От бума до выживания: что происходит с NFT

И какое будущее ждёт одно из самых нашумевших направлений на рынке альтернативных инвестиций
ФОТО: © Depositphotos.com/MininyxDoodle

На протяжении последних лет многообещающий криптомир переживал настоящий бум: цены наиболее популярных криптовалют BTC и ETH были на рекордно высоком уровне, криптоэнтузиасты заигрывали с аудиторией, демонстрируя свой роскошный образ жизни, а селебрити агитировали всех подтягиваться к модной индустрии блокчейна и покупать NFT. Что говорить, если криптобиржа Crypto.com стала официальным партнером главного спортивного события 2022 года – чемпионата мира по футболу в Катаре.

Но в нынешнем турбулентном мире, особенно если это криптомир, ситуация может поменяться очень быстро. Сегодня уже многим кажется, что бум подходит к завершению. Так, за последний год цены на криптовалюты в среднем упали более чем наполовину, сократились объемы торгов, а сотни перспективных криптопроектов попросту разорились. Одним из самых ощутимых ударов по репутации криптоиндустрии стал обвал крупной криптобиржи FTX, откуда пропал как минимум $1 млрд из средств пользователей. Далее последовали заморозка активов на $3,5 млрд и арест экс-директора биржи Сэма Бэнкман-Фрида. Эксперты полагают, что это начало конца и весь криптопузырь скоро лопнет, от чего пострадают инвесторы, заходившие в индустрию с миллиардными вложениями, и даже национальные фонды некоторых стран, которые использовали криптовалюту как один из инструментов диверсификации активов.

Крепко это ударит и по рынку NFT, который подпитывался как раз за счет криптоэнтузиастов. Согласно данным Dune Analytics, объемы торгов NFT с начала 2022 года рухнули на 97% – с $17 млрд в январе до $466 млн в сентябре. В июле прошлого года стало известно, что крупнейшая торговая площадка OpenSea уволила 20% своего персонала из-за падения спроса. Так есть ли еще у этой индустрии будущее или пациент скорее мертв?

Искусство и не только

Популярность NFT определили, конечно, не только спекуляции и хайп. Фактически NFT – новая разновидность цифровых активов, которая создана для предоставления права собственности на что-то уникальное и редкое. Это могут быть токенизированные физические активы, редкие цифровые ресурсы, акции – в общем, все что угодно. NFT строится на блокчейн-технологии и представляет собой невзаимозаменяемые токены. Как следует из названия, NFT нельзя заменить друг на друга, то есть NFT-актив всегда есть и будет только в единственном экземпляре.

В 2014 году первый в мире невзаимозаменяемый токен создал американский цифровой художник Кевин Маккой вместе с программистом Анилом Дэшем. Их «монета» была уникальной и неделимой, ее нельзя было повторить или разделить на части, ровно так же, как биткоин – на сатоши. До 2017 года сфера NFT была больше похожа на закрытый клуб посвященных, а активные игроки буквально знали друг друга в лицо. Сделки едва превышали $1 млн в год. Но в конце 2017-го американские IT-предприниматели Девин Финцер и Алекс Аталла запустили площадку OpenSea для торговли NFT. Многие считают, что появление понятной и удобной платформы стало для молодой индустрии определяющим фактором: художники и прочие творческие люди получили доступ к новому способу монетизации своего дела, а криптоэнтузиасты – расширение объемов рынка NFT и приход новых инвесторов. В ноябре 2019 года проект OpenSea привлек $2,1 млн инвестиций, а в 2021 году через площадку проходило 97% всех продаж NFT. Все это сопровождалось бурным ростом стоимости криптовалют. К слову, в 2022 году Финцер и Аталла вошли в список богатейших криптомиллиардеров мира по версии Forbes с совокупным состоянием в $2,2 млрд (№13 рейтинга).

По-настоящему широкую по­пулярность NFT начали завоевывать с конца 2020-го – начала 2021 года, поскольку стали одним из самых популярных способов покупки и продажи цифровых произведений искусства онлайн. Только в 2021 году рынок NFT оценивался в ошеломляющие $41 млрд, что близко к общей стоимости всего мирового рынка изобразительного искусства. В марте того года Марк Beeple Винклеманн продал цифровой коллаж из 5000 рисунков, которые публиковал ежедневно с 2007 года, за сумасшедшие $69 млн. Эта сделка с NFT стала самой крупной в истории.

NFT открыли новый путь заработка не только для художников, но и для всех представителей креативной индустрии. Так, в августе 2021-го популярный американский рэпер Tory Lanez продал свой новый альбом в виде NFT-копий и менее чем за минуту (57 секунд) заработал $1 млн, минуя музыкальные лейблы. Следуя его примеру, музыканты со всего мира начали публиковать и продавать свои произведения в виде NFT напрямую, без посредников. Ведущие мировые бренды начали взаимодействовать со своими клиентами, используя NFT. Например, Coca-Cola выпустила набор NFT для аукциона в честь Международного дня дружбы. Тот, кто предложил самую высокую цену, получал доступ не только к этим редким предметам коллекционирования, но и к реальному холодильнику Coca-Cola. Сеть ресторанов быстрого питания McDonald’s в Китае выпустила коллекцию из 188 NFT в честь 31-й годовщины открытия своего первого ресторана в этой стране. Даже журнал Forbes в апреле 2021-го продал свою NFT-обложку за $333 тыс. Кроме того, весь тот год мировые звезды – от футболиста Неймара до артиста Эминема – меняли свои аватарки в социальных сетях на NFT серии Bored Ape Yacht Club, то есть на рисунки мультяшных обезьян в разных образах.

Хотя NFT оставались минувшие несколько лет преимущественно предметом коллекционирования цифрового искусства, но тренд на проникновение этого новшества в корпоративный сегмент тоже был. К примеру, некоторые компании начали использовать NFT в процессе организации цепочек поставок и логистики. Например, компания Supply Chain Logistics, которая действует в b2b-сегменте, предлагает клиентам возможность детализировать состояние товаров (в частности, скоропортящихся продуктов вроде молочных) и их передвижение. Благодаря NFT-маркировке конечный потребитель может отследить весь путь поставки – от производства, попадания в распределительные центры до магазинного прилавка. В начале прошлого года эксперты прогнозировали, что NFT станут чуть ли не главным ключом к обеспечению прозрачности для потребителей и облегчению принятия ими наилучшего решения при покупке товаров.

Актив не в безопасности

В то же время сказать, что NFT всегда сопровождал лишь оптимистично-позитивный флер, нельзя. Как и любые другие только появившиеся монетизируемые технологии, эта, особенно в период с 2020-го по конец 2022 года, изобиловала скам-проектами и мошенническими схемами. Так, в середине 2021-го американские СМИ писали о том, как мошенники покупали собственные NFT-активы, тем самым поднимая их рыночную стоимость. Компания ChainAnalysis считает, что подобная «фиктивная торговля» – один из доминирующих в индустрии механизмов по незаконному получению прибыли, а также отмыванию денег. Впрочем, подобная схема была популярна на Уолл-стрит еще 100 лет назад, просто новая сфера оказалась не защищена от схожих манипуляций. Еще бы, ведь блокчейн-технология подразумевает приватность и децентрализацию, поэтому отследить, кто конкретно купил и продал тот или иной актив, невозможно. В отчете ChainAnalysis за 2021 год приводились случаи, когда одни и те же NFT-трейдеры продавали активы себе и обратно не менее 25 раз. Аналитики определили группу из 110 предполагаемых фиктивных трейдеров, которые в течение года получили примерно $8,9 млн прибыли от этой мошеннической практики. Кроме того, в ChainAnalysis выявили факты отмывания денег на рынке NFT. Каждый квартал объем отмывания превышал $1 млн в криптовалютном эквиваленте. «Фальшивая торговля NFT находится в тени от правовой сферы. В то время как фиктивная торговля обычными ценными бумагами и фьючерсами запрещена, фиктивная торговля с использованием NFT еще не стала предметом принудительных мер», – констатировали авторы отчета.

Согласно данным аналитической компании Elliptic, с июля 2021-го по июль 2022 года было украдено почти 5 тыс. NFT на сумму более $50 млн. Самым дорогим из когда-либо похищенных NFT является CryptoPunk #4324 (образчик самой популярной серии с рожицами), который злоумышленники перепродали сразу после кражи за $490 тыс. Чаще всего мошенники используют фишинг: поддельные сайты со ссылками в почтовых рассылках, на форумах и соцсетях. Впрочем, таким способом часто обманывают и обычных людей, правда на физические деньги.

Специалисты компании MINE.Exchange отмечают, что самым слабым звеном в регулировании NFT-рынка и внедрении необходимых норм безопасности является отсутствие единого классификатора. «Многие положения и трактовки имеют множество расхождений, а то и противоречий. Это прежде всего зависит от региона, где хранятся и торгуются цифровые активы. Второй проблемой являются ограниченные полномочия этих юрисдикций. Например, над NFT-проектом работала команда разработчиков из США. Хранение было на маркетплейсе, зарегистрированном, скажем, в Сингапуре, транзакцию совершил покупатель из Индии. Злоумышленники, физически находящиеся в Гренландии, через эксплойт похитили оплату за токен и раскидали ее по нескольким кошелькам через разные криптомиксеры. «В чьей юрисдикции находится уполномоченный орган для расследования этого киберпреступления?» – задаются вопросом в своей статье специалисты MINE.Exchange. И действительно, поскольку NFT не являются ценными бумагами, они не подвластны никаким законам и регулирующим правилам.

Другое применение

В 2021 году совокупный объем рынка NFT достиг $17,6 млрд, что в 200 раз больше, чем годом ранее, однако уже в прошлом году ситуация круто изменилась. По данным Dune Analytics, к осени 2022 года объемы торгов невзаимозаменяемыми токенами уменьшились почти на 100%. Причем обвал произошел в совершенно разных сегментах NFT – от видеоигр до предметов искусства. Объем торгов на крупнейшей NFT-платформе OpenSea, по данным The Block, к сентябрю 2022-го упал с начала года с $3 млрд до $350 млн. Наглядно подтверждает снижение интереса к цифровому активу существенное сокращение числа запросов в Google. Так, по данным Google Trends, за год количество поисковых запросов по слову NFT упало в 8 раз.

Снизилась и стоимость популярных NFT, некогда покупавшихся за миллионы долларов. Весной 2021 года криптобизнесмен Син Эстави приобрел первый твит бывшего СЕО Twitter Джека Дорси за $2,9 млн, а в апреле 2022-го, когда выставил этот NFT на продажу, самым максимальным предложением стали… $10 тыс.

По словам Даурена Турмагамбетова, блокчейн-эксперта международной юридической компании ILFA&A (основана участницей рейтинга Forbes Kazakhstan «30 до 30» Айгерим Берекешевой), медвежий рынок в 2022 году сильно ударил по криптовалютам и нанес огромный ущерб рынку NFT. «NFT здесь оказались самым слабым звеном, поскольку это менее развитое криптонаправление.

Невзаимозаменяемые токены использовали в основном небрежно: все, что делали криптоэнтузиасты – создавали коллекции, перепродавали и на этом зарабатывали. Отдельно следует упомянуть блокчейн Solana, на базе которого выходили многие NFT-коллекции, имевшие ошеломительный успех. После краха биржи FTX, которая аффилирована с Solana, дела у рынка NFT стали еще хуже. Основной токен SOL, который является «топливом» для блокчейна Solana, с $240 в 2021 году упал до $10–15», – отмечает Турмагамбетов.

Вместе с тем, на взгляд специалиста, 2022 год позволил NFT-индустрии очиститься от большинства мошеннических проектов. «Активное применение NFT скамерами, использование технологии не по прямому назначению – все это привело к тому, что пока что индустрия NFT будто бы обо всем и одновременно ни о чем», – говорит он. Турмагамбетов, однако, убежден, что крест на индустрии ставить рано и у нее есть все шансы развиваться дальше. Например, сегодня активно развивается направление геймификации, куда NFT очень просто интегрируются.

С предыдущим экспертом согласен еще один участник нашего рейтинга «30 до 30» Расул Абдуллаев, который последние несколько лет на локальном уровне занимается развитием NFT-направления. «В самом начале, когда мы слышали о многомиллионных сделках по покупке NFT, было понятно, что это пузырь. Но хайп стремительно исчез, как в целом ушла эпоха NFT-коллекций. Но за ней следует другой этап – разработка практических приложений, которые используют технологии невзаимозаменяемых токенов. К примеру, в процессе идентификации юзера, подтверждения наличия тех или иных сертификатов и лицензий, пропуска на мероприятия и так далее. В итоге NFT станет инструментом, а не активом», – полагает собеседник. Абдуллаев подчеркивает: не стоит забывать, что Meta (в прошлом – Facebook), а также многие мировые техногиганты направляют большие суммы на метавселенные. «В 2023 году рынок метавселенных может достигнуть $10 трлн, а ключевым активом внутри метавселенных будет NFT. Сейчас то самое время, когда нужно активно заниматься строительством блокчейн-инфраструктуры для NFT», – оптимистичен он.

Говоря об индустрии NFT в Казахстане, специалист называет цифру как минимум в 500 активных игроков на этом рынке. «Отсюда тоже выпускались коллекции на OpenSea, кто-то делал NFT, работая на аутсорс. Пока что местное комьюнити очень маленькое, какой-то грандиозный продукт мы не создали и на мировом рынке никак не представлены. Да, международная модель Айя Шалкар, к примеру, выпускала NFT-коллекцию. Но важно понимать, что сфера невзаимозаменяемых токенов плотно держится на комьюнити. Взять США или Японию – все крупные сделки происходили там, за счет энтузиазма местного криптосообщества. Наши ребята пока что не интегрированы в международную тусовку», – разводит руками Абдуллаев.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте