Как изменения в регулировании ставок по депозитам скажутся на вкладах казахстанцев?

Что будет с депозитами в тенге? Сегодня это большой вопрос

тенге купюры монеты
Фото: © Depositphotos.com/Andrey_F

Казахстанский фонд гарантирования депозитов (КФГД) в целях укрепления банковского сектора с января 2024 года перешел к гибкому регулированию ставок депозитов для населения. Существует практика, когда нуждающиеся в средствах банки, не имеющие доступа к альтернативным источникам фондирования, завышают вознаграждение по депозитам для привлечения ликвидности. Нацбанк и КФГД всегда опасались, что менее финансово грамотные вкладчики в погоне за высокой доходностью понесут свои сбережения в такие БВУ, что приведет к перетоку средств физлиц из стабильных банков в менее устойчивые. Чтобы не накапливать системные риски, КФГД ежемесячно устанавливал предельные ставки по депозитам на дифференцированной основе в зависимости от вида, срока и валюты депозита. Предельные ставки носили рекомендательный характер, но дисциплинировали рынок. Банки самостоятельно принимали решения о размерах вознаграждения по депозитам в зависимости от внутренней депозитной политики, но с оглядкой на мнение КФГД: ведь превышение рекомендованной ставки оборачивалось повышенным взносом в КФГД.

Данный механизм ограничивал агрессивную депозитную политику, однако создавал ряд проблем. Рынок депозитов населения стал сбалансированным, но «мертвым». Снизилась ценовая конкуренция. Банки не могли конкурировать по ставке внутри категорий депозитов, потому что их ставки упирались в предельную ставку КФГД. Конкуренция развивалась по неценовым параметрам вклада: гибкости продукта (возможности снятия и пополнения депозитов) и различных транзакционных удобств. Неценовая конкуренция искажала процентные риски БВУ и несла угрозу банковской системе. К тому же сложный механизм регулирования ставок привел к концентрации депозитов в отдельных банках и их доминированию в определенных сегментах депозитного рынка.

Ситуация вынудила КФГД, Нацбанк и БВУ перейти от директивного к эластичному регулированию доходности депозитов. Реформа определила, что, как и прежде, банки самостоятельно устанавливают вознаграждение по депозитам. А вот предельные ставки работают теперь для наиболее склонных к проведению агрессивной депозитной политики банков. И в отличие от прошлых лет процентный риск и плата за него увязаны с рыночными ставками. Теперь взнос за системный риск выплачивается в зависимости от спреда между ставкой банка и средневзвешенной рыночной ставкой. Чем больше отклонение ставки банка от средневзвешенной рыночной ставки, тем больше плата в КФГД за системные последствия. Но если ставка банка ниже среднерыночной, по взносам начисляется дисконт.

Экономический смысл плавающей шкалы взносов — заставить банки, привлекающие депозиты дороже рынка, платить в КФГД вместо БВУ, привлекающих ликвидность ниже ставок рынка. По мнению КФГД, такая пропорциональная плата за системный риск позволит ограничить агрессивную депозитную политику БВУ без директивных вмешательств КФГД и Нацбанка.

undefined

Изменения не оказали революционного воздействия на депозитный рынок. Банки продолжают идти в фарватере величины инфляции и базовой ставки. В январе–феврале 2024-го Нацбанк понижал базовую ставку вслед за снижением инфляции, и БВУ приводили вознаграждения по депозитам в соответствие с реалиями рынка. Правда, делали они это чуть более энергично, чем ранее. В феврале и марте по несрочным депозитам (их доля в портфеле банков составляет 64 %) максимальная ставка снизилась с 15,3 до 14,8 %, а минимальная — с 14,3 до 13,6 %. Несрочные депозиты привлекают 16 из 19 банков — участников системы гарантирования депозитов. Лидеры по объему привлечения несрочных депозитов снижали ставку вместе с рынком. Из них максимум в 14,8 % предлагал Halyk Bank, 14,3 % — Банк ЦентрКредит и 14 % — Kaspi.kz.

Аналогичная ситуация сложилась со снижением ставок по сберегательным депозитам. Большинство БВУ снизили ставки. В апреле Нацбанк взял паузу по снижению базовой ставки и затормозил раунд уменьшения вознаграждений по вкладам. КФГД констатировал в апреле незначительное изменение ставок вознаграждений: четыре банка пересмотрели ставки по сберегательным депозитам, еще два — по несрочным депозитам. По несрочным депозитам подняли ставку Home Credit, с 14,5 до 15,0 %, и Bank RBK, с 14,2 до 14,3 %. По итогам апреля Банк Хоум Кредит предлагал здесь максимальное вознаграждение. Остальные 14 банков не пересматривали ставки вознаграждения по несрочным депозитам.

При этом размах выборки по ставкам банков (разница между максимальной и минимальной) составил 1,4 процентных пункта за исключением ставок АО «Шинхан Банк Казахстана» и АО ДБ «Банка Китая в Казахстане», которые привлекают депозиты по крайне низким ставкам (8,8 и 5,7 % соответственно). Данные банки фондируются в основном за счет вкладов юридических лиц. В целом по несрочным депозитам спред между максимальными и минимальными ставками сократился с январских 9,6 п. п. до 1,4 п. п. в апреле, что говорит об усилении конкуренции за деньги вкладчиков. Разброс ставок банков значительно приближен к значению базовой ставки в 14,75 %, что свидетельствует о потребности БВУ в дополнительном капитале.

