса в достижении Целей устойчивого развития (ЦУР). В сентябре прошел второй Саммит ЦУР, а также саммит «Большой двадцатки» в Нью-Дели, в октябре – годовые собрания Всемирного банка и Международного валютного фонда в Марракеше. В ноябре ООН приняла важное решение о международном налоговом сотрудничестве. В декабре мировые лидеры встретились в Дубае на ежегодной Конференции ООН по изменению климата (СОР28).

Уже сейчас один из очевидных уроков этих встреч заключается в том, что мир далек от достижения Целей устойчивого развития (это особенно касается ликвидации нищеты и обеспечения продовольственной безопасности) и от значимого прогресса в борьбе с изменением климата. Можно сделать и другой вывод: мировая экономика сталкивает правительства с множеством рисков. Всплеск инфляции в 2022 году привел к резкому повышению процентных ставок во многих странах, что наряду с быстрым увеличением госдолга ограничило возможности проведения властями экспансионистской бюджетной политики для борьбы с замедлением темпов экономического роста. Хотя инфляция пошла на спад, высокие процентные ставки и низкие темпы роста экономики сохраняются.

Среди мер, предлагавшихся в этом году на разных встречах и в их кулуарах, можно выделить три. Во-первых, нужно существенно увеличить международное финансирование развития. Во-вторых, развивающимся странам требуется больше помощи, чтобы они могли вносить свой вклад в обеспечение глобальных благ (это особенно касается борьбы с глобальными пандемиями и изменением климата) и справляться с последствиями сбоев в работе мировой экономики. В-третьих, странам с высоким риском долговых проблем, а в эту группу входит как минимум треть всех развивающихся стран, нужно обязательно облегчить долговое бремя тем или иным способом.

Конкретных решений, помогающих достичь этих целей, принято пока очень мало, но похоже, что вокруг некоторых идей начинает складываться консенсус. В частности, многосторонним банкам развития нужно выходить за рамки своей традиционной роли поддержки инвестиционных проектов развивающихся стран в сфере социального развития и инфраструктуры и начинать помогать обеспечению глобальных общественных благ. Последнее требует льготного финансирования, в том числе для стран со средним уровнем доходов, а также для инвестиций частного сектора, которые получили поддержку этих финансовых учреждений.

Кроме того, странам с очень высоким уровнем задолженности нужен доступ к новым формам кредитных линий, а также, по возможности, пауза в обслуживании долгов или даже сокращение их долговых обязательств в кризисные времена. Наряду с многосторонними банками развития (МБР) свой вклад должен внести МВФ, используя специальные механизмы финансирования, такие как Фонд устойчивости (Resilience and Sustainability Trust) и Фонд роста экономики и сокращения бедности (Poverty Reduction and Growth Trust). Эти фонды были созданы для финансирования развивающихся стран с помощью специальных прав заимствования (сокращенно СДР, это резервный актив МВФ), которые не используются развитыми странами. Аналогичные фонды можно создать для направления неиспользованных СДР в развивающиеся страны через МБР.

Едва ли не самые интересные предложения касаются реформы Всемирного банка. Ключевой компонент в подготовленной банком «Дорожной карте эволюции» – расширение его финансового потенциала за счет уже существующего капитала, который, возможно, будет дополняться ресурсами частных учреждений и более активным использованием кредитных гарантий.

Впрочем, с этими предложениями имеются две проблемы. Во-первых, они требуют значительных ресурсов. Если международные организации хотят увеличить поддержку развивающихся стран и стран со средним уровнем доходов в кризисные времена и одновременно содействовать созданию глобальных общественных благ, тогда кому-то придется за это платить. Однако страны с высоким уровнем доходов далеки от достижения целевых уровней официальной помощи развитию, которые были установлены ООН полвека назад, и зачастую они не делают взносы в специальные фонды в тех размерах, которые от них ожидаются. Будет, мягко говоря, трудно убедить их профинансировать новые инициативы.

Вторая проблема в том, что увеличение капитализации МБР будет возможно только при поддержке важнейших акционеров, в том числе США. Уже сейчас ведется много споров по поводу капитала (так называемых «квот») во Всемирном банке и в МВФ. Призывы увеличить квоты (а значит, и влияние) развивающихся стран, особенно Китая, наталкиваются на значительное сопротивление богатых стран. На сегодня имеется предложение увеличить квоты МВФ на 50%, одновременно поручив исполнительному совета фонда проработать до 2025 года новые подходы к реформе квот. В случае с Всемирным банком соглашение о капитализации пока отсутствует.

Что касается долга, то никаких решений практически нет. Всё, о чём удалось договориться на годовых собраниях МВФ и Всемирного банка: необходимость проведения дополнительных дискуссий. А в «Декларации лидеров», принятой на саммите в Нью-Дели, нет почти ничего, кроме подтверждения обязательств «Большой двадцатки» в рамках «Общего механизма урегулирования долгов после завершения инициативы DSSI».

Остался без ответа вопрос, нужно ли предоставить некоторым уязвимым странам со средним уровнем доходов доступ к «Общему механизму», созданному в 2020 году для оказания помощи странам с низкими доходами и неустойчивым уровнем задолженности, чтобы они могли справиться с пандемией Covid-19. В любом случае этот механизм пока что демонстрирует свою неэффективность из-за задержек в переговорах с кредиторами и из-за опасений должников, что могут пострадать их кредитные рейтинги.

Что касается международного налогового сотрудничества, то соглашения, заключенные в 2021 году в рамках Инклюзивной программы ОЭСР, всё еще ожидают своей реализации. Поскольку польза этой программы для развивающихся стран считается низкой, Африканская группа в ООН представила проект резолюции об учреждении межправительственного комитета для подготовки общих положений Рамочной конвенции ООН о налоговом сотрудничестве. Эта резолюция была одобрена в ноябре с большим перевесом голосов, однако раскол между развивающимися и развитыми странами (последние проголосовали против, не считая Норвегии, которая воздержалась) будет определять контекст дальнейшего развития событий в 2024 году, когда должны состояться необходимые переговоры между эти двумя группами стран.

Решать проблемы, с которыми сегодня сталкивается мир (от долгов и изменения климата до адекватного уровня налоговых доходов), было бы трудно даже в самые лучшие времена. А сегодня перспективы мировой экономики выглядят не очень радужными. По прогнозам МВФ, мировые темпы роста будут низкими в 2023 (3%) и 2024 годах (2,9%). Это ниже годовых темпов роста на 3,7% в течение десяти лет до пандемии, при этом трудности будут как у развитых, так и у развивающихся стран. Хотя инфляция, похоже, отступает, МВФ рекомендует центральным банкам выбирать осторожные подходы к процентным ставкам и снижать их лишь тогда, когда инфляция будет полностью под контролем. Экономическому росту это не сулит ничего хорошего.

© Project Syndicate 1995-2023 

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Ошибка в тексте