Размер имеет значение

Депозиты являются основным поставщиком ликвидности БВУ. Несмотря на снижение удельного веса вкладов в структуре фондирования, в абсолютном выражении размер вкладов увеличивается. Депозиты остаются незаменимым маркетинговым инструментом привлечения клиента в банк. Клиент готов «попробовать» депозитный продукт «чужого» БВУ, если видит для себя его явную привлекательность и в первую очередь если речь идет о более высокой ставке доходности по депозиту. Как показывает практика, несмотря на развитие фондового рынка, депозиты все еще воспринимаются населением основным источником сбережений.

Снижение банками размера вознаграждения в начале года не привело к оттоку денег граждан. Совокупные депозиты населения на начало марта 2024-го выросли на 20,6 %, до 20,1 трлн тенге. Аналитики КФГД отмечают, что банкам удалось обеспечить привлекательность депозитных продуктов в тенге за счет повышения их доходности, перекрывающей валютные риски. К примеру, за 2022 год курс тенге снизился на 7 %, а по итогам 2023 года, несмотря на колебания в сентябре и октябре, укрепился на 2 %. При этом средняя доходность по депозитам в тенге в 2022–2023 годах варьировалась в пределах 14 %, что в разы превышает доходность, зафиксированную населением от валютной переоценки за рассматриваемый период. В то же время не всегда можно выиграть от колебаний курса валюты — зачастую люди покупают ее на пике, а продавать приходится уже на спаде. В результате, констатируют в КФГД, на сегодняшний день депозиты в тенге являются самым востребованным финансовым инструментом у населения: прирост розничных тенговых депозитов в 2023 году составил 33,7 % — максимальное значение с 2016 года, а их доля на конец года достигла 73 %.

Другое дело — в какие продукты банки направляют полученную от депозитов ликвидность. И здесь у них мало вариантов. Короткие депозиты можно использовать как источник короткого кредитования населения и предпринимателей, операций на денежном рынке, покупку среднесрочных ГЦБ. Но если операции с финансовыми инструментами дают банкам меньший риск, то кредитование, даже несмотря на высокую маржинальность, несет повышенные риски, которые брать на себя в расширенном объеме многие банки не хотят или не могут. Поэтому БВУ, не заинтересованные в расширении кредитования, могут предлагать депозитные ставки ниже, чем по рынку.

undefined

Исследования КФГД отмечают, что размеры ставок вознаграждения по депозитам банков не являются определяющим фактором для граждан при выборе депозитного продукта. Население «руководствуется такими характеристиками, как стабильность и надежность банка, удобство и качество предоставляемых банком услуг, развитие мобильных приложений и внедрение современных технологий в продуктовую линейку». Статистика Нацбанка показывает, что тройка крупнейших по активам БВУ концентрирует 72 % вкладов населения (без учета депозитов Отбасы банка). За календарный год (февраль 2023-го — февраль 2024-го) доля топ-3 немного снизилась благодаря появлению четвертого банка-единорога. Евразийский банк показал на начало марта 2024-го объем депозитов населения в сумме 1 трлн тенге против 806 млрд тенге годом ранее.

Исходя из информации, что потенциальные депозиторы уделяют пристальное внимание имиджу банка, можно ожидать дальнейший приток денег на депозиты крупных БВУ даже при их меньшем, чем по рынку, вознаграждении. Мало того, маркетинг таких банков оказывает прямое влияние на ценообразование депозитных ставок остальных БВУ. Ведь, согласно логике изменений, любому банку нужно соблюдать определенный спред между собственными и рыночными ставками, чтобы не платить повышенную премию за свой риск. Более мелким банкам придется ориентироваться на ставки крупных БВУ. При этом последние находятся в привилегированном положении благодаря своему размеру. Их стоимость фондирования за счет выпуска облигаций всегда ниже, чем у средних и мелких коллег по цеху. Так же как стоимость привлечения денег на межбанковском рынке. Плюс крупные БВУ имеют больше возможностей расширять непроцентный доход за счет развития маркетплейсов и платежных сервисов. Стоимость привлечения клиента у крупных банков меньше, чем у средних и мелких.

С этой точки зрения итоги 2024 года на депозитном рынке могут оказаться весьма интересными. Развитие банковского сектора показывает, что крупным банкам не хватает места в стране для расширения позиций. Фактически у них есть два пути: экспансия на другие рынки и передел отечественного за счет менее капитализированных БВУ. Что касается резкого взвинчивания ставок со стороны банков из второго десятка, то это маловероятный сценарий. Примеров агрессивной политики на депозитном рынке давно уже нет, рынок очистился от банков-хулиганов. К слову, КФГД рекомендует вкладчикам осознанно и взвешенно подходить к выбору банка, руководствуясь не только ставками, указанными в рекламе, но и оценивая другие факторы: величину кредитного рейтинга, финансовые данные и качество упоминания о банке в новостях. Поэтому на депозитном рынке вполне ожидаемы маркетинговая активность БВУ и рост затрат на имиджевые кампании и проекты.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте